горячие темы Смотреть Скрыть
Экономика
Волгоградская область
14 февраля 2019, 14:20 0
Редакция «ФедералПресс» / Ярослав Малых

Газоочистки не будет. Волгоградский меткомбинат «Красный Октябрь» растаскивают по старой схеме

Красный Октябрь
металлургический завод Красный Октябрь

В противоборстве вокруг крупнейшего производителя спецсталей в России обозначилось несколько новых сюжетных поворотов. Кто и как забрал акции предприятия, как распутываются его долги, почему волгоградское банкротство угрожает предприятию в Челябинской области, сколько человек уволилось с «Красного Октября» с момента начала банкротства и другие детали крупнейшего экономического конфликта Волгограда – в материале «ФедералПресс».

Стали известны новые подробности работы волгоградского металлургического комбината «Красный Октябрь» (ВМК) в статусе ликвидируемого предприятия. Напомним, ведущий в стране производитель специальных марок стали был введен в процедуру конкурсного управления 8 ноября прошлого года, хотя первых кредиторов суд определил только в середине января.

Схема за схемой

Арбитражный суд начал рассматривать первые требования о включении в реестр кредиторов ВМК, а нескольким истцам арбитраж уже успел отказать. В первую очередь это Златоустовский электрометаллургический завод (ЗЭМЗ) из Челябинской области, претендовавший на то, чтобы стать крупнейшим кредитором, а значит, и контролером банкротного процесса. Однако суд отказал в претензии ЗЭМЗ, установив, что это предприятие является аффилированным по отношению к швейцарской Red October International S.A., которое до последнего времени было единственным акционером комбината.

Доводы ЗЭМЗ по поводу законных внутрикорпоративных отношений внутри группы компаний были судом отвергнуты, чтобы, как указано в определении суда, не допустить «принятия активных мер к исключению требований независимых (добросовестных) кредиторов из реестра требований». С теми же основаниями отказали и акционеру златоустовского завода АО «Стил Трейд Компании». В материалах суда указано, что эта компания вместе с АО «Торговый дом МЗ «КО» и кипрской Segoa Ventures Limited «образуют единую группу лиц, подконтрольную конечному бенефициару» Дмитрию Герасименко. При этом подтверждением такой зависимости выступают публикации в СМИ. Бывший гендиректор и владелец комбината «Красный Октябрь» Дмитрий Герасименко подозревается в создании преступной группы, которая противоправным путем вывела имущество ранее обанкроченного одноименного завода в пользу подконтрольных организаций, а затем на этой основе и создала комбинат.

Сам Герасименко утверждает, что все имущество куплено на открытых торгах, его уголовное преследование сфабриковано, а первым владельцем ВМК был не он. Действительно, упомянутая швейцарская компания в 2014 году купила акции у некого ЗАО «Орт».

d303ca86c940ac57bac76467a3b56ebe.jpg

В ходе обсуждения иска Златоустовского металлургического завода, сообщили участники процесса, выяснились неожиданные подробности правовой позиции новых управляющих ВМК. Так, представитель предприятия в суде назвал избыточными траты, которые бывший менеджмент определил на установку сухой газоочистки. «Прямо заявлено, что эти вложения не несут прибыли, а значит, и вовсе не нужны комбинату. Напрашивается вывод, что доделывать они даже не собираются», – рассказал судебный представитель одного из третьих лиц в процессе по банкротству

Держите ваши акции

Для Златоустовского электрометаллургического завода тяжба против ВМК оказалась опасной. ВМК подал в суд требование признать недействительной сделку с этим предприятием от января прошлого года, по которой волгоградский комбинат не выпускал собственную продукцию, а оказывал услуги по переработке сырья для златоустовского завода. Так называемая толинговая схема обеспечивала комбинату стабильную загрузку одновременно с выводом налоговой базы из Волгоградской области. Сейчас ликвидируемый комбинат требует с ЗЭМЗ без малого 4,2 млрд рублей. Это разница между стоимостью толинга и ценой, по которой была продана выпущенная металлопродукция. Контрдоводы оппонентов в том, что само сырье, расходные материалы, логистика и много сопутствующих операций не могут быть бесплатными и если считать разницу, то по прибыли.

