Общество
  1. Общество
Общество
Москва
0

«Ведется скрытая подрывная работа». За разжиганием армянского национализма могли стоять церковь, политики и иностранные спецслужбы

Ильхам Алиев
По данным следствия и архивов КГБ подготовка межнационального конфликта между армянами и азербайджанцами готовилось священнослужителями под руководством иностранных специалистов

Ровно 32 года назад состоялось одно из событий, которые принято считать триггерными точками распада СССР, – Сумгаитский погром. В ходе тех событий погибли десятки армян, однако следствие выяснило, что подстрекателями массовых беспорядков и убийств был этнический армянин. Погромы стали началом острой фазы обостряющегося межэтнического противостояния между азербайджанским и армянским народами. Однако в недавно опубликованном материале на основе архивов КГБ СССР содержатся данные о том, что подрывная работа против азербайджанцев велась в Армении и Азербайджане на протяжении десятилетий. Подробности – в материале «ФедералПресс».

На днях писатель и журналист Лев Аскеров опубликовал в «Независимой газете» огромный материал об истоках межнационального обострения в Азербайджане и Армении. В частности, он приводит выписки из архивов КГБ СССР, имеющих отношение к этой теме, датированные еще 60-ми годами прошлого века. Особое внимание журналист обратил внимание на докладную записку подполковника контрразведки КГБ АзССР Томаза Каричадзе на имя начальника КГБ Владимира Семичастного. В документе офицер пишет о фактах подрывной работы со стороны священнослужителей.

«Я глубоко убежден, что в среде армянского населения республики силами священнослужителей грегорианских церквей Баку и Степанакерта проводится скрытая и вместе с тем организованная по всем правилам конспирации подрывная работа, выражающаяся в пропаганде ненависти к азербайджанскому народу. Под видом религиозных постулатов христианства в них функционируют курсы, готовящие агитаторов-боевиков дашнакского, крайне агрессивного толка», – говорится в записке.

Контрразведчик приводит пример конспиративной работы на этих курсах. Один из слушателей по фамилии Манукян конспектировал лекции, не полагаясь на свою память. Через два дня после того, как это стало известно, он был убит неизвестным, причем крайне профессиональным образом – на базаре со спины ударом заточенной стамеской в сердце. В тот же день лектор объявил слушателям о смерти «пламенного патриота», обвинил во всем азербайджанцев и призвал «по-подлому, везде и всюду их уничтожать».

«У нашего агента имеются веские основания считать, что при обучающей структуре существует плотно засекреченная боевая группа, укомплектованная отъявленными националистами-уголовниками. Каждый участник группы хорошо оплачивается», – констатирует Каричадзе.

Кроме того, автор записки упомянул выступление лидера армянской церкви, который обвинил армян, живущих в Азербайджане, в том, что они перестали платить в «общенародную казну», и напомнил, что «на щедрые взносы во имя будущего нации не скупились» многие известные люди, в том числе семья одного из наиболее влиятельных членов партии Анастаса Микояна. Обеспечить выплаты тех, кто «забыл свое родство», католикос всех армян назвал богоугодной задачей, для которой «цель оправдывает средства», а «возвращение памяти» он предлагает, в том числе, с помощью «кастета, ножа или пистолета».

Судя по всему, упоминание щедрых дарителей и стоило Томазу Каричадзе карьеры. Генерал Семичастный вернул записку непосредственному начальнику Каричадзе с резолюцией «полковника занесло». Примерно в это же время решался вопрос о назначении Микояна на должность председателя президиума ВС СССР и, как считает Аскеров, заявление о том, что семья Микояна финансирует армянское радикальное подполье, могла не лучшим образом отразиться на карьере. Каричадзе был отправлен в отставку, а вскоре умер при невыясненных обстоятельствах.

Далее Лев Аскеров приводит рассказ Рафаэля Шика, главного редактора одной из городских газет Сумгаита, который был очевидцем событий в этом городе. Он рассказал, что поезд с беженцами, которым транспортировали несколько десятков убитых азербайджанцев, стал катализатором последующих событий. Вкратце речь шла о том, что шестерых из погибших должны были привезти в Сумгаит, где жили родственники. Утром в день похорон кто-то организованно раскидал по подъездам конверты, в которых были профессионально сделанные фотографии изувеченных и жестоко убитых людей, а также листовка с призывом к патриотам проводить в последний путь своих соотечественников. Однако на кладбище во время молитвы некий молодой человек начал устраивать настоящий спектакль, вызывая у толпыагрессию по отношению к армянам. Шик знал этого человека, потому что незадолго до этого он пришел в редакцию и попросился на должность внештатного корреспондента – его имя по паспорту было Эдуард Григорян, хотя во время спектакля он назвался азербайджанским именем Ибрагим. Таким образом, этнический армянин был во главе пестрой толпы молодых и горячих ребят, которые устроили армянский погром.

О судебном процессе над Григоряном Аскерову рассказал Аслан Исмаилов, бывший гособвинителем по этому делу.

«Природная склонность к садизму и приемы боевых искусств, полученные им в секции карате сумгаитского общества «Химик», которым руководил Акпер Балаян (по паспорту – Балаев), позволяли этому мерзавцу держать в страхе и подчинении всех, кто входил в его окружение. Должен отметить, что Эдуард Григорян был гораздо умнее остальных обвиняемых. Складывалось ощущение, что этот человек прошел специальную подготовку, в которую входили не только навыки карате, полученные в «Химике». Следствие стало отрабатывать эту версию и даже вышло на некие курсы, проводимые в бакинской армянской церкви под патронажем Эчмиадзина и спецслужб Армении. Однако на этом этапе старший советник юстиции Генеральной прокуратуры СССР полковник Галкин велел немедленно прекратить расследование, поскольку, по его словам, оно «уводит следствие от самого преступления», – приводит он слова Аскерова.

Упоминает автор статьи и еще несколько моментов, которые порождают новые вопросы. В частности, «люди в черных плащах». Во всех показаниях, от обвиняемых по делу Григоряна до рассказа Шика, присутствуют таинственные люди в одинаковых плащах. Автор делает вывод, что это могли быть некие кураторы, которые направляли процесс, предоставляли информацию, включая таинственный список жертв и, видимо, обеспечивали прикрытие для зачинщиков – в частности, Аскеров говорит, что Григорян всегда был проинформирован о показаниях остальных обвиняемых, имел различные поблажки, мог разговаривать с женой и многое другое.

Еще одно обстоятельство, на которое обращает внимание автор, – что сценарий всех этих событий явно писался за рубежом. Об этом писал, например, тогдашний посол США в Москве Джек Мэтлок, об этом упоминал и начальник управления нелегальной разведки КГБ Юрий Дроздов, который в одной из книг приводит слова своих визави о том, что «пройдет время, и, если это будет рассекречено, вы ахнете, узнав, какую агентуру на самом вашем верху имели ЦРУ и Госдепартамент США». Об этом же говорил уже гораздо позже известный политолог Сергей Кургинян, который утверждал, что события в Сумгаите «делали люди со стороны, нанятые представителями зарубежных частных структур. Мы этих представителей знаем по именам и знаем также, к каким структурам они принадлежали».

Таким образом, Лев Аскеров делает вывод, что правда о событиях 30-летней давности постепенно выходит наружу, но вопросов без ответов остается гораздо больше, чем хотелось бы.

Фото: пресс-служба президента Азербайджана

Добавьте ФедералПресс в мои источники, чтобы быть в курсе новостей дня.
Присоединяйтесь к нам
Версия для печати
Загрузка...
Комментарии читателей
0
comments powered by HyperComments
YouTube 1