Промышленность
Волгоградская область
7 декабря 2017, 22:48 0
Редакция «ФедералПресс» / Ярослав Малых

«Зубами буду держать». Охота за волгоградским «Красным Октябрем» поднялась на новый уровень

Разыскиваемый хозяин меткомбината подал на банкротство предприятия первым, чтобы лишить этой возможности других
Валерий Явецкий (на переднем плане) и Игорь Сизов

Конфликт вокруг волгоградского сталелитейного гиганта вступил в новую стадию. Вмешательство в ситуацию предпринимают федеральные структуры. По информации «ФедералПресс», завтра в аппарате правительства РФ состоится специальное совещание с участием силовиков, представителей госорганов и эмиссаров собственника, который, напомним, находится в международном розыске. Будет ли банкротство комбината, что мешает ему установить газоочистку, почему «Красный» увольняет людей, как объявленный в международный розыск владелец предприятия оценивает критику со стороны бывшего директора и почему уверен, что добьется своего в суде – в материале «ФедералПресс».

Оранжевое небо

Сегодня Центральный районный суд Волгограда отказал металлургическому комбинату «Красный Октябрь» (ВМК) в снятии ареста с его акций, а также с имущества электросталеплавильного цеха (ЭСПЦ) № 2. Этот арест был наложен в рамках расследования уголовного дела против владельца комбината Дмитрия Герасименко, обвиняемого, по последним имеющимся сведениям «ФедералПресс», сразу по 4 статьям УК РФ. 1 декабря он в очередной раз заочно стал обвиняемым – как ранее писала редакция, узнав о преследовании, уехал на Кипр, чтобы, по его словам, полноценно защищаться.

Как пояснили на ВМК, на комбинате арестовано абсолютно все – транспорт, здания, включая даже небольшой храм, созданный на территории завода в память о погибших в годы Сталинградской битвы. Гендиректор ВМК Игорь Сизов пояснил «ФедералПресс», что комбинат настаивает в первую очередь на снятии ареста именно с ЭСПЦ-2. По его словам, противодействие в этом вопросе доказывает, что власти и правоохранители заботятся не о законности, а о том, чтобы «добить» производство.

«Цех не имеет смысла отдельно. Герасименко не увезет его с собой за границу, что за глупость», – негодует Сизов. Без снятия ареста с цеха, объясняет Сизов, комбинат не может выполнить ключевое формальное требование, которое к нему предъявляют власти. В преддверии чемпионата мира по футболу 2018 года ВМК обязан избавиться от негативного воздействия на окружающую среду, особенно очевидного. Именно печь в ЭСПЦ-2 регулярно выбрасывает в атмосферу столбы оранжевого дыма, к которым большинство волгоградцев, пожалуй, привыкли, а вот иностранных гостей, конечно, могут напугать. При этом ВМК давно закупил необходимое оборудование газоочистки, но установить его не может. «Вести капитальные работы на арестованном имуществе это уголовно наказуемое деяние, – напоминает Игорь Сизов. – То есть от меня требуют, чтобы я сделал газоочистку, но не дают такой возможности». Кроме того, на процесс переоборудования цеха, монтажа и наладки оборудования нужно около 1,5 млрд рублей.

Недавно стало известно, что «Альфабанк» рассматривает вопрос кредитования ВМК, несмотря на то, что именно этот банк сравнительно недавно инциировал против комбината процедуру банкротства, под задачу монтажа газоочистки – это подтвердил и высокопоставленный источник в региональной власти, кроме того, в распоряжении «ФедералПресс» есть копия письма, в котором официальные структуры банка подтверждают такую возможность, Но с оговоркой – для обеспечения кредита нужна залоговая масса, например, само здание цеха.

Владелец ВМК Дмитрий Герасименко уверен, что у тех, кто, по его заверению, устроил «рейдерскую атаку» на предприятие, есть четкий план по окончательному выводу ВМК из строя как производственной единицы. И поводом остановить производство, считает Герасименко, а значит лишить комбинат средств, заставить задолжать сотрудникам и затем возбудить еще несколько уголовных дел, станет именно ЧМ-2018.

«Сразу после выборов президента нашей страны 18 марта, этот процесс будет запущен, – какой-нибудь условный Потребнадзор тихо-тихо выпустит очередную бумагу и судья в районном суде, который привык решать вопросы по взысканию алиментов, остановит крупнейший завод по спецсталям в Европе», – пророчит беглый бизнесмен.

63c79508b7c0043725dd2d759b44d0a8.jpg

Стальной тупик

Напомним, пока Герасименко обвиняется в целой группе действий, которые он, по версии ГСУ МВД по Волгоградской области, совершил в Волгограде. Однако, первоначально дело против металлургического магната было открыто в Москве по обвинению в хищении кредита ВТБ на 65 млн долларов. По версии следствия, 65 млн долларов, выданные ВТБ в качестве кредита ЗАО «Волгоградский металлургический завод «Красный Октябрь» (ВМЗ), были похищены неизвестными между мартом 2007 и маем 2009 «путем перечисления на счета других юрлиц».

