горячие темы Смотреть Скрыть
Общество
Россия
20 мая 2019, 12:17 0
Редакция «ФедералПресс» / Артем Кабанков\Евгения Омельченко

«Украина сегодня – очаг самой большой международной напряженности»

Сергей Лукьяненко стал одним из главных гостей фестиваля Литература тихоокеанской России-2019
Сергей Лукьяненко стал одним из главных гостей фестиваля Литература тихоокеанской России-2019

Во Владивостоке продолжается фестиваль «Литература тихоокеанской России» или, по-другому, ЛиТР. Сегодня один из его главных гостей – писатель Сергей Лукьяненко – встретился со своими поклонниками в городском Театре молодежи. Фантаст уже не первый раз приезжает в приморскую столицу и каждый раз собирает полный зал. Модератором встречи в этом году стала корреспондент «ФедералПресс» Евгения Омельченко (по совместительству – глава городского клуба любителей фантастики). В интервью с журналистом Лукьяненко порассуждал о политике и нелегком писательском ремесле.

«Читать свои романы после выхода – это как выйти на сцену и начать в носу ковыряться»

Сергей, вы писатель-фантаст. В этом жанре чаще всего рассказывают о вещах довольно далеких от реальной жизни и проблематики...

– Не совсем верно. Даже если ты пишешь про инопланетян – ты все равно рассказываешь про людей, ты опираешься на свой опыт. Фантастика – это всего лишь способ подачи. В этом жанре больше инструментов, можно ярче и красочнее все описать. Но всегда приходится опираться на реальность. В своем последнем романе я, например, исследую тему войны, агрессивности человеческой цивилизации. Вполне себе актуальный вопрос.

Почему заинтересовала именно эта тема?

– Сейчас время такое. Еще не так давно в мире был период, когда напряженность шла на спад, все думали – наступает пора мира. Сейчас мы видим, что это не так, что все продолжается – локальные вспышки агрессии, войны то там, то сям.

Что для писателя первичнее – характер героя или идея, сюжет книги?

– А вот здесь по-разному бывает. Например, роман «Линия грез» родился из одной-единственной сцены. В девяностых у детворы появилась такая своеобразная мода – они на перекрестках подбегали к машинам и протирали лобовые стекла за небольшие деньги. Все жили бедно, и эти школьники тоже хотели что-то себе заработать. Я увидел такую сцену и подумал: а как бы это выглядело в антураже будущего, космических кораблей? Если помните, в начале книги во время такой процедуры главный герой Кей Дач убивает маленькую девочку. Сразу понятно, что это должен быть какой-то очень неприятный тип. Так что я его без зазрения совести убил в самом начале романа. Потом подумал: что ж я сделал, что ж дальше будет? И я его воскресил. В итоге получилась книга о машине бессмертия.

А бывает так, что приходится писать на заданную тему?

– Это неизбежная часть работы. Речь идет, как правило, о сборниках рассказов. Например, издательство готовит небольшой дайджест к Новому году. Просят написать – мол, если будет в сборнике Сергей Лукьяненко, лучше будут читать. А почему нет? Дело не в деньгах, стоит такая работа немного. Или, например, выходило издание, в котором разные фантасты размышляют на тему архитектуры будущего. Мне тоже предложили принять участие в проекте. Мне просто стало интересна сама тема – а действительно, какая она будет, эта самая архитектура? Я дал согласие.

Вы свои романы после выхода читаете?

– Нет, принципиально. Мне это кажется чем-то некрасивым. Это как я бы вышел перед вами на сцену и начал в носу ковыряться. Бывает, мельком просмотрю некоторые моменты, подумаю: здесь я недоработал, можно было лучше раскрыть, а вот здесь хорошо получилось. Но вот чтобы так, от корки до корки читал свои книги – никогда.

Многие ваши произведения экранизированы или ждут экранизации. Каких кинокартин в будущем стоит ждать вашим поклонникам?

– Здесь я бы не загадывал. Во-первых, есть некоторые проекты, о которых я не могу говорить. Это подразумевает заключенный контракт. Например, одна иностранная крупная компания сейчас намерена экранизировать роман «Спектр». У них действительно есть деньги и возможности, но подробностей я не могу разглашать.

Во-вторых, многие проекты просто срываются. Или деньги не нашли, или еще что-то. В свое время планировался, например, мультсериал по «Ночному дозору». Он не был привязан к книгам. Там речь шла о школе для молодых магов – он все-таки на подростков был рассчитан. Сюжет интересный: на Дозоры нападает неизвестная сила, им приходится вместе сотрудничать, там была бы школа для Темных и Светлых магов в метро Москвы… Это, кстати, еще до эпопеи Глуховского придумано! Сделали несколько серий, хорошо нарисованных даже по современным меркам. Но проект зарубили. Бывает и так.

