горячие темы Смотреть Скрыть
Экономика
Волгоградская область
28 ноября 2018, 10:55 0
Редакция «ФедералПресс» / Ярослав Малых

«Губернатор захватил плацдарм до прихода основных сил». В Волгограде за «Красный Октябрь» борются олигархи

фото пресс-службы губернатора

Противостояние вокруг объявленного банкротом металлургического комбината «Красный Октябрь» вышло на новый уровень. Сбежавший за границу владелец предприятия объявил о продаже мажоритарного пакета акций. Новый контролирующий акционер пока никак не проявил себя, между тем свои претензии могут предъявить другие структуры, близкие к одному из крупнейших бизнесменов России. За чей счет сейчас живет предприятие, каковы судебные перспективы банкротства, что будет, если комбинат будет ликвидирован, и чьи интересы могут стоять за разными сторонами охоты за «Красным Октябрем» – «ФедералПресс» стали известны новые подробности войны за предприятие, выпускающее 50 % спецстали в России.

Стало известно, что накануне губернатор Волгоградской области Андрей Бочаров в Москве провел ряд встреч, пытаясь, как сообщил осведомленный источник в региональном главке одного из силовых ведомств, «согласовать новые вводные по «Красному Октябрю». Если верить источнику, речь идет о переговорах со структурами, уже участвующими в контроле за так называемой «баррикадской площадкой». Отраслевые источники «ФедералПресс» уверены, что их конечным бенефициаром является один из акционеров Уральской горно-металлургической компании (УГМК).

Все в суд

В ближайшие дни в банкротном деле АО «Волгоградский металлургический комбинат «Красный Октябрь» (ВМК) должны появиться первые (конкурсное производство введено 8 ноября требования новых кредиторов. В суд планирует обратиться «Волгоградский металлургический завод «Красный Октябрь» (ЗКО). Это предприятие было признано банкротом еще в 2009 году, часть его активов, проданная с торгов в рамках ликвидационных процедур в 2013–2014 годах, и стала основой для ВМК. В 2014 году его акционером стал Дмитрий Герасименко, который с конца 2011 года работал исполнительным директором ВМЗ. Распродажа, утвержденная и комитетом кредиторов, и судами, впоследствии стала одним из оснований для уголовного дела против Герасименко, который с конца 2016 года находится на Кипре, укрываясь от российских следователей. Следствие оспаривает судебные экспертизы, признавшие справедливой цену продажи активов ВМЗ с молотка. При этом, по сообщению «Российской газеты», выводы прежних экспертиз подтверждены новыми исследованиями.

У ВМЗ осталась только часть производства, так называемая «баррикадская площадка». По имеющимся сведениям, в нынешнем виде предприятие практически не работает. Банкротство ВМЗ контролирует (имеет около 57 % требований на 4,2 млрд рублей) ООО «Симко», предположительно связанное с одним из акционеров УГМК. Интересно, что до объявления банкротства ВМК налоговая инспекция, которая и настояла на введении процедуры, требовала исключить «Симко» из реестра кредиторов ВМЗ, однако впоследствии отказалась от своих претензий. ЗаявлениеВМЗ связано с пересмотром по сути по тем же обстоятельствам – завод предъявляет комбинату требования примерно на 3,5 млрд рублей.

Тотальная неопределенность

Производство на ВМК сейчас практически остановлено. На комбинате далеко не с полной нагрузкой работает только одна сталеплавильная печь (№ 6), которая обладает существенно меньшей мощностью, чем печь № 5, оставленная для монтажа газоочистки. Но на завершение этих работ требуется значительное финансирование, вопрос с источником которого, как и вообще всей деятельности предприятия, пока не решен.

3a90c66259f181a89a3c8100dd95fce8.jpg

Как подтвердили в Ассоциации металлоперерабатывающих предприятий Волгоградской области, с момента открытия банкротства ВМК полностью прекратил закупки лома и другого сырья. Председатель правления Ассоциации Юрий Карякин рассуждает: «По утверждению региональных руководителей, предприятие продолжает работать и выполнять заказы, но возникают два вопроса: а на чьем сырье выполняются эти заказы и, собственно, чьи заказы? По нашим данным, вся работа ВМК строилась на основе договора о переработке давальческого сырья, то есть сырье является собственностью заказчика, ему же принадлежит и готовая продукция. Речь об АО «Златоустовский электрометаллургический завод» (ЗЭМЗ, Челябинская область), не исключено, что и услуги по переработке заказчиком давно оплачены, и сейчас комбинат просто отрабатывает старые долги». «При таких условиях очень сложно быть уверенным в будущей работе комбината, позволила бы ему ежемесячно находить сотни миллионов рублей на зарплату и сырье», – продолжает Карякин, добавив, что в наблюдательный совет по выходу ВМК из кризиса, создание которого предложил Андрей Бочаров, обязательно должны быть включены предприятия металлообработки.