Рассмотрения по существу еще не было, но независимые юристы полагают, что шансы на его удовлетворение, возможно, частичное, довольно высоки. «Если будут приведены достаточные аргументы, свидетельствующие о заключении сделки на невыгодных для должника условиях, ее формальность, то это может являться основанием для оценки такой сделки как недействительной, – говорит партнер юридического бюро «Падва и Эпштейн» Павел Герасимов. – В делах о банкротстве установлены повышенные критерии проверки требований кредиторов и дополнительные основания для признания сделок недействительными. Так что в целом все реально»

Одновременно интересные события прошли и в Центральном районном суде Волгограда в рамках расследования уголовного дела против Дмитрия Герасименко.

Суд по просьбе следователя ГСУ регионального главка МВД, ведущего дело против бывшего владельца меткомбината, продлил арест акций комбината. Защитник Герасименко настаивал, что такая мера не только противоречит законным интересам новых владельцев акций – а то, что владелец сменился, подтвердил и следователь, – но и не обоснована обстоятельствами дела. По эпизодам, связанным с созданием акционерного капитала, обвинение Герасименко до сих пор не предъявлено.

«Три года вы добываете доказательства и ничего не добыли. Фактически все основано на утверждении, а точнее, предположении следствия», – заявил адвокат беглого коммерсанта. Он также раскритиковал еще одно решение, которое в итоге суд утвердил. Акции не просто арестовали, а передали на ответственное хранение некой недавно созданной компании ООО «Развитие». Ее учредитель – областная «Корпорация развития». С декабря прошлого года ее возглавляет бывший вице-губернатор Волгоградской области Александр Сиваков, считающийся одной из самых близких к главе региона Андрею Бочарову фигур. Он же по приглашению конкурсного управляющего работает и исполнительным директором комбината «Красный Октябрь».

Защита Дмитрия Герасименко заявляет: передача акций на хранение имеет единственную цель – получение корпоративного контроля. Для реестродержателя запись владельцев акций не отличается от держателя, утверждает судебный представитель, и запретить временному держателю пакета, например, голосовать за какие-то решения, никто не может. Для всех именно «временный» будет полноценным владельцем, если суд не установил дополнительных ограничений.

В документах суда указана формулировка «ответственное хранение», хотя, как напоминает партнер юридической фирмы Vegas Lex Александр Вязовик, стандартными процедурами при ведении реестра акционеров предусмотрены операции акционеров, номинальных держателей акций и доверительных управляющих акциями. «Такой субъект, как ответственный хранитель, может просто отсутствовать в формах документов. Поэтому не исключено, что затруднения могут возникнуть на стадии исполнения судебного акта», – пояснил Вязовик.

«УПК предусматривает, что наложение ареста на имущество состоит в запрете, адресованном собственнику или владельцу имущества, распоряжаться и в необходимых случаях пользоваться им, а также в изъятии имущества и передаче его на хранение. В то же время право участия в общем собрании акционеров и голосования на нем представляет собой личное неимущественное право акционера общества. В этой связи сомнительно, что лицо, которому акции переданы на хранение, может самостоятельно осуществлять эти права. Полагаю, такие сомнения могут быть разрешены в рамках арбитражного спора, который наверняка инициирует кто-то из акционеров, если хранителем будут предприняты какие-то корпоративные решения», – рассуждает юрист.

История повторяется

Связаться с конкурсным управляющим комбината Сергеем Харченко не удалось. В областной администрации также не комментируют деятельность комбината и не поясняют, почему не создан публичный наблюдательный совет, который, по словам губернатора, должен был заработать еще в прошлом году.

