Политика
Москва
16 января 2018, 12:20 1
Редакция «ФедералПресс» / Дмитрий Мирошников

«Масштабная кампания Навального идет в тупик, выход из которого будет болезнен для его сторонников»

Многих сторонников Алексея Навального ждет серьезное разочарование после марта, считает журналист «ФедералПресс» Дмитрий Мирошников. Почему внесистемный политик набрал значимый вес, как пытается попасть в легальное русло и почему в нынешнем электоральном цикле это не увенчается успехом:

«Столице России обещают очередную массовую акцию, сторонники политика Алексея Навального хотят провести 28 января в Москве шествие по Тверской и митинг на Охотном ряду, заявляя о готовности собрать под своими знаменами до 15 тыс. человек. Крупные мероприятия на этот день готовятся и в других городах. Так, например, в мэрию Краснодара поступила заявка на массовое шествие по улице Красной к кинотеатру Аврора с возможным числом участников до 4 тыс. человек.

Есть вероятность, что сторонники внесистемной оппозиции и на этот раз не смогут согласовать свои мероприятия и выйдут на них вопреки запрету. Массовые акции внесистемщиков (и примыкающих к ним системных оппозиционеров и активистов) стали одной из составляющих фактической президентской кампании, реально стартовавшей в сентябре прошлого года после завершения думских выборов. Вот только предвыборная кампания все быстрее и быстрее приближается к своему логическому завершению, а массовые акции штабов Навального так и не смогли приблизить одну из главных целей политика – легализацию оппозиционера и его переход в системный статус.

Примечательно, что наиболее медийно активный российский оппозиционер стал неотъемлемой частью нынешней предвыборной кампании. А генерируемые им политические действия фактически скорректировали ее контур и некоторые шаги Кремля. Российским политическим властям иногда приходилось учитывать ходы оппозиционных оппонентов и вынужденно реагировать (или не реагировать) на них.

Способность создавать и генерировать массовый наплыв участников на протестные акции, а также заметная работа в медиасреде обеспечили Навальному лидерство в глазах многих оппозиционеров (а также западных политиков). Кремль вынужден считаться с данным фактом.

Однако резкий политический нонконформизм, вычурное противопоставление себя российской власти, нежелание играть по правилам и пытаться найти точки для переговоров фактически закрыли политику возможность попасть в легальное политическое поле. Центральная власть предпочла наградить его неформальным статусом «Тот-Кого-Нельзя-Называть» и относиться к нему как к несистемному элементу, хотя и достаточно масштабному, чтобы оставаться значимым для существующего порядка.

Одной из причин популярности Навального, на мой взгляд, является широкий общественный запрос на нонконформистский протест. Выстроенная сейчас командой Путина система «вертикали власти» создавалась после политического хаоса 90-х годов и была заточена на генерацию стабильности. Курс на тотальное купированные политических протестов был взят властью с целью оградить государство от возможных масштабных кризисов, по типу тех, что сотрясали страну в 90-е годы. Однако на стыке нулевых и десятых годов в силу экономических сложностей и крупных внутриэлитных противоречий данная система дала сбой. Определенная часть Россиян захотела появления перемен и новых лиц. А ответом на эти чаяния стало появление Навального.

На протяжении десятых годов Навальный делал ставку на использование государственных дисбалансов для наращивания своего политического капитала. Таким образом, он «выстрелил» на думских выборах в 2011-м, поддерживал градус протеста с помощью различных митингов на Болотной и Триумфальной площадях, привлекал сторонников своей антикоррупционной активностью и разоблачениями вроде фильма «Он вам не Димон».

Игрой на дисбалансах можно назвать и его участие в выборах мэра Москвы в 2013-м, когда политик занял второе место, и даже его отношение с судебно-правоохранительной системой, оставившей политика на свободе даже вопреки нескольким приговорам (в то время, когда его брат оказался в заключение). Попытки Володина в 2013-м году (бывшего тогда первым замом главы администрации президента) включить оппозиционера в пространство диалога кончилась разоблачительными публикациями про дачный кооператив, которым Володин владел с другими статусными элитариями.

Нетрудно заметить, что и Навальный, и власть периодически поднимали ставки, играя на повышение. В итоге оппозиционер заявил год назад о выдвижении в президенты и провел шумную предвыборную кампанию. Она была яркой, красочной. Однако у нее был один существенный недостаток – она не была и не могла стать легальной.