«Торговый дом» ВМК, по открытым данным, имел перед ними около 130 млн долга, подтвержденного судами, и, по сведениям самих поставщиков, порядка 400 млн текущей задолженности. Еще столько же комбинат мог получить за время поставок прямо накануне банкротства и в его первые дни. Таким образом, заготовщикам металла, а это практически исключительно волгоградские компании, должны около миллиарда рублей, но этот вопрос не поднимается ни конкурсным управляющим, ни Бочаровым.

По данным юристов ЗЭМЗа, на ВМК общая стоимость незавершенной продукции, расходных материалов(ферросплавов, огнеупоров) и сырья, принадлежащих челябинскому предприятию, составляет около 3 млрд рублей. Завод, так же, как и ВМК, 22 ноября обратился в суд с апелляционными жалобами, требуя прекратить процедуру банкротства.

Юристы расходятся в оценке перспектив апелляции. Один из юристов, участвовавших в банкротном процессе ВМЗ еще в конце нулевых, называетрешение первой инстанции «мотивированным только собственным мнением налоговой о финансовом состоянии владельца и ничем больше», а по мнению партнера юридической фирмы ЮСТ Александра Боломатова и вовсе «по всем формальным признакам апелляционная инстанция должна отменить решение» волгоградского суда. В то же время партнер бюро «Падва и Эпштейн» Антон Бабенко рассуждает более сдержанно. «Не зная всех обстоятельств дела, невозможно оценить перспективы обжалования. В решении подробно изложена логика – кредиторам и уполномоченному органу деньги перечислены не должником, а третьим лицом, в то время как процедура наблюдения не предполагает такой возможности погашения. Кроме того, суд принял во внимание результаты проведенного временным управляющим анализа финансового состояния должника, итог которого показал наличие у должника признаков банкротства, финансовую неустойчивость должника, зависимость от кредиторов. Такая логика имеет право на существование, – поясняет Бабенко. – Действительно, если суд при решении вопроса о прекращении производства установит наличие кредиторов, требования которых еще рассмотрены судом, прекращение возможно только при установлении обстоятельств, свидетельствующих о способности должника рассчитаться по всем обязательствам».

Чеченский след

Ежедневно выступавший с публичными заявлениями о поддержке предприятия и сохранении коллектива губернатор Андрей Бочаровв середине прошлой неделе дал команду на несколько дней «организовать режим тишины», утверждают наши источники в аппарате главы региона. Но его нарушил Дмитрий Герасименко, заявивший, что продал «Красный Октябрь» бизнесмену Павлу Кротову, которого «Ведомости» связывают с депутатом Госдумы Адамом Делимхановым, особо близким к главе Чечни Рамзану Кадырову. Герасименко пояснил «ФедералПресс», что «исчерпал все силы, особенно финансовые» и продал мажоритарный пакет не комбината, а всей «группы «Красный Октябрь» (в нее, по данным СМИ, входит уже упомянутые Торговый дом ВМК и ЗЭМЗ, а также несколько небольших предприятий). Газета «Коммерсантъ» со ссылкой на свои источники среди металлургов подтверждает сведения о продаже.

483eb0c66d171e274bd40a906e4a34c6.jpg

При этом Герасименко не называет долю, которую он оставил за собой, но обещает, что после того, как новый акционер «восстановит корпоративный контроль», он сможет завершить инвестиционные проект, в который надо вложить около 6 млрд рублей. Сам Павел Котов пока никак не комментируют эти заявления, его представили допустили, что он сделает это в ближайшие дни.

Новый ход Бочарова

Одновременно с появлением информации о продаже акций Герасименко на ВМК был назначен исполнительный директор. Им стал бывший вице-мэр Волгограда, а затем и вице-губернатор Волгоградской области Александр Сиваков. В декабре прошлого года человек, считавшийся наиболее близким к Бочарову чиновником, неожиданно ушел в отставку накануне визита в Волгоград главы Следственного комитета Александра Бастрыкина. При этом с именем Сивакова связывали проблемы с транспортным сообщением в Волгограде.

