Общество
Общество
Свердловская область
0

«Если ты не педагог, не надо идти сюда работать»

Как живут психологи ФСИН. Репортаж «ФедералПресс»

​Главный федеральный инспектор по Свердловской области Андрей Березовский встретился с психологами регионального ГУФСИН в Кировградской воспитательной колонии, где почти 10 лет назад во время бунта погибли три человека. Тогда администрацией были приняты системные меры, и сегодня колония выглядит по-другому – воспитанников стало намного меньше 700, система содержания и воспитания организована по-другому, да и сама обстановка спокойная. Но в воспитательной колонии остаются свои особенности – работа здесь морально тяжелая, и психолог должен быть одним из главных сотрудников учреждения. Что происходит в психологической службе ГУФСИН, как живут подростки в колонии и что изменилось в этом учреждении после бунта, проверил Свердловский ГФИ Андрей Березовский. Подробности – в репортаже «ФедералПресс».

Главный федеральный инспектор по Свердловской области Андрей Березовский приехал в Кировградскую воспитательную колонию, чтобы провести совещание с психологами и начальниками отрядов окружного главка ФСИН о взаимодействии психологических служб с другими сотрудниками. По словам ГФИ, главной задачей мероприятия было обсудить с профильными специалистами, что можно сделать, чтобы улучшить качество работы психологов ФСИН, от которых зависит очень многое, в том числе спокойствие в колонии.

В начале поездки делегация возложила цветы к памятнику погибшего капитана внутренней службы Анатолия Завьялова. Именно он в 2007 году во время бунта в колонии пошел на переговоры с агрессивно настроенными воспитанниками. Сначала дежурный пытался убедить ребят мирно разрешить вопрос, но когда понял, что ситуация принимает чрезвычайный оборот, сообщил об этом по рации. Из-за этого воспитанники напали на Завьялова и буквально растерзали его. Со множественными ранами он попал в реанимацию, где скончался. К таким ситуациям обычно приводит именно недоработка сотрудников, в том числе психологических служб.

В работе сотрудника исправительной системы есть свои особенности. Особенно сложно в детских колониях, куда попадают подростки, с которыми уже не справились инспекции по делам несовершеннолетних, школы, родители. Часто это ребята из неблагополучных семей, оказавшиеся в сложных жизненных обстоятельствах. Работа в воспитательной колонии, по словам Андрея Березовского, требует высоких моральных качеств и профессионализма. Справиться с такой задачей может не каждый. Отбор на службу, в том числе психологический, проходит один кандидат из десяти.

«Если ты не педагог, если у тебя нет склонности быть с этими детьми, то не надо сюда идти. Например, если я буду читать личные дела, то я буду относиться к ним, как к зэкам. Мы ни докладных не пишем, ничего, мы просто их учим. Он уже этим наказан, что он здесь», – делится один из сотрудников школы.

Раньше в колонии находилось сразу 700 воспитанников. Сегодня их гораздо меньше. Причин сокращения несколько: во-первых, несовершеннолетним стали реже давать реальные сроки, во-вторых, действуют последствия демографической ямы, подростков просто стало меньше. В основном сидят из-за изнасилований и наркотиков. Наркотики – особый бич для колонии. Как рассказали «ФедералПресс» в школе при учреждении, в основном сюда попадают дети, оставшиеся без родителей, или из неблагополучных семей. Самые «умные» же чаще всего попадаются на «закладках» – когда прячут или забирают наркотики где-то на улице. Происходит это из-за того, что они не понимают степени ответственности за свои поступки. В интернете подросток, как рассказывают в школе, находит работу курьером, отвозит пакет, в котором 100 грамм вещества, и не осознает, что ему светит за это огромный срок. С особой любовью в школе рассказывают про одного такого 18-летнего воспитанника из обеспеченной семьи, который в колонии отлично сдал ЕГЭ по нескольким предметам и поступил на очное отделение в университет. Освободить его должны на днях.

Во время визита в колонию делегация посетила разные подразделения, где Березовский общался с сотрудниками, узнал у них про условия работы. Одна из них рассказала, что в городе много наркоманов, и она боится за своего ребенка. ГФИ отметил, что вопрос требует особого внимания со стороны полиции и он будет за ним следить.

Внутри колонии на настоящую тюрьму похож только корпус, где находятся обвиняемые и подозреваемые – здесь стоят тяжелые железные двери, железные койки, специальные желоба, чтобы выкинуть ключи от камер в случае бунта. Сама воспитательная колония, где содержатся уже осужденные ребята, внутри чем-то напоминает обычный детский лагерь – на стенах нарисованы персонажи мультфильмов, камеры организованы по принципу кубриков с пятью-шестью койками, в здании есть мини-кухня, прачечная, душевые и даже стол для пинг-понга и гитара. Воспитанников кормят пять раз в день, так, что они «даже учиться не успевают». Утром у них занятия в техникуме, после обеда – в школе. По вечерам и выходным – свободное время и культурная программа. Во дворе колонии – огромные снежные фигуры, в классах – огромные поделки из бумаги. Есть хоккейная площадка, которую подарил губернатор. Есть собственная пекарня, которой особенно гордится врио начальника ГУФСИН по Свердловской области Сергей Патронов: он делит на всю делегацию булку хлеба и просит написать о том, какой он вкусный. Хлеб действительно отличный.

Несмотря на то, что снаружи все выглядит красиво, сотрудники подчеркивают: это колония, и порядки здесь соответствующие. «Это все равно зона, хоть сейчас они и живут по кубрикам», – говорят в школе, но подчеркивают, что после событий 2007 года администрации удалось искоренить некоторые особо жесткие тюремные порядки. Сейчас вокруг учреждения строит новый шестиметровый забор, который уходит на два метра в землю, оснащен разными типами датчиков и который позволит улучшить систему охраны колонии и не дежурить женщинам с автоматами на вышках.

На совещании главный федеральный инспектор подчеркнул, что система образования организована так, что выпускники психологических факультетов после учебы не готовы к работе в стрессовых ситуация и ограничены в компетенциях. При этом в медицинских вузах все устроено по-другому. «Чем тяжелее первое место работы молодого врача, например, в деревне, тем лучшим специалистом он станет. ФСИН дает возможность специалисту приобрести бесценный практический опыт», – заявил Андрей Березовский. По его словам, основная задача на будущее – сделать так, чтобы работать психологами в исправительные системы приходили лучшие выпускники вузов.

Еще один вектор развития психологической службы, по словам ГФИ, – совершенствование квалификации и взаимодействие с гражданскими сотрудниками по разным направлениям. По итогам круглого стола будет запланирован ряд мероприятий со специалистами психологической службой ГУФСИН. «ФедералПресс» продолжит следить за развитием событий. 

Фото Евгения Поторочина

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе новостей дня.
Теги
ФСИН
Присоединяйтесь к нам
Версия для печати
Комментарии читателей
0
comments powered by HyperComments
YouTube 1