горячие темы Смотреть Скрыть
Политика
Москва
18 мая 2018, 19:19 0
Редакция «ФедералПресс» / Дмитрий Алексеев, Екатерина Лазарева

Смыслы недели: мост гордости и зависти, новая конфигурация команды Медведева и отказ Меня от «крыши» Мутко

Экспертиза знаковых событий недели с Дмитрием Орловым, Андреем Колядиным, Борисом Надеждиным, Дмитрием Журавлевым, Михаилом Виноградовым, Борисом Макаренко и Игорем Минтусовым

Уходящая неделя запомнится надолго, а произошедшие за минувшие пять дней события еще долго будут обсуждаться в обществе и анализироваться политологами и СМИ. Причем не только российскими. Может быть, даже не столько российскими: открытие движения по Крымскому мосту вызвало ярость и зависть на Западе и на соседней Украине, а уж сколько и кем только не обсуждался новый состав правительства России! Все точки над i расставлены. Позволим все же себе еще раз проанализировать самые знаковые события недели вместе с ведущими политологами Дмитрием Орловым, Андреем Колядиным, Борисом Надеждиным, Дмитрием Журавлевым, Михаилом Виноградовым и Игорем Минтусовым, Борисом Макаркиным.

Он сказал: «Поехали!»

Президент Владимир Путин лично дал обещание соединить берега Кубани и Крыма. И это обещание было выполнено. Всего за два года, и раньше срока. Сегодня по Крымскому мосту уже вовсю ездят автомобилисты: кто на отдых, кто в гости к родственникам по ту сторону Керченского пролива, кто просто так – чтобы полюбоваться этим восьмым чудом света. А ведь еще три года назад крымчане и кубанцы только мечтали о таком мосте. 15 мая президент Владимир Путин лично сел за руль КамАЗа. Слова первого космонавта Юрия Гагарина прозвучали во второй раз: «Поехали!». Примерно 16 минут понадобилось Путину и следовавшей за его грузовиком колонной строительной техники, чтобы преодолеть 19-километровое грандиозное сооружение. Сразу после открытия Крымского моста западные и украинские политики начали наперебой раздавать язвительные комментарии, угрожать подрывом моста и т.п. Может ли Крымский мост стать связующим звеном в цепочке Россия-Запад? Может ли Запад, наконец, признать, что Крым – территория России, и у нашей страны самые серьезные намерения по развитию этого региона, а санкции только мешают этому, и их пора отменить?

58bb26b73265f3919689292013266ca3.jpg  

Комментирует президент Европейской ассоциации политических консультантов Игорь Минтусов:

«Россия отказываться от Крыма никогда не будет. И Запад в обозримом будущем признавать Крым также не будет. Все события, связанные с Путиным: мост открыл, рыбу ловил в Севастополе на отдыхе – это все для рассуждений профессиональных обывателей. Главное, что от санкций по поводу Крыма никто отказываться не собирается. Это вопрос принципиальный для Запада. А для России это – стратегическое приобретение, если говорить в терминах бизнеса. Лично я пока не вижу в этой теме никакого продвижения вперед. Чисто теоретически можно рассуждать и мечтать, что, если история с Восточной Украиной закончится, когда Россия перестанет так или иначе воздействовать или оказывать помощь, и киевская федеральная власть восстановит свое влияние, тогда, возможно, это каким-то образом повлияет на крымскую ситуацию».

9b7de71fa0433270e99c57ca5d258a6a.png  

Комментирует политтехнолог и государственный деятель Андрей Колядин:

«Я считаю, что санкции – это продолжение старых торговых войн. Россию они преследуют уже давно. Даже при Иване Грозном санкции были на медь и бронзу. И контрсанкции тоже были в те времена. Специалисты говорят, что более половины государств, существующих на Земле, пострадали от санкций США. Просто Америка так выстраивает некие преимущества для своей экономики и торговли. Даже если сказать, что завтра мы отдадим Крым и мост, и все наладится, то я скажу: нет, это не наладится.

Надо понимать, что Россия начинает приобретать определенный вес на самых разных территориях мира, и это вряд ли может нравиться Западу. И пока мы будем производить востребованную в других регионах мира продукцию, проводя свою геополитику, мы будем «мешать» США быть определенным центром принятия решений.

