Промышленность
  1. Бизнес
  2. Промышленность
Промышленность
Курганская область
1

«Для развития Зауралья надо ставить крупные задачи»

Научно-производственному предприятию «Сенсор» в Кургане исполнилось 25 лет. Сегодня Виктор Кузнецов, его создатель и генеральный директор, известный ученый в России и за рубежом, автор принципиально новых технологических процессов и медицинских изделий, доктор технических наук, профессор кафедры термообработки и физики металлов Уральского федерального университета им. Б.Н. Ельцина, почетный работник высшего профессионального образовании Российской Федерации в эксклюзивном интервью «ФедералПресс» дал свою оценку промышленной политике в РФ, тенденциям на рынке машиностроения, рассказал об опыте, приоритетах и задачах коллектива «Сенсора», своем видении развития отношений бизнеса и власти в Зауралье.

– Виктор Павлович, насколько, по вашему, в регионе да и в стране в целом власти повернулись лицом к промышленности? Есть ли такая политика? Какие тенденции сегодня главенствуют ?

– Промышленность – многоотраслевое понятие. Федеральная власть к каким-то отраслям повернулась, а к каким-то не поворачивается в принципе, считая, что здесь есть рынок и если предприятия не приспособятся к нему, то пусть разваливаются и уходят с него. И предприятия Курганской области как раз подпадают под этот сегмент рынка. В Кургане много заводов работают на нефтегазопромысловый и перерабатывающий комплекс. Когда в конце 90-х и начале 2000-х годов эта промышленность создавалась и удовлетворяла спрос, рентабельность производства была достаточно высокой. И мы не ощущали проблем стоимости электроэнергии. Главными вопросами тогда были вопросы качества продукции. Требования нефтяников были достаточно жесткими, у них был опыт работы с зарубежными компаниями по нефтегазопромысловому оборудованию и арматуре. За последние 10–15 лет аналогичную продукцию освоили десятки предприятий. Может, они не совсем удовлетворяют требования по качеству, как мы, но они допущены к тендерам, они участвуют в них, и сбивают цены. Недавно встречался с Владимиром Макаровым (директором завода Курганспецарматура – прим ред.), он говорит что арматура высокого давления становится нерентабельной в Кургане. А ведь это была коронка наших предприятий – «Корвета» и других.

Если предприятия Екатеринбурга нацелены в основном на военно-промышленный комплекс, на металлургию, там это ощущается в меньшей степени. Там боятся снижения гособоронзаказа. Но там появляются новые производства средств производства, например, станков и дорогостоящего транспорта (электровозов, самолетов) и другой уникальной продукции.

Ведущие предприятия Курганской области будут испытывать на рынке колоссальные проблемы. Потребители в России не всегда стремятся покупать качественную и надежную продукцию. А чтобы обеспечить качество и надежность, нужно вкладывать большие деньги. Это делают «Корвет», «Курганстальмост», это делаем мы, другие предприятия, однако нужны новые продукты.

Я когда-то много лет читал в КГУ курс «Надежность технических систем», и знаю, по примеру мировых брендов – Тойота, Мицубиси и др. – что для того чтобы создавать уникальную и качественную продукцию, надо потратить в десять раз больше, чем создавать аналогичную продукцию с невысоким ресурсом. И мы вкладываем. Но крупные компании-потребители продукта в России уникальность и качество не оценивают. Их не интересуют новые наукоемкие технологии и продукты. Их интересует то, что сейчас дешево стоит. Чем это кончится, одному богу известно.

Правда, в Роснефти создали Самарский инженерно-технический центр, который имеет своих представителей на всех предприятиях-поставщиках. Это специалисты, которые круглый год работают на заводах в Кургане. Они контролируют качество поставок, как военпреды раньше. Это ужесточило требования, но и в Роснефти хотят очень дешевую продукцию. И чтобы перешагнуть барьер таких противоречивых требований, нам нужны инвестиции или кредиты с низкой ставкой. Со стороны федеральных властей нет никакого реального планирования развития производств новой продукции.

