горячие темы

Общество

Новосибирская область
8 февраля 2016, 06:13 0
Информационное агентство «ФедералПресс» / Редакция ФедералПресс

Госохрана вывела противников Кехмана из новосибирской оперы

Инициаторы отставки директора театра лишились самого серьезного аргумента

Руководитель управления по охране культурного наследия Новосибирской области Александр Кошелев провел пресс-конференцию, где представил позицию ведомства по поводу ремонта Новосибирского театра оперы и балета. Он подтвердил намерение управления добиваться штрафа в отношении директора Владимира Кехмана, который не согласовал ремонт памятника архитектуры. В то же время неожиданно для многих глава управления самым решительным образом развеял слухи о том, что театру нанесен непоправимый ущерб.

Руководитель управления по охране культурного наследия Новосибирской области Александр Кошелев провел специальную пресс-конференцию, где представил позицию своего ведомства по поводу проведенного в прошлом году ремонта Новосибирского театра оперы и балета. Он подтвердил намерение управления добиваться штрафных санкций в отношении директора театра Владимира Кехмана, который нарушил процедуру согласования ремонта памятника архитектуры. В то же время неожиданно для многих глава управления самым решительным образом развеял слухи о том, что театру нанесен непоправимый ущерб, при этом подчеркнув, что у директора есть возможность обосновать уже сделанные изменения памятника архитектуры, связанные с изменением так называемых зрительских помещений (зал, фойе и вестибюль), которые особенно возмущали часть общественности. Своим заявлением Александр Кошелев выбил последний аргумент из рук общественников, которые уже более полугода нагнетали атмосферу, требуя на этом основании увольнения директора, снявшего с репертуара постановку оперы «Тангейзер», а, по сути, играли на руку политикам, пытавшимся «поймать протестную волну» накануне выборов депутатов Государственной думы. За день до этого они потерпели сокрушительное поражение на общественных слушаниях по ситуации в оперном театре, где не смогли не только добиться принятия резолюции с требованием отставки директора театра, но и задать хотя бы один вопрос, который поставил бы Владимира Кехмана в тупик. Подробности – в материале «ФедералПресс».

«Я могу ответственно заявить, что никакого разрушения и уничтожения тех подлинных элементов, которые сохранились с 1945 года, не произошло, – заявил Александр Кошелев. Есть изменения по мебели, панелям и дверям, но они не утрачены, и эти элементы были выполнены на основании проекта реставрации в 2004-2005 годах, а фактически являются новоделами».

Выступление Александра Кошелева стало неожиданным для многих, кто в последнее полгода следил за ситуацией вокруг Новосибирского театра оперы и балета. Главным сюрпризом на пресс-конференции стали слова благодарности директору театра Владимиру Кехману, которому удалось решить вопрос финансирования этих работ.

«Театром было получено финансирование из федерального бюджета для проведения работ на устранение аварийных участков, таких как северный фасад, – отметил Александр Кошелев. – Кроме того был выполнен ремонт по установке новой кровли, в результате чего многолетние протечки были ликвидированы. Конечно, весна еще проверит качество этих работ, но в целом, я надеюсь, проблема решена».

Пресс-конференция управления по охране культурного наследия Новосибирской области состоялась ровно через неделю после того, как местная общественность буквально взвыла от сообщений о том, что государственные органы якобы официально признали ремонт оперного театра незаконным. В этот день в сети появился официальный ответ управления советнику мэра Новосибирска Александру Ложкину, где из трех страниц текста, написанного бюрократически-юридическим языком, обывателю было доступна только та часть, где говорится о требовании восстановить к сентябрю его исторические интерьеры театра. Но общественникам и политикам из числа противников Владимира Кехмана в преддверии намеченных общественных слушаний документ пришелся как нельзя кстати, поскольку до этого момента было известно только то, что надзорное ведомство требовало приостановить работы по ремонту театра. Кроме того, после того, как театр открылся, против его новых интерьеров, которые сразу стали сравнивать с публичными домами и казино, сразу выступила группа авторитетных архитекторов. Но подробностей о сути претензий надзорного ведомства к ремонту не появлялась, что не стало препятствием для «веерных рассылок» общественников. Два последних месяца они активно распространили информацию о своих обращениях в следственные органы и прокуратуру с жалобами на Владимира Кехмана, но не спешили говорить о том, что силовые органы даже не собираются вмешиваться в ситуацию.

