Экономика
  1. Бизнес
  2. Экономика
Экономика
Нижегородская область
0

Зоны особого внимания: какие экономические кластеры Поволжья обречены на провал

Особые экономические зоны в России
За годы существования многие ОЭЗ так и не показали достаточного результата

Правительство России уточнило критерии создания особых экономических зон (ОЭЗ). Как сообщила пресс-служба кабмина, появятся положения, повышающее эффективность этого инструмента развития территорий. Между тем, работа ОЭЗ в Поволжье уже показала: далеко не все из них оказываются эффективными, деятельность некоторых вызывает немало вопросов. Какие территории оказались успешными, а какие провалились – разбирался «ФедералПресс».

Надежда для жителей регионов?

Согласно постановлению, подписанному премьер-министром Михаилом Мишустиным, при создании ОЭЗ появятся дополнительные критерии. В их числе:

  • соотношение между государственными инвестициями и частными вложениями в инфраструктуру ОЭЗ – 1 к 5;
  • определяется минимальное количество резидентов экономической зоны;
  • если объем инвестиций составляет от 8 до 20 миллиардов рублей, в ОЭЗ должно быть не менее пяти компаний. При вложениях от 20 миллиардов рублей допускается размещение одного резидента.

В идеале эффективная работа особых экономических зон должна повысить инвестиционную привлекательность и улучшить жизнь рядовых граждан, пояснил «ФедералПресс» политолог Сергей Журавский.

«ОЭЗ призваны наращивать число промышленных производств, увеличивать количество высокотехнологичных и хорошо оплачиваемых рабочих мест. Это улучшает экономическую ситуацию в регионе, повышает его стабильность и препятствует оттоку населения. К сожалению, редкие ОЭЗ сегодня могут похвастаться такими результатами», – констатировал Журавский.

Успех через 20 лет

К каждой особой экономической зоне следует подходить индивидуально, чтобы оценить степень ее эффективности, считает политолог Николай Евдокимов. По его словам, зачастую в России начинают воспринимать ОЭЗ как панацею от всех бед, однако это не так.

«В конечном счете все упирается в эффективность регионального управления. В идеале ОЭЗ должны способствовать притоку капитала и инвестиций, а значит, появлению новых рабочих мест. Другими словами, эффект от ОЭЗ мультипликативный. Но, опять же, все зависит от уровня регионального управления. Там, где власть не может настроить нормальный режим работы, там и эффекта не будет, а ОЭЗ так и останется на бумаге», – пояснил он «ФедералПресс».

Эксперт отмечает, что успешные ОЭЗ – это те, которые дают ожидаемый эффект. К сожалению, таких не очень много.

«Можно назвать особые экономические зоны «Алабуга» в Татарстане, «Алга» в Башкирии. Создание новых ОЭЗ, видимо, будет происходить в относительно развитых, мощных регионах. Это уже наблюдается в тех же Татарстане и Башкирии», – говорит Евдокимов.

По его оценкам, есть потенциал у Нижегородской и Самарской областей, Пермского края.

Однако об эффективности ОЭЗ как инструмента для стимуляции экономики регионов постоянно ведутся споры – предпринимателям предоставляется широкая линейка федеральных и региональных льгот, но выход на окупаемость и конечную выгоду для субъекта федерации занимают десятилетия, пояснил «ФедералПресс» научный сотрудник научно-исследовательского центра Башкирской академии государственной службы и управления (БАГСУ) Арсен Шаяхметов.

Он подтвердил, что на территории ПФО наиболее старейшая ОЭЗ – «Алабуга» (Республика Татарстан), начавшая свою деятельность в 2005 году.

«Пожалуй, ее как раз можно назвать одной из немногих эффективных на сегодняшний день инвестиций – территория Елабужского района и город Елабуга по производству промышленной продукции на душу населения превосходит средний показатель по Татарстану на 42,7 %, а среднероссийский уровень – в 3,1 раза. Это показывает примерный горизонт выхода на окупаемость подобных территорий – минимум 15-20 лет», – указал эксперт.

«Витринные экземпляры»

Среди примеров неэффективных ОЭЗ можно назвать ПОЭЗ «Ульяновск», ОЭЗ туристического кластера под управлением АО «Курорты Северного Кавказа», Николай Евдокимов. По его оценкам, мы будем наблюдать привычную картину: усиление дальнейшей дифференциации регионов. Стоит признать, что слабым субъектам сложно привлечь инвесторов даже путем создания особой зоны.

Многие крупные регионы округа имеют в своем распоряжении особые экономические зоны – например, «Кулибин» в Нижегородской области, «Тольятти» в Самарской области. Но, по словам Шаяхметова, их работа направлена в первую очередь на развитие городов, вокруг которых в советское время развивалось производство. Сегодня этого мало, чтобы обеспечивать в прежнем объеме качество жизни людей. Например, в Мордовии особые экономические зоны планировалось создать еще в 2018 году, но по сей день эта идея лишь обсуждается.

Аналитик Института региональной экспертизы Марат Хамидуллин в разговоре с «ФедералПресс» напомнил, что изначально ОЭЗ предлагают бизнесу ряд конкурентных преимуществ для реализации проектов, в том числе по локализации производства в России и выходе на евразийский рынок.

«Однако сегодня некоторые ОЭЗ превращаются в декоративные проекты – это такие «витринные экземпляры», их всем показывают, но никакой практической пользы они подчас не приносят», – указал Хамидуллин.

В то же время, считает эксперт, у некоторых подобных проектов в Поволжье есть будущее. Хамидуллин напомнил, что в прошлом году, несмотря на пандемию коронавируса, постановлением премьер-министра России близ городов Стерлитамак, Ишимбай и Салават (Республика Башкортостан) была создана ОЭЗ промышленно-внедренческого типа «Алга» сроком на 49 лет. Она дополнила уже имеющиеся ТОСЭР в Кумертау и Белебее.

В дальнейшем власти республики намерены организовать инновационную ОЭЗ под Уфой – она должна консолидировать научный потенциал республиканских университетов и технопарков, а также Евразийского НОЦ мирового уровня, одного из шести, получивших грант правительства РФ в прошлом году.

Фото: Razvan Chisu / unsplash.com

Добавьте ФедералПресс в мои источники, чтобы быть в курсе новостей дня.
Версия для печати
Комментарии читателей
0
comments powered by HyperComments