горячие темы Смотреть Скрыть
Экономика
Москва
4 марта 2019, 15:25 0
Редакция «ФедералПресс» / Лариса Садыкова

Фермеры на заклание. Из-за страхов агрохолдингов у крестьян уничтожили половину свиней

Многие фермеры не верили, что свиней из их хозяйств забирали из-за инфекции.

Российские производители свинины обеспечили нужды страны и пытаются выйти на внешний рынок. Но пока это невозможно, ведь в хозяйствах регулярно возникают новые вспышки африканской чумы свиней (АЧС). Борьба с ними ведется довольно своеобразно: холдинги просто добиваются уничтожения животных вокруг – в личных подсобных хозяйствах и у фермеров. Это приводит к банкротству и даже самоубийствам владельцев небольших сельхозпредприятий. Подробнее – в материале «ФедералПресс».

За последние десять лет поголовье свиней в личных подсобных хозяйствах (ЛПХ) страны сократилось почти вдвое: с 5,9 до 2,5 миллиона в фермерских хозяйствах и с 775 до 380 тысяч на свиноводческих предприятиях, свидетельствуют данные Минсельхоза РФ. И дело совсем не в том, что эти сельхозпроизводители по доброй воле отказываются от производства свинины. На территории нынешней России выращивание свиней много десятилетий было основным видом животноводства из-за его высокой рентабельности. Свиньи быстро растут и не очень прихотливы в еде, поэтому когда-то почти в каждом сельском дворе выращивали поросят, чтобы обеспечить семью мясом. По данным открытых источников, на ЛПХ еще в 1998 году приходилось 42 % производства отечественной свинины.

В постсоветское время региональные министерства сельского хозяйства стали поддерживать фермерские хозяйства и предпринимателей, которые хотели работать в агропромышленном секторе. Постепенно в регионах стали разрабатывать программы поддержки фермеров, выделялась помощь в виде грантов и т. д. С начала 2000-х и в ЛПХ, и в фермерских хозяйствах численность поголовья свиней менялась незначительно, а с 2009 года в обоих секторах наметился стабильный спад.

В 2007 году на территорию России проник смертельно опасный для животных, но безопасный для людей вирус АЧС. Вирус очень живуч: например, он может жить в почве от 112 до 200 суток (в зависимости от времени года и температуры). Лекарств или прививок от него нет, единственный выход – уничтожить не только всех заболевших особей, но и тех животных, что находятся в радиусе 20 км.

Чтобы не допустить этого, в некоторых регионах власти вводят запреты на выращивание свиней в любых хозяйствах, кроме свинокомплексов, в ряде субъектов принимают решение полностью уничтожить популяцию диких кабанов, которые могут распространить вирус, и т. д.

Но победить вирус АЧС не удается уже двенадцатый год. С 2007 по 2017 год в России зафиксировали 1274 очага АЧС в 53 регионах, а в 2018-м появлялись все новые и новые очаги болезни. В прошлом году только в Калининградской области произошло более 50 вспышек, в том числе насвинокомплексе «Правдинское свинопроизводство» (входит в норвежскую группу Russia Baltic Pork Invest). Там пришлось ликвидировать все поголовье – 128 тыс. свиней (по оценке собственников, ущерб превысил миллиард рублей). В Новгородской области уничтожили 37 тыс. голов – на свинокомплексе компании «Новгородский бекон». На свиноводческом репродукторе ГК «РусАгро» в Белгородской области уничтожено 5 тыс. особей. По словам генерального директора Национального союза свиноводов Юрия Ковалева, в России с 2007 года из-за АЧС в общей сложности сожгли два миллиона свиней (в том числе и из ЛПХ, фермерских хозяйств, свинокомплексов и холдингов, у ИП).

Крупные свинокомплексы и агрохолдинги именно в фермерах и ЛПХ видят главную угрозу для своего поголовья. Однако переносят они этот удар легче, чем фермеры. Так, ГК «РусАгро», на чьих объектах в прошлом году были вспышки и уничтожалось поголовье, удалось не только экономически выстоять, но и войти в число пяти крупнейших производителей свинины в России за 2018 год. Более того, даже с учетом потерь из-за АЧС за годы борьбы с вирусом поголовье крупных свиноводческих предприятий удвоилось: с 10 млн 598 тыс. в 2009 году оно увеличилось до 20 млн 823 тыс. в 2018 году. По данным Национального союза свиноводов, с 2005 года объемы производства свинины в России выросли в семь раз.

А был ли вирус?