По открытым данным, Герасименко едва ли физически мог совершить это преступление – в названный период он не имел никакого отношения к волгоградской металлургии и вообще почти не бывал в России (жил на Украине, был ее гражданином). На ВМЗ Герасименко появился в октябре 2011 в должности исполнительного директора завода, который уже находился в состоянии банкротства. В 2013 году благодаря кредиту «Альфабанка» в 56 млн евро структуры Герасименко приобрели с торгов часть имущества ВМЗ, которые перевели в новое юрлцио – ВМК. Комбинат, впрочем, по уверению Герасименко, создавал не он, а подставные структуры, принадлежащие Олегу Сиенко, на тот момент возглавлявшему госкорпорацию «Уралвагонзавод». Во время расследования волгоградские следователи прибавили к московскому еще несколько эпизодов. Так, по их мнению, Герасименко создавал преступные группы из конкурсных управляющих ВМЗ и множества других лиц, большинство из которых не установлены, с целью различным образом получить по заниженной цене или вовсе похитить различное имущество банкротного ВМЗ и его дочерних структур.

Напомним, чуть больше месяца назад Герасименко, хранивший молчание с момента выдвижения против него обвинений, провел нашумевшую пресс-конференцию. На ней подследственный отверг вообще все претензии, причем заявил, что доказательства его невиновности есть не только у его адвокатов, но и у самого следствия. При этом Герасименко также пояснил, что не просто считает уголовное преследование против него полностью сфабрикованным, но и назвал тех, кто, по его мнению, персонально стоит за «рейдерской атакой» на ВМК. Таковыми подследственный Герасименко считает Олега Сиенко, который, якобы, требовал от него «переписать акции». В последнее время, опять-таки, со слов Герасименко, координирует «атаку» лично губернатор Андрей Бочаров. Региональные власти официально эти заявления подследственного пока не комментировали, если не считать заявления Андрея Бочарова во время посещения одного из промпредприятий региона, в котором он сообщил, что «к сожалению, есть еще такие собственники, которые неправильно выстраивают работу и прикрываются коллективом». Таких несознательных, по заверению главы региона, «скоро не останется». Впрочем, фамилий он не называл. Зато ситуацию подогрел бывший гендиректор ВМЗ и ВМК Валерий Явецкий, который дал пространное интервью с резкими разоблачительными заявлениями в адрес бывшего работодателя с одновременными реверансами в адрес властей и лично Бочарова. В частности Явецкий, заявил, что он понял, что предприятие нужно спасать, для чего «необходимо вернуть под российскую юрисдикцию».

«Я вижу, как губернатор относится к промышленному комплексу Волгоградской области. У нас перед глазами то, как исправилась ситуация с алюминиевым заводом – фактически перезапустили производство, набирают сотрудников, какие перспективы появились по развитию площадки «Химпрома», – заявил Явецкий. «Надежда на самом деле только на губернатора», – добавил он.

Дмитрий Герасименко пояснил, что «не смог дочитать до конца», потому что уверен – «этот текст писали на Ленина, 9 (проспект, адрес администрации Волгоградской области, – прим. «ФедералПресс»). Герасименко также объяснил, что Явецкий не был полноценным менеджером производства, а был использован как человек, у которого «довольно неплохо подвешен язык» для того, чтобы налаживать контакты с органами власти. До определенного момента он неплохо с этим справлялся, по мнению Герасименко, однако после расставания у комбината есть к бывшему директору претензии. Сейчас в суде ВМК пытается оспорить многомиллионные премии, которые получал себе Явецкий.

Основных претензий к Герасименко и его активу, помимо тех, в которых разбирается следствие, две. В вину ему ставят, что ВМК проводит «налоговое бегство» в Челябинскую область, где Герасименко также владеет металлургическим активом (прежде также проблемным) «Златоустовский металлургический завод». Кроме того, оппоненты культивируют представление, что Герасименко лишь «выдавливал соки» из старого оборудования, а не развивал производство. Это не так. По данным комбината за три года только в новое оборудование инвестировано больше 50 млн евро, не считая ремонтов. Металлурги утверждают, что значительно повысили производительность труда благодаря новому оборудованию. Даже сейчас, как сообщили на комбинате, монтируется новое оборудование итальянской компании Danielle стоимостью около 10 млн евро. Косвенно эти заявления подтверждают рыночные данные – в 2015-16 годах ВМК повышал свою долю на рынках сложной продукции – нержавеющих сталей и спецсталей.

Известный отраслевой эксперт Леонид Хазанов говорит, что ему неизвестен объем инвестиций, но они были системными и значительными. «С 2013 года на «Красном Октябре» реализуется масштабная инвестиционная программа по модернизации технологических мощностей и повышению их эффективности. В ее рамках проводится установка и запуск нового оборудования, например, в июле этого года в отделочном производстве были запущены две отжиговые печи. В начале буквально нынешнего месяца стартовали работы по установке двух линий обдирки круглого металлопроката. Помимо мероприятий по модернизации, «Красный Октябрь» продолжал расширять сортамент продукции, в частности, в 2017 году освоил выпуск кованых прутков большого диаметра из нержавеющих сталей, – свидетельствует Хазанов. – За последние годы предприятие не только существенно обновило оборудование, но и укрепило позиции на российском рынке нержавеющих и специальных сталей».

