Общество
  1. Общество
Общество
Приморский край
0

Бесполезные запреты: что не так с новыми поправками в закон об оружии

Власти вновь заговорили о необходимости ужесточения контроля за продажей оружия
Власти вновь заговорили о необходимости ужесточения контроля за продажей оружия

После трагедии, произошедшей в казанской школе, власти вновь заговорили о необходимости ужесточения контроля за продажей оружия. Своими вариантами решения проблемы делятся и региональные чиновники. Так, зампред сахалинского правительства Владимир Ющук предложил всех покупателей оружия помещать в базу потенциально опасных лиц. Дескать, нужна система, которая поможет отследить перемещения такого человека – и в случае, если он окажется рядом с образовательным учреждением, немедленно отреагировать. Насколько эффективны подобные меры, разбирался корреспондент «ФедералПресс» на Дальнем Востоке.

Ищите психолога

Эксперты, как правило, критикуют предложения вроде того, что поступило от Ющука. В основном за то, что власти смотрят на проблему поверхностно, хотя корни ее зарыты намного глубже. От создания списков или жестких ограничений ситуация с преступностью не изменится, зато могут пострадать законопослушные граждане. Так, экс-председатель движения «Право на оружие» Игорь Шмелев уверен: закручивание гаек – предлагаемые властями меры в отношении огнестрела – не слишком рациональны.

«В идеале, наверное, власти вообще хотели бы полностью запретить оружие у гражданских. К чему это приводит, можно посмотреть на примере Японии, Кореи, Китая. Сразу станет видно, что проблему это не решит. Куда более эффективна либерализация законов в этой области», - считает эксперт.

В России за последнее десятилетие число владельцев оружия снизилось на четверть – прежде всего, благодаря законодательным мерам. Однако проблем больше не стало, скорее, наоборот. Трагедия в Казани показала, что вооруженного преступника чаще всего просто некому остановить.

Врач-психиатр, глава комиссии по освидетельствованию и выдаче справок Еврейской автономной области Олег Тойтман считает меры, предложенные зампредом сахалинского правительства, излишними. По его мнению, чего действительно не хватает для оценки реального состояния кандидата на получение оружия, так это психологического осмотра.

«Есть такие вещи, которые психиатр при первичном осмотре, длящемся всего несколько минут, обнаружить не может. Для этого нужна работа психолога, который не только оценит состояние человека на момент получения справки, но и увидит определенные черты характера, которые могут повлиять на решение», – рассказал он «ФедералПресс».

К тому же человек, зная, что он идет к психиатру, может держать себя в руках и не позволять себе агрессивные вспышки. Но все это могло бы выявиться во время подробного психологического осмотра.

После стрельбы в казанской гимназии часто стали говорить, что нельзя измениться в одночасье, превратившись из доброго и веселого человека в хладнокровного убийцу. Для этого у него должна быть достаточно подвижная психика. То есть, это не человек меняется, а его скрытые черты выходят на первый план.

«У человека изначально есть определенные изменения личности, которые сохраняются в течение всей жизни. Все черты характера складываются в возрасте от двух до пяти лет. И все, что родители успели вложить в него в этот промежуток времени, мы в дальнейшем и видим. Психолог как раз занимается тем, что ищет ядро личности, смотрит, что каждый конкретный кандидат представляет изнутри», – продолжает Олег Тойтман.

Психиатры же, по большому счету, ищут поверхностные проявления проблем, которые видны не всегда.

В списках значатся

Сегодня российские психиатры и наркологи работают строго по приказу министерства здравоохранения № 441-н от 30 июня 2016 года. Документ определяет порядок освидетельствования на наличие медицинских противопоказаний, в том числе и к ношению оружия. Кроме того, есть постановление правительства от 19 февраля 2015 года – в нем перечислены все заболевания и отклонения, которые препятствуют получению оружия. В списке почти все существующие психические болезни, в том числе алкоголизм и наркомания.

«Часто можно услышать: мол, мы пришли в психоневрологический диспансер, а нас никто ни о чем не спрашивал. Но так не бывает. Когда человек обращается в регистратуру любого ПНД, проверяют на наличие медицинской карточки, которая хранится от 25 до 50 лет, были ли обращения к психиатру – если обращался, то с чем, с каким диагнозом, какими проблемами. Потом уже врач единолично принимает решение», — добавляет Тойтман

Перед этим кандидат еще должен сдать анализ на наличие наркотических средств – современные лаборатории способны обнаружить в крови или моче человека от трех до десяти видов наркотиков. Если все в порядке, он получит справку на 14 дней.

Проблему ищут не там

Нельзя сказать, что нынешняя российская система работает безотказно. К работе психиатров на комиссиях действительно зачастую есть вопросы. Охотник из Биробиджана с более чем сорокалетним стажем Юрий Панин говорит, что раньше, в советское время, было намного сложнее получить разрешение на ношение оружия – поэтому и ценили его соответствующе.

«Те, кто получил оружие с большим трудом, кто прошел сложный путь, не пойдут на преступления, потому что ценят то, что у них есть. Важно, чтобы оно не попадало в руки случайных людей, тем более с отклонениями в психике. Сейчас, на мой взгляд, очень не хватает действительно тщательного отбора кандидатов на лицензию. Еще на этапе прохождения психиатрической комиссии», – считает Юрий Панин.

Эксперты отмечают – меры, которые сейчас предлагают чиновники, усложнят жизнь простым людям, но на деле окажутся бесполезными. Как отмечает охотник Виталий Иванчо из ЕАО, чиновники видят проблему в том, что люди в принципе покупают оружие. Это, очевидно, не так – беда происходит, когда оружие попадает не в те руки.

«Слабым местом в регулировании оборота оружия по-прежнему остается медицинская экспертиза. Вероятно, ее стоит сделать более тщательной, сильнее проработать какие-то моменты. Это будет куда действеннее новых запретов», - рассказал он «ФедералПресс».

Стоит отметить, что Госдума планирует внести понятие «медицинские противопоказания к владению оружием» в действующий законопроект. Из других новаций: пройти комиссию у психиатра и нарколога можно будет строго по месту жительства. Делать ее можно будет только в государственных и мунициальных учреждениях. При этом заключение врачи будут отправлять в реестр электронных документов, доступ к которому разрешат Росгвардии.

Однако все эти меры опять касаются усложнения формы, а не содержания. Да, станет меньше мест, где можно будет пройти комиссию, но ее суть не изменится. Генерал-майор ФСБ в отставке Александр Михайлов считает, что новые запреты будут носить чисто косметический характер. По его словам, нет никакой проблемы в том, чтобы следить за легальным оборотом оружия, поскольку эта система налажена – продать его могут только при наличии документов. Но гораздо большую угрозу представляет незаконная продажа.

Безусловно, оружейное законодательство в существующем сегодня виде нужно менять. Это признают эксперты с обеих сторон: и те, кто принимает законы, и те, кто с ними непосредственно сталкивается. Однако вряд ли это должно стать игрой в одни ворота, когда авторы придумывают новые запреты, не обращая внимания на слепые зоны имеющихся законов.

Фото: ФедералПресс\Евгений Поторочин, Елена Майорова

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе новостей дня.
Версия для печати
Комментарии читателей
0
comments powered by HyperComments