Зато о работе комбината наверняка знают в комитете экономики и развития областной администрации. Ранее его возглавлял упомянутый Александр Сиваков, а теперь «Корпорация развития» фактически делит офис с комитетом. Она же совместно с еще одним выходцем их Брянской области (как и Бочаров и Сиваков) Андреем Веселковым учредила компанию ООО «Корпорация развития «Красный Октябрь» с 10 тысячами рублей уставного капитала. Чуть позже Веселков, который успел некоторое время поработать руководителем Госжилнадзора Волгоградской области, стал единоличным собственником. «Корпорация развития «Красный Октябрь» зарегистрирована в одном кабинете со структурой, возглавляемой Александром Сиваковым.

В новой компании набирают людей на административные должности на комбинат, а также обещают «решить все вопросы» по поставкам любой номенклатуры продукции ВМК, при этом отправляют потенциальных клиентов в отдел сбыта «Красного Октября». Там, в свою очередь, рекомендуют забыть о торговом доме и ЗЭМЗ, хотя и уточняют, что «раньше, да, были в одном кармане», предлагая заключать прямые договоры поставок. Интересно, что сбытовую деятельность на банкротном комбинате курирует Роман Модзгвришвили, который проходит подозреваемым по нескольким эпизодам уголовного дела вместе с Дмитрием Герасименко.

Впроисходящем нет практически ничего нового. В 2013 году Герасименко также работал исполнительным директором, но не комбината, а завода «Красный Октябрь», и постепенно переводил не только имущество, но и персонал в новую структуру.

a3a558229567857adfeb1e436625ce3a.jpg

Сейчас происходит повторение этого опыта. Так, по последним данным, на ВМК осталось 1700 сотрудников – это вдвое меньше, чем было на момент объявления о банкротстве. Часть ушедших уже устроена в «Корпорации развития «Красный Октябрь», но многие просто лишились работы. По словам руководителя общественного объединения «Народ – «Красный Октябрь» – сила в единстве» Сергея Дорохова, в коллективе комбината очень обеспокоены сложившейся ситуацией и перспективами. «Зарплаты низки. Завод на полную мощность работать не стал. Реальных действий нынешнего руководства пока нет, — констатирует Дорохов. – Увольнения, к сожалению, есть. Точнее, принуждения к ним. Особенно это касается вспомогательного персонала».

При этом Дорохов уверен, что судебные разбирательства – это благо для будущего предприятия. По его словам, экономическая ситуация улучшится на обоих банкротных предприятиях, как только будет распутано, кто кому должен. «Создается впечатление, что вдруг появляются все новые и новые долги. Этот снежный ком надо остановить, а уже потом выбирать путь дальнейшего развития – что делать, продавать или нет», – говорит общественник.

Он также отмечает, что предприятию сейчас крайне необходимы не заказы, а инвесторы. На первоначальном этапе нужно вложить не меньше 2–3 млрд рублей. Но приход инвестора отпугивает непрозрачность поведения нового менеджмента, уверен Дорохов.

Как стало известно «ФедералПресс» от осведомленного источника в региональном главке одного из силовых ведомств, конкурсный управляющий комбината может передать производственный комплекс в аренду новому «Красному Октябрю», связанному с Александром Сиваковым. Сергей Харченко заказал в оценочной компании «Юрдис» оценку месячной стоимости «прав временного владения и пользования, без учета коммунальных платежей и эксплуатационных расходов». Стоимость эта оценена в 20,81 млн рублей в месяц. В оценочных таблицах исследования много странностей. Например, есть мостовые краны, рыночная стоимость которых согласно оценке составляет 646 или 461 рубль, а кондиционера 2013 года выпуска – и вовсе всего 8 рублей 52 копейки.

Кому конкурсный управляющий планирует сдать комбинат за 20,8 млн рублей в месяц, пока неизвестно, но, скорее всего, речь идет именно о «Корпорации развития «Красный Октябрь».

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе новостей дня.
Присоединяйтесь к нам
Подписывайтесь на Email рассылку
Версия для печати
Loading...
Комментарии читателей
0
comments powered by HyperComments
Vkontakte 1