Тактика повышения ставок со стороны оппозиционера делает невозможным его включение в существующую политическую систему в качестве системного (хоть оппозиционного игрока). При этом на данный момент Алексей Навальный аккумулировал значительное число сторонников и еще большое количество пассивно сочувствующих россиян. По всей стране развернута цепь штабов, десятки навальнистов выходят на протестные акции, рискуя получить уголовные сроки. Эти люди не только вымещают свое недовольство действующей властью. Они рассчитывают на перемены. Но какие перемены они получат после марта 2018-го?

При любом исходе выборов (а многие из нас не только определились с планами на 18 марта, но и имеют представление о победе конкретного кандидата) президентом не станет кандидат Алексей Навальный. Просто потому, что юридически такого кандидата не существует. Сейчас Алексей Анатольевич занимается тяжбами с российским государством, апеллируя к высшим судебным инстанциям и ЕСПЧ.

Однако сама ситуация напоминает игру в «кошки-мышки», в которой действующий замглавы администрации президента и председатель национального Совета айкидо России Сергей Кириенко использует активность противника против него самого, ставя блоки и готовя захват. Кстати, описанную выше деятельность самого Навального также можно назвать политическим айкидо. Так что сейчас у нас на арене два специалиста, в то время как главный спец в стране по дзюдо готовится выйти на татами для ключевой схватки-рандори.

Собственно, одним из вышеупомянутых блоков, на мой взгляд, можно считать действия Минюста, который 15 января обратился в суд с требованием ликвидировать НКО «Пятое время года» – главное юрлицо, через которое оппозиционер Алексей Навальный и его предвыборная команда ведут операционную деятельность. Примечательно, что сейчас деятельность оппозиционера и его федеральной сети сторонников сводится к организации активного бойкота выборов.

Кстати, акции в крупных городах страны в конце января будут также посвящены протестам против недопуска Навального к участию в президентской гонке. Таким образом, оппозиционер еще раз попробует надавить на власть и попытаться принудить его зарегистрировать на выборах. Но кажется, что даже в случае массовости мероприятий эти действия останутся тщетными.

Попытка вернуться в легальную политику делается и с другого фланга. В минувший четверг Навальный объявил о планах добиться регистрации для ранее создававшейся им «Партии прогресса». За основу политик решил взять свою нынешнюю сеть «избирательных штабов». А учредительный съезд нового движения запланирован на 3 марта. Создание партии по легальным правилам выглядит более конструктивной деятельностью, чем вывод людей на несанкционированные акции.

Впрочем, причин для Кремля регистрировать такую структуру (при нежелании этого делать ранее) – немного. Кроме того, любая деятельность Навального сейчас рассматривается как антисистемная и должно произойти что-то неординарное, чтобы Кремль поменял свою точку зрения или поддался требованиям оппозиционера.

Пока нет особых оснований полагать, что на Кремль сможет надавить Запад (а о желании этого недавно на встрече с редакторами сообщал Владимир Путин). Даже создание расширенного санкционного списка для российской элиты в ближайшее время не сможет стать действенным инструментом (тем более по такому вопросу).

Не смогут принудить Кремль пойти на поводу у оппозиции и массовое уличное насилие. Репетицию подобного сценария вся страна внимательно наблюдала 5 ноября. Но заваривший тогда бучу в крупных городах Вячеслав Мальцев еще до самого мероприятия сбежал в Европу, а «не жавшие, а готовившиеся» его сторонники стали фигурантами уголовных дел, в том числе по особо тяжким статьям. Сомнительно, что большая часть сторонников Навального через два месяца готовится участвовать в чем-то подобном.

А с массовым ненасильственным протестом Кремль и подавно умет эффективно справляется. В числе прочего у него есть опыт недопущения создания палаточных лагерей, когда это пытался инициировать сам Навальный.

Таким образом, можно предположить, что с середины и до конца марта будет организована серия протестов. Однако маловероятно, что они будут направлены на захват действующей власти. А после того, как вместе с окончанием календарного месяца волна протестов тоже пойдет на спад, значительную участников акций ждет серьезное разочарование в том, что их активность не принесла сколько-либо заметных плодов.

Масштабная кампания Навального движется в тупик, выход из которого будет крайне болезнен для сторонников оппозиционера. Можно предположить, что в окружении Навального понимают крайне высокую вероятность этого сценария и готовятся сработать с его последствиями. В том числе – через переключение активности сторонников на какую-либо иную деятельность. Например, на создание партии или митинги против уголовного прессования оппозиционера. Впрочем, насколько эти действия могут оказаться результативными – большой вопрос».

Добавьте ФедералПресс в мои источники, чтобы быть в курсе новостей дня.
Регионы
Москва
Присоединяйтесь к нам
Версия для печати
Loading...
Комментарии читателей
1
comments powered by HyperComments
Push 1