Вот был клич про импортозамещение. Но что замещать? И просто так задачу не решить без хорошей рентабельности текущего производства. А где мы возьмем деньги? В банке под 10 % годовых ? Это еще один серьезный барьер для развития. Без кредитов нам не жить, но мы работаем на банки, которые пухнут от денег. А это неправильно. Предприятия, которые себя хорошо зарекомендовали на рынке, имеют ноу-хау, должны иметь какие-то льготы, субсидирование.

– А разве нет конкретных федеральных программ?

– Они есть, но в практическом плане они бессмысленны. На Иннопроме, например, был лозунг – если предприятие вкладывает 150 млн рублей и больше, оно может претендовать на льготный кредит. Но никто не будет рисковать, даже мощные компании, которые входят в холдинги олигархов, и то боятся этого. Есть отрасль, которая давит на металлообработку и машиностроение. Это металлургия. Металлургические компании очень хорошо реагируют на призывы президента и правительства повысить зарплату. И увеличивают зарплату раз в полгода за счет повышения стоимости продукции. Недавно цены на металл в очередной раз выросли от 5 до 10 %, а в этом году уже раньше было аналогичное повышение. А в Кургане на предприятиях по производству трубопроводной арматуры и в машиностроении все основано на использовании металлопроката.

– Неслучайно Анатолий Чернов на «Корвете» восстановил и развил литейное производство в Верхнем Уфалее.

– Да, эту историю я знаю. Однако это связано с решением целого ряда проблем и с развитием в Верхнем Уфалее территории опережающего развития с экономическими льготами. Там есть трудовые ресурсы и т. п.

– Как в этой ситуации развивается «Сенсор»?

– Высокопрочный фланцевый крепеж и трубопроводную арматуру мы поставляем на 170 предприятий России, Казахстана и Белоруссии. Вкладываем в производство деньги, совершенствуем технологии. Но появляются предприятия, которые проигрывают нам по качеству существенно, и все-таки как-то проникают на рынок. Особенно это ощущаем на нескольких нефтеперерабатывающих заводах, где неожиданно нам отказывают в контрактах. Но в целом до ноября этого года мы работаем в плюс 9 % по сравнению с прошлым годом по продажам, это хорошо. Удалось и зарплату повысить, и вложить деньги в развитие производства. Но дальнейшие заказы под вопросом- мы проигрываем из-за цены. И главная проблема – это рост цены на электроэнергию. А работать в убыток бессмысленно.

– Но замещение импорта идет?

– Да. Мы освоили фланцевый крепеж по параметрам резьбы и материалам, соответствующим всем зарубежным стандартам. Используем инструмент и оборудование из Германии, применяем свои новые организационно-технологические решения. Учли, что нефтеперерабатывающие компании в свое время закупили много оборудования по американским стандартам и перестроились. Создаем и оборудование, например, запатентовали и изготовили опытные образцы приводов шаровых кранов, импортозамещающие продукцию одной американской фирмы. Но в России сейчас, к сожалению, нет инструментальных заводов, которые бы сделали специальный инструмент для изготовления деталей передачи привода. И сейчас решаем проблему с заводами Екатеринбурга, Москвы, с Омским техническим университетом. Думаю, что решим ее в ближайшие месяцы.

– В Курганской области за три года при новом губернаторе сменились два директора департамента промышленности. Есть ли изменения в связи с этим ? Если есть, в чем вы их видите и что думаете по этому поводу ? В чем нужна помощь и в каком направлении?

