Top.Mail.Ru
Общество
Челябинская область
0

Что скрывают балерины: смотр голышом, голодные обмороки, грыжи и боль

Язиля Шагбалова
Язиля задействована во всех спектаклях театра в составе кордебалета

За грациозностью поз стоят долгие часы у станка, за уверенными сценическими жестами – комплексы и переживания, а за лучезарной улыбкой – годы каждодневной серьезной работы. Яркая, но короткая карьера артистки балета полна потрясений, травм, борьбы с комплексами и конкуренции. Танцовщица кордебалета Башкирского государственного театра оперы и балета Язиля Шагбалова откровенно рассказала корреспонденту «ФедералПресс» об особенностях своего пути и о личном опыте в профессии.

Балетное детство: смотр голышом, интернат и конкуренция по природным данным

В балет Язиля пришла благодаря маме, у которой была мечта стать балериной. «Мама назвала меня в честь своей подруги, которая была отличным танцором башкирских танцев», – отметила артистка.

Все началось в 5 лет, когда родители привели маленькую Язилю на эстрадные танцы. В возрасте 10 лет девочка прошла жесткий отбор и поступила в Башкирский хореографический колледж им. Р. Нуреева, где проучилась 8 лет и получила диплом артиста балета.

Отбор в балетную школу проходит в четыре этапа. Начинают проверку далеко не с музыкальной и танцевальной одаренности. В кабинет заходит несколько детей в одних трусах. Перед группой за столами сидят серьезные члены комиссии, которые вглядываются в каждый сантиметр детского тела. Уже на первом этапе детские мечты и стремления рушатся о несоответствие природных данных. Поэтому для некоторых мечта стать балериной навсегда останется несбыточной. Педагоги уверяют, что стараться не имеет смысла: природа берет свое, и это большая лотерея.

Комиссия сразу бракует неподходящую форму головы и шеи, смотрит подъем стопы, определяет гибкость мышц: «Тогда меня взяли одну из всей группы. Ощущения странные: почему взрослые люди нас обсуждают, мы стоим в трусах. Я была ребенком, далеким от балета. Для меня это все было непонятно».

На втором этапе детей смотрят врачи. Язиля вспоминает, что у одной из девочек был большой шрам на груди. Комиссия сочла его явным признаком проблем с сердцем. Безусловно, дальше ребенок не прошел.

На третьем этапе дети сдают экзамены по общеобразовательным предметам. И лишь на финальном этапе они показывают себя во всей красе: комиссия проверяет пластичность, координацию, музыкальность, артистичность.

Для балетных людей одним из главных составляющих успеха является дисциплина. Самостоятельную жизнь многие начинают с 10 лет. Язиля жила в интернате 8 лет и благодарна этому времени за друзей и «вторую семью». И это не все плюсы.

«Это очень удобно. Учеба кончалась в 21:00. Тебе оставалось лишь перейти в другое здание, а не тратить время на дорогу. Это отличный вариант, чтобы отдохнуть и настроиться на следующий день», – вспоминает артистка.

Юные балерины попадают в интернат в возрасте 10 лет

Больше всего маленькая Язиля скучала по домашней еде и, конечно, родителям. Девушка считает, что для них, современных детей, жизнь в интернате была проще, чем раньше: поддерживать связь можно чаще благодаря телефону.

Коллективное взвешивание, увольнение и РПП: чем грозит набор веса

Иногда таланта, дисциплины и стремления недостаточно. И речь не только о сольных партиях, тысячах поклонников и уважении среди конкурентов. Чтобы потерять работу, балерине достаточно слегка поправиться.

Если учитывать, что в балет приходят на пике формирования организма, остается догадываться, какой физической и моральный урон можно ему нанести.

«В переходном возрасте, когда девочка развивается, появляются характерные округлости, гормоны перестраиваются. Из-за этого балерины могут поправляться. Как раз в этом возрасте и заставляют худеть, когда организм развивается», – отметила девушка.

За внешним видом балерины следят всю жизнь: начиная от группового просмотра детей без одежды, заканчивая увольнением из театра. Руководство театра сначала делает предупреждения.

