Общество
  1. Общество
Общество
Москва
1

«Черные агенты», монополисты, гастарбайтеры, кладбищенские изыски. Государство берется за похоронный рынок

Корректировки в законопроект о похоронном деле в пятницу будет рассмотрен на заседании правительства России. Разработать новые правила игры на рынке ритуальных и похоронных услуг потребовал президент Владимир Путин после обнародования результатов проверки своего Контрольного управления. Информация произвела эффект разорвавшейся бомбы. Хотя никто из экспертов отрасли не отрицает, что ситуация назрела давно, и, главное, о беспределе, царящем в этой сфере, известно всем, кто когда-либо сталкивался с услугами «похоронщиков». Известно все, за исключением, пожалуй, только одного – реальных масштабов происходящего: они действительно впечатляют. Подробности – в материале «ФедералПресс».

Регулировать и контролировать

Поручение Владимира Путина откорректировать федеральный закон о похоронном деле появилось после обнародования результатов проверки исполнения законодательства в этой сфере Контрольным управлением президента. Информация, с одной стороны, шокирующая, с другой, как считают эксперты, даже она не отражает всех реалий ритуально-похоронного рынка.

Приведем лишь некоторые цифры из документа, важные для понимания ситуации. Ежегодно в России умирают около двух миллионов человек. На оказание услуг по погребению, гарантированных государством, из бюджетов разных уровней выделяется порядка 20 млрд рублей, а объем рынка платных ритуальных услуг в 2015 году составил 60 млрд рублей.

Объемы неофициального рынка превышают эти цифры в разы. Суммы, которые проходят мимо бюджета и оседают в карманах «черных ритуальных агентов», доходят до 120-150 млрд рублей в год. Но это – только официальные данные Контрольного управления президента. На самом деле, считают эксперты, они еще больше, ведь стоимость услуг агентов превышает размер социального пособия в отдельных случаях в 10-15 раз.

Проверка также показала, что во многих регионах на уровне органов местного самоуправления не решены, например, вопросы организации работы и содержания (в том числе в части соблюдения санитарных норм) общественных кладбищ. Строительство новых погостов и расширение существующих (по официальным данным, их сейчас более 80 тысяч, а бесхозяйных – больше в разы) осуществляется неудовлетворительно. Например, в курортной Анапе санитарным требованиям не соответствуют 35 из 43 кладбищ, в Астраханской области – 307 из 390. В большинстве субъектов не проводится инвентаризация кладбищ (в Адыгее, Астраханской и Свердловской областях, ХМАО и ЯНАО), что приводит к искусственно создаваемому дефициту.

В новом законе, который 1 декабря рассмотрит правительство, прописывается порядок повторного использования кладбищ (но только негосударственных) и деятельности арендованных погостов, устанавливаются требования обязательной регистрации всех захоронений. Одним из ключевых моментов документа станут жесткие условия допуска к оказанию ритуальных услуг: предполагается, что это позволит убрать с рынка тех самых «черных агентов», которые неожиданно появляются на пороге дома умершего вместе с работниками «скорой» или полиции.

Рынок сделают конкурентным

Одна из целей нового закона – не только ввести рынок ритуальных и похоронных услуг в правовое поле (по-настоящему правовое), но и сделать его конкурентным. Сейчас ситуация такова, что оказанием услуг в основном занимаются муниципальные и государственные предприятия (в их ведении в том числе находятся кладбища), плюс определенная доля рынка занята теми самыми нелегальными частными агентами, о которых шла речь выше, или фирмами-однодневками.

Например, в Москве сферу похоронных услуг монополизировало ГБУ «Ритуал» (в его управлении находятся все столичные погосты). В августе этого года столичное управление Федеральной антимонопольной службы России провело проверку предприятия на предмет соблюдения антимонопольного законодательства (результаты имеются в распоряжении «ФедералПресс»). Установлено, что «Ритуал», помимо прочего, наделен «функциями органа власти по контролю за изготовлением и установкой хозяйствующими субъектами надмогильных сооружений на территории кладбищ города Москвы». УФАС вынесло столичной мэрии предупреждение с требованием устранить нарушения антимонопольного законодательства.

Как рассказал «ФедералПресс» президент НКО «Верум» Владимир Горелов, «Ритуал» изгнал с рынка городские специализированные службы, работавшие в этой сфере много лет. Сейчас дошло до того, что ГСС вынуждены увольнять сотрудников, так как количество заказов, поступающих к ним, упало в разы (если раньше доходило до 100 заказов в месяц, то сейчас – единицы). «У них вырвали кусок. Их лишили работы, - говорит Горелов. – Ритуал лишил работы “гранитчиков” - тех, кто занимается надгробиями: въехал на кладбище – заплатил, еще раз въехал – снова заплатил, чтобы попасть на кладбище, нужно собрать порядка 12 документов. Это все ложится финансовым бременем на заказчиков услуги. Эти компании набрали заказов на миллионы рублей, а выполнить их не могут потому, что их не пускают на кладбища».