Если говорить об экранизациях, вы права на произведение и героев отдаете полностью?

– Нет, я думаю, это не самый разумный шаг. Взять того же Андрея Сапковского с «Ведьмаком». Когда к нему пришли товарищи из компьютерной студии, предлагали процент от сборов, еще что-то, он сказал: «Давайте мне деньги и делайте дальше что хотите». Так и произошло. Я думаю, это ему еще аукнется.

Ваши дети не мечтают стать писателями?

– Сын у меня решил не так давно написать фантастическое произведение. Я приготовился к самому худшему, честно скажу. Думал, что придется долго объяснять, что там не так, как вообще книги пишутся… Приятно удивился. Он написал несколько писательских листов – это, конечно, не полноценная книга, но неплохой объем. Довольно неплохо вышло. Видно, конечно, что это писал ребенок, но некоторые вещи там очень самодостаточны, неповторимы. Текст после меня вычитал суровый редактор. И я думаю в скором времени издать его. Предлагали, конечно, мое имя поставить вторым – мол, лучше будет продаваться. Я отказался. Ведь это не моя работа.

«Все попытки создать отдельное украинское государство приводили к резне»

Вы в свое время говорили, что вы вне политики, однако периодически комментируете события в соседней Украине. Почему вас так интересует эта тема? Вы сделали для нее исключение?

– Мне, конечно, надоела уже тема политики. Но, с другой стороны, я не могу остаться в стороне от происходящего на Украине. В конце концов, это страна, где живет огромное количество русского населения. Собственно, она наверно, вторая по размеру. Исторически это всегда было так. Эта страна сейчас – очаг самой большой международной напряженности. Поэтому и говорю иногда о ней.

Ранее вы, насколько я помню, вообще отрицали право на существование Украины как отдельного государства. Вы утверждали, что «Киев и вся Украина – это часть единой великой России»…

– Потому что это так и есть, как бы украинцы этого ни отрицали. Украина как государство, конечно, существует. Это как некий исторический период. Однако давайте будем честными, исторически все попытки создать отдельное украинское государство приводили к резне, крови и большой беде.

Можно сказать, что вы сторонник идеи некого особого «русского мира»?

– Знаете, в любой стране, которая придерживается самостоятельной политики, строй особый. Можно говорить о британском мире, о французского мире… Это есть в любой стране, которая является активным субъектом международной деятельности. А маленькое государство, которое поддерживает любого крупного игрока, не может претендовать на особость.

ef32d60aaeca4b59aac4b2c169889721.jpg

Как вы вообще оцениваете то, что происходит в Донбассе? Что думаете по поводу выдачи российских паспортов жителям республик?

– Происходящее в Донбассе я оцениваю как гражданскую войну, идущую на Украине, где часть населения не поддерживает существующий сейчас режим и добивается самостоятельности.

По поводу паспортов я думаю, что это совершенно правильный шаг, потому что, собственно говоря, это гуманитарная необходимость. Потому что люди лишены защиты, лишены возможности передвижения, нормальной жизни, находятся под постоянным давлением. Собственно говоря, это нормальный гуманитарный акт. Ничего необычного здесь нет, паспорта выдают по желанию огромному количеству граждан. В Молдавии выдают румынские паспорта, польские – на Украине и так далее.

Что вы думаете по поводу президентских выборов на Украине? По вашему мнению, изменится ли что-то в отношениях с Россией после победы Зеленского?

– Что-то теперь изменится, потому что к власти пришла другая группа олигархов. Скажем так, кондитера сменил клоун. Мы не знаем, что там будет. Конечно, смеяться лучше, чем есть сладости. Насколько это поможет живущим там людям, я не знаю.

А если говорить про Россию – как вы относитесь к нынешней внешнеполитической ситуации? Противостоянию с Западом, например?

– У нас нет противостояния с Западом. Россия всегда открыта к диалогу, я с большим удовольствием посещаю западные страны, нормально общаюсь. На уровне людей тоже никакого противопоставления нет.

Фото:Редакция «ФедералПресс»\Евгения Омельченко

Добавьте ФедералПресс в мои источники, чтобы быть в курсе новостей дня.
Присоединяйтесь к нам
Версия для печати
Комментарии читателей
0
comments powered by HyperComments
Odnoklassniki 1