На пресс-коференции Александр Кошелев окончательно развеял все слухи, которые ходили в течение полугода, подтвердив, что театру действительно выписано предписание, состоящее из семи пунктов. Глава управления сам разделили их на три группы. По его словам, первая группа касается моментов, связанных с улучшением качества обслуживания зрителей (туалеты, система тепловой завесы и т.д.), и, которые, скорее всего, будут согласованы. Вторая группа связана с моментами, не соответствующими проекту реконструкции 2003 года, и касаются вестибюля и фойе первых двух этажей, а также покрытия ковролином полов. «Это может быть согласовано, – отметил Александр Кошлелев, – если будет аргументированно доказана обоснованность применения данных цветовых решений».

Третья группа нарушений связана с обеспечением сохранности тех элементов, которые являются подлинными, а самый сложный вопрос, по словам главы управления, касается устройства высокого партера в зрительном зале. Но и тут, как оказалось, не все так страшно. «К документам, которые затрагивают вопросы безопасности, у нас вопросов не возникает, – сообщил глава ведомства. – А вот архитектурно-планировочное решение зрительного зала должно быть очень серьезно обосновано».

Заявление Александра Кошелева о том, что ремонт в театре может быть согласован с органами охраны памятников культурного наследства, тянуло на сенсацию, поскольку ставило жирный крест на аргументах противников Кехмана. Стоит отметить, что пресс-конференция главы надзорного ведомства состоялась на следующий день после общественных слушаний по театру оперы и балета, которые были инициированы группой общественников, близких к либеральным политическим партиям. Они добивались увольнения Владимира Кехмана, пытаясь создать вокруг темы оперного театра широкий общественный резонанс накануне выборов в Госдуму, но потерпели фиаско. Предложенная ими резолюция не была принята, а в ходе мероприятия им не удалось даже сформулировать в адрес директора ни одной существенной претензии, на которую тот бы не смог ответить. При этом Владимир Кехман публично признал свою личную ответственность за проведенный без согласования ремонт памятника архитектуры, но при этом выглядел более структурированным и внятным персонажем, чем его оппоненты, вызвав резкий рост симпатий со стороны новосибирцев.

То, что директору вряд ли получится избежать штрафных санкций от органов надзора, подтвердил Александр Кошлеев, который сообщил, что в ходе ремонта был нарушен пока только порядок согласования работ. Однако, по его словам, подобные нарушения периодически происходят, так как учреждения стремятся использовать полученное финансирование. В отношении Кехмана и следившей за ремонтом архитектурной мастерской Тоскина были составлены протоколы об административных нарушениях, которые дважды направлялись для рассмотрения и назначения штрафа в суд, но возвращались на доработку. «После того, как недостатки в протоколах будут устранены, они будут направлены в суд для рассмотрения в установленном законом порядке», – заявил глава управления.

Опрошенные «ФедералПресс» эксперты в области архитектуры в целом положительно отнеслись к тому, что теперь дискуссия о ремонте в оперном театре перешла из области популизма в сферу профессиональных дискуссий. Как отмечают специалисты, вернуть фойе и вестибюль в прежнее состояние будет довольно просто. «Для этого достаточно убрать с пола ковролин, перекрасить степы и повесить старые люстры, – отметил Игорь Поповский. – Вопрос только в том, за чей счет это будет сделано».

Впрочем, эксперты отмечают, что обосновать изменение интерьеров будет не так просто. С одной стороны, театр строился с 1931 по 1945 годы, когда в стране не хватало материалов, а технологии тех времен существенно отличаются тех, что используются в настоящее время. А, с другой стороны, специалистам не так и удалось найти документов, которые бы зафиксировали состояние здания на момент открытия театра, что, кстати, подтвердил Александр Кошелев, заявивший, что «никто не может утверждать, каким был интерьер в 1945 году». «Доказать использование терракотового цвета будет очень трудно, – считает доцент кафедры архитектуры НГУАДИ (Новосибирский государственный университет архитектуры, дизайна и искусств) Игорь Поповский. – Дело в том, что в аналогичных зданиях той эпохи действительно применялись такие активные цвета как терракотовый или красный. Но использовались только в залах, а не в фойе или вестибюлях».

В то же время известно, что экспертный совет при управлении охраны историко-культурного наследия Новосибирской области еще даже не получил материалы, где были бы обоснованы решения при ремонте театра. «Вопрос в том, чтобы объект как артефакт сохранял эпоху, но у нас не всегда могут отделить сталинский ампир от постмодернизма, – заявил «ФедералПресс» Игорь Поповский. – Постмодернизм, в котором сейчас решен театр оперы и балета, как ироничная эклектика цитирования сам по себе не плох. Но тогда нам надо решить вопрос о том, нужно ли нам сохранять памятники, в которых отражен дух того непростого времени».

Фото сайта Сибкрай.ру

Комментарии читателей
0
comments powered by HyperComments