На московских погостах сегодня якобы доходит до того, что на запущенных могилах нарушаются установленные кресты. Если за определенное время никто из близких умершего не приходит и не приводит в порядок место захоронения, то этот участок просто оформляется как свободный, а запись о захоронении в книге регистрации аннулируют.

По словам Владимира Горелова, «благая цель» монополизации - «убрать таджиков с кладбищ» не достигнута. «Этого не произошло. Стало еще хуже. Стали ценники завышаться. У городских специализированных служб цены были гораздо ниже», - отмечает Горелов.

Много вопросов вызывает также тот факт, что сейчас представители ГБУ «Ритуал» находятся на безвозмездных условиях в моргах городских больниц и, соответственно, имеют доступ к данным обо всех умерших (до декабря прошлого года эти помещения арендовали городские специализированные службы). Соответствующую факсограмму руководителям медицинских организаций Москвы (как взрослой, так и детской сети) 15 декабря 2016 года разослал столичный департамент здравоохранения. В документе сказано, что руководителям учреждений необходимо «незамедлительно обеспечить передачу функций по оказанию ритуальных услуг гражданам, осуществляемых в вверенном медицинском учреждении государственной системы здравоохранения города Москвы, в ГБУ “Ритуал”».

В те дни в сети даже появилось видео вечеринки, произошедшей в одном из моргов «Ритуала», которая якобы как раз была посвящена монополизации рынка и победе над конкурентами.

«Черные агенты»

С «черными агентами» все еще более плачевно. Их деятельность сегодня не регулируется, а, скорее, «крышуется». Кем – вопрос открытый. Среди специалистов бытует мнение, что без прикрытия влиятельных (а, может быть, и не очень) силовиков эти люди не смогли бы спокойно работать и получать баснословные доходы, которые не учитываются нигде.

Схема довольно проста. По словам Владимира Горелова, в Москве, например, работают в основном агенты-гастролеры. Они приезжают из других регионов, живут на съемных квартирах. У всех есть свои люди в отделениях полиции, «скорой помощи» (равно службе 112). Как правило, в дом умершего агенты приходят вместе с участковым или сотрудником «скорой», приехавшими зафиксировать смерть.

Горелов рассказывает, что действуют они как профессиональные психологи (для них существуют даже специальные курсы подготовки). С порога агенты начинают рассматривать человека и его жилище, оценивая обстановку и платежеспособность родственников умершего. Исходя из этих визуальных оценок, и складывается сумма, которую близкие скончавшегося должны будут выложить за его похороны, в том числе за место на кладбище, которое по федеральному законодательству предоставляется бесплатно. То есть никакого утвержденного прайса на ритуально-похоронные услуги у «черных агентов» нет. Родственники умерших не успевают опомниться, как у них забирают паспорт умершего и справку о смерти, подсовывают договор об оказании услуг, и им уже ничего не остается, как оплачивать все, что им навязывают.

В итоговую сумму, помимо стоимости необходимых атрибутов и услуг по перевозке тела и захоронению (в том числе копке могилы), входит еще и стоимость услуг тех самых информаторов в экстренных службах: в Москве - 18-25 тысяч рублей. Свою долю они получают уже после похорон. Можно представить, во сколько, в конечном счете, выливаются похороны – это значительно выше стоимости гарантированного перечня (порядка 16,5 тысяч рублей) и средней стоимости достойных похорон, но «без каких-либо изысков» (около 40-50 тысяч рублей).

«Продается место на престижном кладбище»

Такие объявления в открытом доступе, конечно, вряд ли можно увидеть. Но вот договориться, что называется, «на месте» - легко. Президент НКО «Верум» Владимир Горелов рассказывает, что относительно недавно новая могила появилась на одном из давно закрытых московских погостов. Кто дал разрешение на это – выяснить не удалось.

Для «простых» москвичей сегодня подготовлено два места захоронения за границами столицы – это Елабужское и Перепечинское. Но далеко не все хотят покоиться где-то «за МКАД», и ищут возможности обеспечить себе место на, скажем так, «престижных кладбищах» - том же Троекуровском или Новодевичьем.