Не стоит заморачиваться. Россия, в отличие от Ирана, где, кроме нефти, нет ничего, может достаточно долгое время существовать в полной изоляции. Но никто нас в полной изоляции не оставит. И не только потому, что это опасно для мира, так как любые изолированные страны начинают представлять потенциальную угрозу (а нынешние войны с участием атомных государств будут печальны для всей Земли). Когда я слышу от людей: «тьфу, Россия – это же всего лишь сырье», – то сразу говорю, что любое высокотехнологичное производство без сырья не может существовать».

Кабмин по-новому

В начале этой недели премьер-министр России Дмитрий Медведев представил президенту новую структуру правительства. Каких-то кардинальных изменений не произошло. В прежнем виде не будет теперь лишь Минобрнауки: оно разделено на Министерство просвещения и Министерство науки и высшего образования. Расширяются полномочия Минкомсвязи: теперь это Министерство цифрового развития, связи и массовых коммуникаций. Из-под крыла Минэкономразвития уходят торговые представительства за рубежом: теперь их будет курировать Минпромторг (по замыслу Медведева, это позитивно скажется на поддержке экспорта промышленных предприятий и технологического экспорта за границей). Кроме того, в структуре правительства появилась должность первого вице-премьера – министра финансов и плюсом к ней девять постов вице-премьеров.

c75a118db90702ae9ce19682c3bf4d48.png  

Комментирует генеральный директор Института региональных проблем Дмитрий Журавлев:

«Все новое – это хорошо забытое старое. Подобная схема уже была раньше.

Отдельно министерство образования и отдельно министерство высшего образования. Правда, наука была разделена между двумя другими ведомствами – Госкомнауки и Академией наук. Первое занималось военно-технической наукой, второе – базовыми вещами: физикой, химией и т. д. Это было связано в том числе с механизмом финансирования. Непонятно, как новое разделенное министерство будут соотноситься с ведомством по управлению Академией наук. Это очень интересно, так как это отвечает на вопрос о финансировании.

Что касается образования высшего и среднего. Опасность разрыва связи не существует, по очень простой причине: этой связи никогда и не было. Средняя школа учит людей уровню культуры: чтобы читать и писать умели и на глобусе Австралию могли найти. Советская средняя школа стремилась готовить, прежде всего, инженеров. Современная школа готовит абитуриентов, причем по любой специальности. Она и без того сильно завязана на вузы, так как у нее задача, чтобы дети поступили в вуз. С другой же стороны, программы средней школы и вузов очень мало связаны по сути, так как вузу абитуриент нужен как объект денег, а не объект знаний. Поэтому здесь мы ничего не потеряем. Здесь, скорее, вопрос о связи рынка труда и высшего образования.

Важен вопрос структуры финансирования. Мы собственно чего ждем? Можно все вузы сделать бюджетными и взвалить эту задачу на бюджет: мол, все налоги платим. А можно все вузы сделать коммерческими. И за счет государства давать льготы. Например, в США формально вузы все коммерческие, но, если вы служили в армии, то можете получить образование бесплатно. Но тут надо понять, что является предметом коммерциализации – абитуриент или выпускник? Кто-то ведь должен платить вузу за выпускника, или так и будем платить вузу за абитуриента?

Что касается расширения функций Минкомсвязи, то оно вполне осмысленно и важно, только для ситуации, если будет реальное расширение бюджета. Если расширение функций этого министерства не делается под то, что под него пойдут ресурсы, это не приведет ни к чему».

Хозяева министерских портфелей

Полный персональный состав нового кабинета министров премьер Дмитрий Медведев озвучил президенту Владимиру Путину 18 мая. Это произошло в резиденции главы государства в Сочи. Сенсационным список тех, кто получил президентские портфели, не стал. Но некоторые сюрпризы все-таки были. Например, назначение министром сельского хозяйства сына экс-директора ФСБ Дмитрия Патрушева, который до этого дня возглавлял Россельхозбанк. На повышение пошли и три губернатора – Владимир Якушев, Дмитрий Кобылкин и Александр Козлов. Любопытно, что в новом составе правительства не оказалось Михаила Меня – эксперты считали, что его позиции крепки. Впрочем, наши политологи нашли объяснение и этому факту – во всем виноват Мутко.

a2596c1c89827bb450baf70f62688312.jpg  

Комментирует председатель правления Центра политических технологий Борис Макаренко:

«Получается некое сочетание старого и нового. С одной стороны, это соответствует новым задачам, если говорить путинским словом «прорыв». Появляются молодые люди технократического склада, новый министр науки и высшего образования, наверное, здесь же и Патрушев. Голикова вернулась в правительство. Васильева себя ничем не скомпрометировала, и тем более сейчас эпоха, когда от науки зависит так много: здесь и разделение на науку и высшую школу, с одной стороны, и на остальные уровни образования, с другой стороны. Раздражители общественного мнения Мединский и Мутко остались. Силовой блок воспроизвелся практически в полном составе. Без изменений остались фигуры экономического блока (Силуанов, Орешкин). Интересен Якушев со своим большим региональным опытом. Есть обновления людей «с руками» и с опытом. Общее впечатление: те задачи, которые ставились в послании президента и в его указе о стратегических целях развития, и вызвали к жизни весь новый состав правительства».

6ab110541d019597cbe8aeb9d93f43c7.png  

Комментирует глава фонда «Петербургская политика» Михаил Виноградов:

«Я бы не сказал, что состав правительства позволяет определить, будет ли четвертый срок Путина принципиально отличаться от третьего, или все будет примерно как раньше. Из трех пришедших губернаторов двое тяжеловесы. Но все они не являются представителями типичных регионов, а скорее, субъектов, которым завидовали все остальные губернаторы. Символом запущенных кадровых лифтов перестановки они все же не стали, по крайней мере, для политиков и чиновников с несиловыми корнями».

1db344c60e7afe7cebacfdac94eb8f4e.png  

Комментирует политолог Борис Надеждин:

«Меня состав нового правительства совершенно не удивил. Ключевые министры остались на своих местах (Шойгу, Лавров, Орешкин). Остался Силуанов, причем даже с повышением. Это все – ключевые фигуры с точки зрения фундаментальных вещей (финансов, обороны и т. д.). Это, кстати, редкий случай, когда мы сразу после инаугурации Путина узнали верхнюю часть правительства, – это связано политически с тем, что Путин подписал майский указ. Говорю от чистого сердца: этот указ меня порадовал до глубины души. Все то, что я много лет говорил, в том числе с экранов телевизоров, о том, что нужно больше заниматься своими проблемами и меньше влезать в Украину и Сирию, меньше обсуждать и осуждать Трампа, надо просто сделать так, чтобы жизнь в нашей стране была долгой, счастливой и здоровой. Об этом и его указ, который сразу нужно было чем-то подкрепить.

Линейка вице-премьеров, которая отвечает за стратегию, была абсолютно новой. Сменились все вице-премьеры. Голодец, Козак и Мутко теперь тоже занимаются не тем, чем занимались ранее. Ситуация обновления и новых задач. Я знаю Путина, и то, что он не склонен к резким движениям. Он поступает так: если велосипед не сломался, то его и не надо чинить. Куда катится велосипед, определяют вице-премьеры, а сами педали и все шестеренки они едут, и пусть себе едут.

В целом, правительство личностно на 80% сохранилось. Появление Дмитрия Патрушева – это самый «прикол», в том смысле, что все сейчас начнут язвить: типа сын фсбшника и банкир, да как это так, откуда он разбирается в размножении хрюшек. Я не люблю конспирологию, но Пучков перестал быть министром, предположительно, потому, что это отражение некоего противостояния вокруг Путина. Проблемы с позициями Шойгу: была тема, что Шойгу сменят и т.д. И вот теперь Шойгу остался, а Пучков ушел.

По поводу Михаила Меня могу выдвинуть предположение (так как я хорошо и давно знаю Меня), видимо, когда он понял, что его начальником будет Мутко, он решил уйти сам. И я думаю, мы скоро увидим, куда перешел Михаил Мень. Что касается Донского, то это тот случай когда и сказать нечего – ничего особого».

44f5b60ab1a997376732eb0ff101ea60.png  

Комментирует гендиректор Агентства политических и экономических коммуникаций Дмитрий Орлов:

«Общая логика нового состава правительства – это, безусловно, профессионализм. Обновление. Приход разных молодых деятелей. Что касается уральских губернаторов Кобылкина и Якушева, то это люди, которые проявили себя как высокие профессионалы. И потому вполне достойны занять кресла министров».

Фото: kremlin.ru

Сюжет по этой теме
28 ноября 2017, 14:30

Смыслы недели

Добавьте ФедералПресс в мои источники, чтобы быть в курсе новостей дня.
Присоединяйтесь к нам
Версия для печати
Loading...
Комментарии читателей
0
comments powered by HyperComments
Vkontakte 1