7d5bc061bf477003530e46e02fb160f1.jpg

Кто кого перебанкротит?

Почти одновременно в отношении комбината подано сразу два иска о призвании его банкротом – от налоговой инспекции, которая считает, что комбинат получил необоснованное обогащение в полмиллиарда рублей и должен эту сумму срочно заплатить, а второй от швейцарской компании Red October SA, которая и владеет ВМК. Единственным акционером Red October является Герасименко. Он пояснил свои действия так: «Мы знали, что налоговая подаст и опередили их. Нужно, как говорится, отфиксировать убыток».

Дело в том, что налоговая уже предъявила к взысканию с комбината больше 500 млн рублей, в том числе 460 млн – штраф за тот самый кредит «Альфабанка» 2013 года, за который, по уверению Герасименко, он и создал комбинат. «Я выплатил его досрочно, вместе с процентами, да еще и в двукратном размере из-за изменения курсов валют, а мне предъявляют, что в кредите не было коммерческой целесообразности и часть налогового возмещения, которую мы официально подавали в каждой декларации, будто это какие-то сверхдоходы. Просто бред», – считает Герасименко. Он добавил, что сейчас его команда считает единственным способом не допустить ареста последних расчетных счетов именно переход в состояние наблюдения. «Если налоговая это предъявит, то мы не сможем ничего делать и даже людям перед Новым годом зарплату заплатить. Похоже, это специально делается», – подчеркнул Игорь Сизов. Добавим, что до заявления швейцарской компании о банкротстве, ВМК подал в Арбитражный суд Волгограда заявление о введении обеспечительных мер в виде отсрочки взыскания, но оба раза получил отказ.

Опрошенные юристы в оценке таких действий разошлись. Так, адвокат DS Law Денис Зайцев отмечает: «Оспаривание решения по налоговой никак не влияет на возможность ФНС банкротить должника по налогам. Если решение принято территориальной инспекцией и требование выставлено – недоимка есть и является законным требованием пока судом не принято решения об обратном».

А вот партнер юридического бюро «Падва и Эпштейн» Павел Герасимов поясняет: «Если наблюдение будет введено, то налоговая, действительно, не сможет списывать задолженность, подлежащую включению в реестр, как текущую. Далее все зависит от расклада реестра требований кредиторов, т.к. наблюдение вводится на семь месяцев с даты поступления заявления о банкротстве в суд. После надо либо переходить в процедуру конкурсного производства и продажу имущества или прекращать процедуру банкротства. За время процедуры наблюдения дело о признании недействительным решения о доначислении вряд ли будет рассмотрено. Конечно, суд может и приостановить производство по делу о банкротстве в стадии наблюдения до рассмотрения требований налогового органа, но может и отказать в этом. Не исключено, что введение процедуры – это еще и механизм защиты от потенциальных исков прежнего владельца имущества (некоторые сделки по приобретению оборудования ВМК пытаются оспорить в рамках банкротства ВМЗ, – прим. «ФедералПресс»)».

40ca6d3627ee033093a51f13c9010024.jpg 

Москва рассудит?

Сейчас конфликтная ситуация дошла, как признаются с обеих сторон, до апогея. Собственно в нее уже вновь вмешиваются федеральные власти. Завтра в Москве состоится совещание под председательством зампреда правительства РФ Дмитрия Рогозина «по вопросу восстановления производственных мощностей и установления государственного контроля над АО «ВМЗ «Красный Октябрь». Участие в нем примет губернатор Андрей Бочаров, представители Росимущества, Росатома, Роскосмоса, а также всех силовых ведомств.

«По моим сведениям, формулировка проблемы чуть-чуть иная, – говорит один из самых последовательных и жестких оппонентов Дмитрия Герасименко Сергей Дорохов, возглавляющий общественное объединение ВГО «НАРОД – Красный Октябрь». «Ставится вопрос о контроле над предприятием с целью выполнения оборонных и государственных заказов. Предприятие слишком много работает на экспорт. Это ненормально. Предприятие должно вписываться в экономику страны, города, региона. Для этого нужен контроль», – рассуждает Дорохов. Он считает, что возможно «частичное или полное отчуждение акций, возможно через комитет кредиторов ВМЗ».

Дмитрий Герасименко в свою очередь уверен, что у него предприятие «никто не отберет». «Зубами буду держать. Мы получили консультации научно-исследовательские институтов, у нас хорошие команды адвокатов, у нас есть факты. И на завтрашнюю встречу наши люди едут не с газетными вырезками, а с фактами», – заверил беглый владелец комбината.

«ФедералПресс» будет следить за развитием ситуации.

Присоединяйтесь к нам
Подписывайтесь на Email рассылку
Версия для печати
Loading...
Загрузка...
Комментарии читателей
0
comments powered by HyperComments
Push 1