Сиваков имеет значительный опыт в бизнесе, но в сфере услуг и торговли; производственными предприятиями, а тем более металлургическими заводами он прежде не руководил. Его бывшие подчиненные в Волгограде в один голос называют его стиль управления «исключительно авторитарным».

Высокопоставленный источник в главке одного из силовых ведомств пояснил, что назначение Сивакова «вызвало некоторое удивление среди людей в погонах», потому как«не ясно на каком уровне оно было согласовано».

При этом волгоградский политолог Виталий Арьковотмечает: «Это, конечно, победа Бочарова, потому что подобные назначения согласовываются с вышестоящим руководством. Наверное, Андрею Ивановичу (Бочарову) нужен человек, которому он на сто процентов доверяет в этой непростой ситуации, а уже под его началом могут быть и профессионалы в антикризисном управлении, и в металлургии. Просто губернатор не может сам ежедневно заниматься заводом, у него хватает других забот, но он смог поставить своего человека».

Остается непонятным, учтены ли интересы всех возможных противоборствующих сторон. По крайней мере, внутри самого предприятия уже оформились как минимум три противоборствующие группы, каждая из которых считает, что правда на ее стороне.

«Взаимоотношения с федеральными олигархами и прочими приближенными к верхам персонами – всегда для губернаторов сложный и политический вопрос, здесь нужна тонкость. Вся крупная собственность так или иначе принадлежит кланам, с ними надо строить отношения и в то же время не допускать дестабилизации, – рассуждает руководитель Центра политических и экономических реформ Николай Миронов, – конкретная ситуация совсем не типовая, но могу точно сказать, что губернатор, разумеется, заинтересован в сохранении социальной стабильности, особенно накануне выборов (в сентябре 2019 года пройдут выборы и губернатора, и областной думы. – прим. ред.). Поэтому он не может оставить без внимания крупное предприятие».

Руководитель общественного движения «Народ  –  «Красный Октябрь»  – сила в единстве» Сергей Дороховуверен, что «чтобы сохранить рабочие места и само предприятие, губернатор, наверное, вместе с Минпромторгом, принял решение «захватить плацдарм и держать его до появления основных сил». «То есть до приезда квалифицированных представителей законного собственника. Нового или старого я не знаю, но законного и который будет хотеть развивать комбинат. В разговоры, что губернатор «отжал завод» едва ли не для себя лично я не верю», – пояснил Дорохов. Не верит общественник и в продажу Герасименко контроля над предприятием, «потому что блеф с его стороны бывал и прежде».

«Банкротство юридического лица и даже его ликвидация вовсе не обязательно означают прекращение деятельности промпредприятия. Вся эта противоречивая ситуация вокруг завода, все эти смены управления, скорее, похожи на борьбу за собственность и свидетельствуют о том, что кто-то пытается получить контроль над производством, имеющем перспективу на рынке. Предприятие производит уникальные легированные стали специального назначения, в том числе оборонного, по ряду позиций обеспечивает до 50 % спроса», – рассуждает эксперт-аналитик АО «ФИНАМ» Алексей Калачев. – Не думаю, что кто-то заинтересован превратить уникальное предприятие в груду металлолома и пустующую территорию промназначения. Это никому не выгодно – ни собственникам, ни кредиторам, ни государству».

По его мнению, «ликвидировать завод попросту не позволят», в крайнем случае «вмешается тот же «Ростех», после чего «Красный Октябрь» перейдет в «правильные» руки.

a69c1ad51a7b9347cfbb46500f9f5876.jpg

«Заинтересованные лица и ответственные органы должны прежде всего формально обособить производственную деятельность и имущество предприятия в составе единого производственного и имущественного комплекса и, не прекращая производственного процесса, оперировать им при банкротстве юрлица, – уточнил Калачев. – Хотя непрозрачность и запутанность имущественных отношений, конфликтность ситуации и риск прекращения деятельности, конечно, наносят удар по отношениям с контрагентами. Необходимо выходить из этой ситуации как можно быстрее, чтобы не растерять производственных и коммерческих связей».

Сегодня несколько источников сообщили, что 29 ноября на ВМК должны появиться представители Павла Кротова.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе новостей дня.
Присоединяйтесь к нам
Версия для печати
Loading...
Комментарии читателей
0
comments powered by HyperComments
Google Plus 1