– Здесь больше вопросов, чем ответов. Да, со стороны департамента есть попытки поддержки, работа есть. Константинов А.Ю. выполняет свою задачу хотя бы тем, что в Москве заходит в разные кабинеты Минпромторга и других организаций. Благодаря этому удалось привлечь деньги на три-четыре точки роста – это хорошо. Департамент предлагает участие в конкурсах на получение грантов, проводит семинары, шлет письма, информирует о выставках, конференциях. Но 80 % такого письмотворчества не нужно. Это мы и так все знаем. На мой взгляд, задача местных властей, во-первых, решить вопрос снижения цен на электроэнергию. Для нас важен и вопрос стабильности энергоснабжения, которое осуществляют Горэлектросети. В месяц бывает два и более внеплановых отключения, после чего выходят в ремонт дорогостоящие станки и не выполняются в срок заказы. Причины отключений не сообщаются. Во-вторых, помощь малому бизнесу в получении заказов по аутсорсингу от крупных заводов и производственных фирм. Сегодня мы приносим деньги в область и не только пополняем бюджет, но и являемся фактически инвесторами большого количества маленьких фирм. Малые предприятия при правильной поддержке будут развиваться и осуществлять производство высококачественных компонентов и комплектующих для заводов, что позволит последним существенно снизить цены на продукцию. Промышленность в Германии и других развитых странах работаем таким образом. Чтобы создать оборудование и машины нового поколения, нужны местные конструкторские фирмы, свои научные исследования. Никто не придет со стороны и не продаст уникальные разработки – у нас капитализм. Для развития Зауралья надо ставить крупные задачи.

Областная власть должна лелеять и защищать как предприятия с известными брендовыми продуктами области- автобусы КАВЗа, дорожные машины, пожарные машины и другие, так и поддерживать развитие малых производственных предприятий, работающих с крупными производителями. А новый бренд очень сложно наработать. И терять прежние нельзя. Провели очередную областную конференцию по подготовке кадров. Зачем? Нужно сесть специалистам и решить, кого, как и сколько нужно готовить. Бедный КГУ – притча во языцех во всей стране. И мусолить это на совещаниях, где выступают непрофессионалы, где дают на выступление по пять минут – смешно. Должны быть одно или два серьезных выступления и дискуссия, где выступят оппоненты этим докладам. Спорить надо ! А то, что РСПП навалилось на КГУ, не решает вопроса. Огромное количество ребят из Кургана уезжает учиться в другие мощные вузы. И сейчас надо работать с ними, чтобы они вернулись. Чтобы появлялись новые идеи, нужно, чтобы ребенок хорошо учился в школе. А общий уровень оценок ЕГЭ у абитуриентов в КГУ вдвое ниже, чем в других вузах. В промышленности области надо сосредоточить силы на двух-трех главных секторах, а в вузах на подготовке кадров для этих секторов.

– Идея организовать военную кафедру в КГУ из этого ряда?

– Нет, это скорее игра, расчет на то, что придут ребята, чтобы затем не идти в армию. В Екатеринбурге в УрФУ две военные кафедры, их начальники бегают и уговаривают ребят учиться на этих кафедрах. Очень мало, кто хочет.

– В регионе готовят стратегию развития области до 2030 года. Что вы об этом знаете? И что об этом думаете?

– Читал, что сейчас разрабатывается стратегия развития Курганской области. Но я не знаю, какие ставят задачи, какие алгоритмы их решений. И в экономической сфере у нас нет системной работы. Трудно оценивать и достигнутые результаты, например, по ключевым показателям развития инновационного малого и среднего бизнеса.

– А как оцениваете в целом отношения промышленников между собой и с властями в регионе? КРО РСПП – работоспособная организация?

– Промышленные предприятия по комплексу вопросов поддерживают связи между собой практически ежедневно. РСПП никакой роли не играет. Я член КРО РСПП, член правления, но я не вижу там никакой конструктивной работы. Когда руководство КРО РСПП заявило, что «Сенсор» и «Курганспецарматура» должны стать предприятиями-сателлитами, при «возрождении» производства колесных тягачей, я возмутился. Передо мной извинились. Я написал заявление о выходе из РСПП, и оно еще там лежит. Я не вижу смысла тратить свое время – комиссий там никаких нет, перспективной работы тоже. Одеяло в прессе на себя натянули так, что они чуть ли не департамент промышленности, мозговой центр. Много говорят о подготовке кадров, а как вы сами готовите кадры? Пусть Курганприбор создаст профтехучилище, даст деньги на развитие вуза, пока есть деньги гособоронзаказа. Но это производство у нас пока не ключевое. Ключевые сектора – химическое машиностроение и арматуростроение, производство мостовых конструкций, транспортное машиностроение (производство пожарных, коммунальных и дорожных машин, автобусов и специальной техники).

