Экономика
  1. Бизнес
  2. Экономика
Экономика
Республика Башкортостан
0

Падение «Ротора»: кто виноват в банкротстве уникального ОКБ в Башкирии

Конструкторское бюро «Ротор» начало процедуру банкротство
Предприятие разрабатывало сверхлегкие вертолеты и самолеты

В Башкирии началось банкротство опытного конструкторского бюро «Ротор» – уникального предприятия, которое разрабатывало сверхлегкие самолеты и вертолеты. Конструкторам обещали сохранить производство. Но этого не произошло. Почему ОКБ постигла такая участь и что говорят участники процесса – в нелегкой судьбе сверхлегкой авиации разбирался корреспондент «Федерал Пресс» в Башкирии.

Арбитражный суд Башкирии 31 мая ввел процедуру наблюдения на ООО ОКБ «Ротор» в рамках дела о банкротстве. Опытное конструкторское бюро расположено в Кумертау, «вертолетной столице» республики, и занимается разработкой и производством сверхлегких вертолетов и самолетов. По словам разработчиков, их изделия не имеют аналогов в мире по техническим характеристикам, экономичности и простоте в управлении.

Банкротное дело было возбуждено в марте 2021 года по иску АО «Аэроэлектромаш» – московской компании, которая в 2018 году заказала опытному конструкторскому бюро изготовить три сверхлегких вертолета Р-34. «Ротору» за эту работу заплатили 51,5 млн рублей. По истечении срока заказчик так и не смог получить готовые изделия.

В 2020 году Арбитражный суд Москвы постановил взыскать с «Ротора» все средства, вложенные компанией «Аэроэлектромаш» в этот проект. Но ОКБ не смогло расплатиться. Тогда инвестор обратился в арбитраж Башкирии с иском о банкротстве.

Заманчивое предложение

Основатель и директор ОКБ «Ротор» Виктор Хрибков настроен пессимистично. На вопрос о дальнейшей судьбе уникального предприятия он однозначно заявляет, что все кончено.

«Никому в Башкирии не нужно предприятие, которое будет производить самолеты и вертолеты. И это не только мое решение», - говорит Хрибков.

Незадолго до нынешних событий, в августе 2020 года, глава Башкирии Радий Хабиров провел совещание на базе «Ротора» и связанного с ним ООО «Роторфлай» – совместного предприятия с китайским инвестором, компанией «Утун». Хабирову показали последние разработки ОКБ – сверхлегкие вертолет Р-34 и самолет Р-20M.

Тогда руководитель конструкторского бюро рассказал главе региона о планах на развитие. Китайский инвестор в свое время помог построить производственные и офисные помещения, взлетно-посадочную полосу, ангары для самолетов. Затем китайцы вышли из проекта и «Роторфлай» обанкротился. Все разработки остались у ОКБ «Ротор». Хабиров публично поручил поддержать компанию – как юридически, так и финансово.

«Четко понимаю, что, если мы начинаем совместную работу, то проект должен быть успешным. Если говорить о перспективах, мы рассматриваем возможность создания в районе уфимского аэропорта индустриального парка с центром компетенций в области сверхлегкой авиации. Он мог бы стать хорошей площадкой для реализации ваших проектов», - сказал Хабиров.

Но сказанному не суждено было сбыться.

Как рассказал «Федерал Пресс» сам Виктор Хрибков, беды компании начались в 2018 году. Тогда генеральный директор АО «Аэроэлектромаш», бывший директор Кумертауского авиационного производственного предприятия (КумАПП) Борис Малышев возглавил московскую компанию «Аэроэлектромаш» и предложил ОКБ «Ротор» сотрудничество: москвичи будут заказывать вертолеты и выводить их на рынок, а местные конструкторы получат постоянный поток заказов. Предложение показалось заманчивым, и Хрибков согласился.

«Борис Сергеевич [Малышев] приглашает меня и говорит: «Не парься, тебе больше ничего не надо искать. Приезжай, мы заключим договор и начнем делать вертолет». Я заключаю договор, они начинают финансирование», - сокрушается Хрибков.

Директор ОКБ утверждает, что он со своей стороны полностью выполнил условия договора и предоставил заказчику вертолеты. Но инвестор решил забрать себе не только вертолеты, но и вообще все, считает конструктор.

«Когда мы сделали им три вертолета, выставили их на HeliRussia. Вертолет по отзывам получился просто шикарным. Причем по отзывам не просто зевак, а лучших вертолетчиков и экспертов. Они сначала перестали платить деньги, а потом назначили аудит, который посчитал, что мы недееспособны и растратили выделенные деньги. И арбитражный суд в Москве принимает решение вернуть 51 млн рублей, потраченных на эти три вертолета. Что, естественно, мы сделать не можем», - говорит Хрибков.

После этого работники ОКБ «Ротор» вместе с директором Сергеем Фатькиным перешли работать в «Аэроэлектромаш», который к этому времени открыл свое производство в Кумертау. Хрибков считает, что при этом бывший менеджмент «Ротора» забрал его разработки.

«Мои работники перешли работать к ним. Они забрали и моего директора, который забрал все мои наработки», - говорит Виктор Хрибков.