По фермерским хозяйствам и ИП борьба с АЧС ударяет больнее. Более того, фермеры уверены, что именно под видом борьбы с вирусом крупные холдинги просто уничтожают конкурентов. Например, в 2014 году фермер из Тверской области Андрей Дойников рассказал, что из-за вспышки болезни у него изъяли 15 здоровых свиней. За них ему полагалась компенсация по 94 рубля за 1 кг мяса, тогда как он рассчитывал продавать мясо по рыночной цене – около 300 рублей за кило. В результате ему просто нечем было выплачивать кредиты. О том же сообщали в СМИ, писали на профессиональных форумах и в соцсетях фермеры из многих регионов: компенсации, которые выплачивает им государство, просто ничтожны, они не покрывают никаких затрат, их не хватает даже на коммунальные платежи. Владельцы ЛПХ Богучарского, Петропавловского и Верхнемамонского районов Воронежской области, как и фермер из Тверской, тоже заявляли, что вспышки АЧС – выдумка. В 2016-м массово изымали свиней, но сколько ни требовали владельцы, им так никто и не показал результатов анализов животных, якобы зараженных вирусом. При этом изъятие свиней совпало со строительством в области нового крупного свинокомплекса. В 2016 году в Крыму тоже стали массово уничтожать свиней в фермерских хозяйствах. Представитель крупнейшего хозяйства Раздольненского района рассказал: им сообщили, будто где-то произошла вспышка АЧС, и вывезли с фермы все 3676 голов свиней. Это хозяйство не просто понесло убытки: оно было крупнейшим в районе работодателем, но из-за изъятия свиней пришлось уволить 100 сотрудников.

Юрий Ковалев уверяет, что такие обвинения беспочвенны. Он говорит, что в ЛПХ и фермерских хозяйствах общая численность поголовья сокращается по вполне объективным причинам: «В личных подсобных хозяйствах очень трудно обеспечить высокий уровень биологической защиты. На это нужны серьезные затраты, и это никак не окупается. Вторая причина – демографическая (все меньше людей хотят заниматься свиноводством). Ну, и третья причина – экономическая, потому что по мере развития промышленного производства себестоимость [производства свинины – авт.] все снижается и снижается». По его словам, конкурировать с большими комплексами маленьким хозяйствам и частникам становится невозможно.

Тем не менее именно о небольших предприятиях Ковалев говорит, что они делают уязвимой всю отрасль. Никто не говорит, что проблему АЧС не надо решать. Только почему-то решают ее в России, уничтожая мелких предпринимателей. Ковалев, впрочем, приводит в пример Испанию – страна боролась с АЧС около 30 лет. Но, по словам эксперта, избавиться от вируса и выйти на международные рынки удалось лишь после того, как свиноводством в Испании стали заниматься только крупные свинокомплексы. После этого испанскую свинину пустили на мировой рынок, и страна стала одним из крупнейших экспортеров в мире.

Так ли защищены крупные комплексы?

Если ЛПХ и фермерские хозяйства не в состоянии защитить своих свиней от вируса, остается вопрос: почему же АЧС продолжает попадать на крупные свинокомплексы, которые, как говорят, имеют высокую степень защиты? Юрий Ковалев объясняет это так называемым человеческим фактором, говорит, что на предприятиях не всегда удается проследить, насколько правильно каждый сотрудник помыл руки, голову и т. д. перед тем, как зайти в помещение, в котором содержатся свиньи.

Президент ассоциации «Ветбезопасность» Лилия Сургучева считает, что раз вспышки по-прежнему фиксируют в комплексах, то это означает, что на самом деле их защищенность, вероятно, не так уж и высока. И чтобы повысить ответственность холдингов, надо пересмотреть санкции. Сейчас в случае вспышек предприятие получает компенсацию от государства за понесенные убытки. Затем со свинокомплекса взыскивают штраф за допущенную инфекцию, но он значительно меньше компенсации, и поэтому такие санкции никого не пугают. «Жестче надо, надо все-таки соизмерять нанесенный ущерб. Ведь у предприятия уничтожили животных, а сколько вокруг еще мероприятий проведено государственными органами и ветслужбой из-за вспышки, которую оно допустило? Вот это все надо заложить в размеры штрафов, и тогда они должны в разы вырасти. Свиноводы должны понимать, что если они что-то делают не так, то им за это придется серьезно ответить», – говорит Лилия Сургучева. Тогда, по ее словам, на свинокомплексах не будет «человеческого фактора», потому что менеджеры перестанут надеяться на лучшее, а будут вынуждены установить наконец-то действительно жесткий контроль.

Фото: pixabay.com

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе новостей дня.
Присоединяйтесь к нам
Версия для печати
Комментарии читателей
0
comments powered by HyperComments
Twitter 1