– Вы следите за ситуацией на Курганмашзаводе? И как ее оцениваете ?

– Сейчас, когда государство снова вмешивается в развитие бизнеса, трудно что-то предсказать. Там проблем несколько – нет кадров, современного оборудования. Много времени упущено. Если бы в составе Курганмашзавода были в свое время созданы отдельные юридические лица по выпуску прицепов, мини-тракторов и коммунальных машин, снегоболотоходов и тракторов, то они бы конкурировали на рынке и развивались. Дмитрий Валентинович Князев, главный инженер, в свое время разработал прекрасную линейку новой продукции, которая, несомненно, завоевала бы рынок. Вместо этого создали заводы без конечной продукции. Сейчас задача департамента промышленности работать с Ростехом по возрождению Курганмашзавода не только как завода БМП, но и гражданской продукции. Создать вокруг завода машиностроительный кластер и загружать заказами хорошие малые и средние курганские предприятия.

– Вы развиваете сотрудничество с РНЦ «Восстановительная травматология и ортопедия» имени академика Илизарова в области биомеханики и аддитивных технологий. Чем обусловлен такой выбор ?

– Вот только что нам прислали из ФИПС пятый патент, который мы получили в сотрудничестве с учеными РНЦ по новому направлению в травматологии и ортопедии – остеоинтеграции. Считаю, что в этом секторе большие перспективы импортозамещения.

Патент от 25 сентября 2017 года № 2631631 – «Способ остеоинтеграции имплантата с компрессионной нагрузкой на протезируемые кости. Системы для его осуществления» – основополагающий. Это связка идей Илизарова и новых технологий и материалов. Мы разработали имплантаты и протезы для восстановления ампутированных пальцев рук. Использовали специальные пружины в имплантате, которые нагружают кость, и время врастания имплантата в кость сокращается на месяцы. Здесь мы впереди планеты всей. Заготовки имплантатов и абатментов изготавливаются в Региональном инжиниринговом центре УрФУ из специальных порошков на 3D-принтерах методом лазерного сплавления и далее доводятся для кастомизированного применения на нашем оборудовании. Продукция прошла доклинические и проходит клинические испытания.

Идут совместные исследования предприятия «Сенсор», центра Илизарова и УрФУ им. Б.Н. Ельцина. Мы с Александром Вадимовичем Губиным, директором РНЦ, и целой командой врачей работаем, развиваемся. Создали на «Сенсоре» лабораторию, купили оборудование для изготовления силиконовых протезов восстанавливаемых ампутированных пальцев рук.

– Виктор Павлович, у вас, если не ошибаюсь, более 60 патентов на уникальные разработки. Как к ним относятся за рубежом?

– Только что был в Венгрии и Германии, докладывал на международных конференциях о наших разработках по созданной технологии и инструменту. Инструмент уникальный, мы его обложили патентами, наукой. Мы придумали и уже испытали принципиально новый вариант инструмента, который полирует поверхность в нанометрическом диапазоне.

Интерес у американцев, немцев, специалистов других стран. Для того чтобы поставить производство на поток нужно сравнительно немного денег – миллионов 50. Но кризис, денег найти трудно и подумываем сейчас продать патенты за рубеж. Покупатели инструмента есть и в России. Выкраивая производственные мощности, изготавливаем и продаем инструмент предприятиям ОПК.

– В Кургане 17 ноября пройдет научно-практическая конференция Института экономики УрО РАН «Концепция развития производительных сил Курганской области.

– Не знал, но прочитал программу и увидел очередную «солянку». Для развития экономики Зауралья надо всесторонне обсуждать ключевые направления развития главных секторов региональной экономики.

– От имени «ФедералПресс» поздравляю вас с 25-летием «Сенсора». Спасибо вам за откровенный и содержательный разговор и новых успехов в бизнесе и научной работе.

Добавьте ФедералПресс в мои источники, чтобы быть в курсе новостей дня.
Регионы
Курган
Присоединяйтесь к нам
Версия для печати
Загрузка...
Комментарии читателей
1
comments powered by HyperComments
Twitter 1