«Там нет никакого бизнеса»

У представителей компании «Аэроэлектромаш» видение ситуации диаметрально противоположное. Заместитель генерального директора Владислав Зырянов говорит, что руководитель «Ротора» попросту не справился с выполнением заказа, что и стало поводом для судебных разбирательств. По его словам, ни о каком рейдерском захвате ОКБ не может быть и речи.

«Мы не забирали ни у кого никакого бизнеса. Там и нет никакого бизнеса! Там есть введение в заблуждение потенциальных инвесторов… Хрибков кричит на каждом углу, что это рейдерский захват. Но это абсурд. Какой может быть рейдерский захват, когда имущество ОКБ «Ротор» почти ничего не стоит? Их имущество оценили в 4 млн рублей. Мы купили свою площадку за 15 млн. Это лишено какого-либо смысла», - говорит Зырянов.

Заместитель гендиректора «Аэроэлектромаш» подчеркивает, что его компания понесла убытки – как финансовые, так и репутационные – из-за того, что кумертауский подрядчик не выполнил договор.

«Мы очень рассчитывали на «Ротор». Уже анонсировали вертолет, вложили достаточно большие деньги в рекламу, заявили правительству Москвы, что создаем новый легкомоторный вертолет. Но в итоге ничего не получили», - продолжает он.

И даже после того, как стало известно, что «Ротор» уже несостоятелен, инвестор не бросил коллектив и созданные им разработки на произвол судьбы, говорит представитель московской компании.

«После того, как суд установил, что «Ротор» не выполнил взятые на себя обязательства, и начался процесс банкротства ОКБ, мы, понимая, что это небольшое предприятие и людям важно сохранить работу, предложили сотрудникам переходить к нам и работать напрямую на «Аэроэлектромаш». Мы сказали: «Создавайте тогда машину у нас, с нуля». В Кумертау мы приобрели за свой счет и оборудовали новую площадку, вложили в нее порядка 15 млн рублей. И люди, которые месяц сидели без работы в «Роторе», все перешли к нам. Более того, мы предложили работу самому Виктору Хрибкову. Мы готовы были забыть то, что произошло, и начать все с нуля, но он не согласился», - говорит Зырянов.

Сейчас на новой площадке в Кумертау тот же коллектив работает уже над другим проектом. Он получил название в честь компании «Аэроэлектромаш» – АМ-1. Как рассказал Владислав Зырянов, они изначально отказались от идеи переводить производство в Подмосковье.

«Акционеры «Аэроэлектромаш» в декабре 2020 специально выезжали в Кумертау и встречались с мэром города. Мы показали администрации, что купили площадку, создали новые рабочие месте, хотим производить вертолеты и платить налоги в Башкирии. У нас есть площадки под Москвой, в Ермолино, но мы принципиально не перевели производство туда», - сказал представитель компании.

Главный юрисконсульт АО «Аэроэлектромаш» Екатерина Машталер подтвердила, что банкротство ОКБ «Ротор» – вопрос времени.

«После того, как решение вступило в силу, мы обратились в службу судебных приставов. Было возбуждено исполнительное производство, но никаких результатов не было. Приставы смогли взыскать с «Ротора» всего 54 тысячи рублей. В итоге мы подали на банкротство», - сказала Машталер.

«Деньги распилили и похитили»

Тем временем Виктор Хрибков готовится окончательно похоронить свое детище, которому отдал больше 30 лет жизни. Он напомнил, что власти обманывают его уже не в первый раз. Еще в 2011 году его разработки – модели сверхлегких вертолетов – были представлены на стенде Башкирии на форуме в Сочи. Их увидел председатель правительства Владимир Путин. После короткого разговора с тогдашним главой республики Рустэмом Хамитовым премьер поручил оказать содействие предприятию, отметив, что это уникальное производство, подобных которому в мире – всего около десятка. Руководство Башкирии тогда обещало Путину оказать поддержку кумертауским разработчикам.

«Но на этом дело не закончилось. Путин тогда поручил выделить 75 млн рублей на наш вертолет. Деньги, говорят, дошли до Уфы, где их якобы распилили и похитили. Это я могу прямым текстом утверждать с вероятностью 99%», - говорит Хрибков.

«Федерал Пресс» направил запрос в пресс-службу главы РБ, чтобы выяснить, была ли оказана конструкторскому бюро какая-то поддержка. Запрос перенаправили в министерство промышленности, энергетики и инноваций республики, где ответили, что в сентябре 2020 года Минпром РБ заключил с ООО ОКБ «Ротор» соглашение о сотрудничестве. Но в дальнейшем компании будут помогать, только если она сама сможет привлечь инвестиции.

«Накопленный опыт и технические наработки ООО «ОКБ Ротор» могут быть использованы в рамках создаваемого авиационного кластера Республики Башкортостан только при условии привлечения инвестиций в дальнейшее производство сверхлегких летательных аппаратов», - сообщили в пресс-службе ведомства.

При этом в апреле 2021 года на Российском промышленном форуме в Уфе образцы продукции ООО «ОКБ Ротор» снова показали публике как уникальные достижения конструкторов республики. Правда, на этот раз громких заявлений о развитии сверхлегкой авиации никто предусмотрительно не делал.

Фото: Avel Chuklanov / unsplash.com

Добавьте ФедералПресс в мои источники, чтобы быть в курсе новостей дня.
Версия для печати
Комментарии читателей
0
comments powered by HyperComments