Особенно популярно Троекуровское, где похоронены известные артисты, политики, военачальники. Где-то среди них покоится и внучка российского олигарха Платона Лебедева. Диана погибла около года назад в ДТП в Швейцарии. Она ехала со своим бой-френдом на элитном кроссовере BMW. Автомобиль упал с моста в озеро. Вряд ли у 19-летней девушки на момент гибели были какие-то заслуги перед Родиной – это одно из условий захоронения на Троекуровском кладбище. Но у Дианы – богатый, обожавший свою внучку дед. Долгое время у могилы девушки дежурили охранники, не подпускавшие даже близко никого из посторонних (находятся ли они и сейчас у захоронения, неизвестно). А над самой могилой сооружен огромный шатер, который просто перекрыл проходы к другим захоронениям.

Вообще, по Троекуровскому кладбищу можно судить, почему похоронный рынок (во всяком случае, в столице) – золотая жила. На погост можно ходить, как на выставку «мемориального искусства» - фантазия скульпторов компаний, изготавливающих могильные памятники, просто безгранична. Соответственно, и цены. По словам Владимира Горелова, это – отголоски 90-х, когда по надгробию оценивалась «крутизна» усопшего.

Другой момент. Идя по Троекуровскому, то и дело видишь свободные участки земли, на которых стоят таблички: договор такой-то от такого-то числа. Это означает, что место уже кем-то куплено – такая услуга действительно оказывается: места для будущего захоронения продаются с аукционов, и их цена сопоставима со стоимостью квартиры – это миллионы рублей.

Криминальные разборки и завидные женихи

Ни для кого не секрет, что на кладбищах сегодня преимущественно работают мигранты – дешевая рабочая сила. Но, как рассказывают жители столицы, их присутствие на погостах уже вызывает страх. Особенно у женщин. Известны случаи, когда гастарбайтеры навязывают свои услуги по уходу за могилой умершего мужа: они высматривают неутешных вдов и ходят за ними по пятам группами, да так, что женщина бросает все и бежит с кладбища. Доходит и до того, что мигранты предлагают вдовам выйти за них замуж.

Известны и другие случаи. В мае прошлого года массовое побоище произошло на Хованском кладбище, в результате которого погибли несколько мигрантов. Согласно одной из версий, конфликт мог произойти между охраной погоста и гастарбайтерами, скрывавшимися там от сотрудников миграционной службы. Другой версией было то, что приезжие из стран СНГ отказались выплачивать «дань» смотрящим. Основной причиной побоища все-таки называют финансовый вопрос – передел рынка.

Вряд ли можно уверенно говорить, что с введением новых правил игры навести порядок на рынке получится «без жертв» – речь идет о слишком больших деньгах. По словам генерального директора Центра развития региональной политики Ильи Гращенкова, похоронный бизнес «крайне криминализирован». «Причём, по большей части, субэтническими криминальными группами. Если закон обяжет муниципалитеты вести эти дела прозрачно, ситуация начнёт выправляться. Хотя, как мне кажется, борьба за передел сферы будет тяжелой и может обернуться настоящей войной с мафией, - считает эксперт. – Но в целом регулировать отрасль необходимо, причём давно. То, что сегодня творится на многих местах захоронения (это даже не кладбища, а стихийные места для погребения), - просто Средневековье».

В свою очередь, президент НКО «Верум» Владимир Горелов уверен, что с принятием нового закона о похоронном деле, навести порядок на этом рынке получится и без криминальных разборок. Главное – создать здоровую конкурентную среду. «Работают мелкокриминальные элементы: они приехали заработать денег и уехать. Они уйдут. У нас останется ГБУ “Ритуал” и 20 ГСС, и они нормально будут оказывать услуги», - убежден Горелов.

Председатель правления Ассоциации «Башритуал» Галина Рублева не считает разработанный законопроект жестким. По мнению эксперта, главное в этом бизнесе – лицензирование, а оно было отменено еще в 2000 году и в новом законе не прописано. «Сейчас этой деятельностью может заниматься кто хочет. Порядка никакого нет. Все ждем нового закона, надеемся на какой-то порядок, но из того, что я знаю, это не такой уж строгий будет закон, - говорит Рублева. – Доступ на рынок должен быть строже. Не должно быть такого, чтобы снял с рейса автобус, взял четыре трупа, пошел и похоронил. Культура и уважение к людям какие-то должны быть. Кроме того, пока “скорая” и полиция будут продавать информацию, беспредел будет происходить».

Добавьте ФедералПресс в мои источники, чтобы быть в курсе новостей дня.
Версия для печати
Комментарии читателей
1
comments powered by HyperComments
YouTube 1