«Самое страшное, я знаю, что в одном из училищ девочек взвешивают толпой. Все слышат вес каждой из них, комментарии, которые отпускает руководство. Это большая проблема в балете – не все педагоги умеют корректно сказать об этом. Тем более ребенку… Такие вещи нужно говорить аккуратно. Как минимум вызывать по одному. А не говорить при всех: ты толстая».

Если отражение в зеркале не меняется, прибегают к самому худшему – и нет, это не уход из состава, а изнурительные диеты.

«Я со стороны наблюдала это 8 лет, находясь в интернате. Худели все неправильно: если мне сказали скидывать вес, то я не буду есть. Они могли падать в обморок, не есть весь день, пить слабительное, засовывать два пальца в рот. Для маленькой девочки это очень большая проблема, я переживаю за детей», – делится трудными воспоминаниями Язиля.

Первые замечания в адрес внешнего вида Язиля услышала в 2020 году, в послепандемийное время. Тогда на время репетиции и физические нагрузки в привычном объеме прекратились: «Когда ты всегда худая, а потом на глазах у всех коллег говорят, что ты толстая, это сильно бьет по самооценке. Я была неопытна в диетах, заработала расстройство пищевого поведения. И я до сих пор продолжаю худеть уже четвертый год: это тяжело, правда».

Из-за внешнего вида Язилю убирали из состава некоторых постановок. Репетиций становится меньше, навык теряется. Скидывать вес становится сложнее. Морально давит цифра на весах и замечания руководства.

В желании скинуть вес быстрее и больше, у балерины случались срывы:

«Тебе говорят: «Худей», а ты воспринимаешь это близко к сердцу: не работаешь, перестаешь нравиться себе в зеркале, появляется много комплексов после того, когда тебя назвали «коровой». Когда у меня были стресс и апатия, я начинала их заедать».

«Стараюсь не загоняться по поводу работы: в балете легко начать копаться в себе, в недостатках и комплексах – можно легко потеряться»

Лечебное свойство сцены: «Балет – не каторга»

Многочасовые репетиции, спектакли, непредсказуемый график – это еще не все, к чему привыкают балерины.

«Каждый человек переносит тяжести в работе. Громко сказано «тяжести» – балет все-таки не каторга! Если свою работу любишь, это легко перекрыть эмоциями и овациями», – уверена артистка.

У Язили две грыжи в поясничном отделе. За день до спектакля они воспалились. На сцену девушка вышла с обезболивающей мазью, так как замену найти не удалось: «Я не могла сидеть и ходить… Искры из глаз. Станцевала на каком-то адреналине. Но потом долго восстанавливалась».

«Без любви в балете никуда»: Язиля Шагбалова

Иногда травмы случаются прямо во время выступления. За кулисами на этот случай уже заряжен шприц с обезболивающим. У артиста есть несколько секунд для того, чтобы сделать укол и вернуться к зрителю.

Но не каждую боль можно заглушить таблетками и мазью: «Бывают случаи, когда кто-то из коллег потерял близкого человека. В этот момент можно сказать, что приходится скрывать боль за улыбкой. Но все-таки стараемся найти замену».

Однако девушка отметила большой плюс сцены: здесь артист забывает обо всем, кроме своего выступления. Поэтому хотя бы на некоторое время можно отвлечься от собственных мыслей: «Мы не можем позволить себе дать волю эмоциям на сцене. Зрители заплатили за билет, пришли получить приятные эмоции. Мы просто выполняем свою работу. У артистов балета не возникает мысли: «Мне приходится скрывать свою боль».

Одним из своих главных умений балерины считают способность быстро восстанавливаться

Поддержка играет большую роль. Девушка уверяет, что с коллективом ей повезло: «Конкуренция здоровая: все адекватно оценивают свои возможности. В нашем театре никто стекло в пуанты не подкладывает, костюмы не режет».

Язиля добавила, что в театре есть возможности для роста. Будучи поначалу танцором кордебалета, можно вырасти и до солиста. Руководству важны старания у станка, стремление и дисциплина.

Пенсия в самом расцвете лет: что делать дальше

Пенсионеры в мире балета молодые, а карьера балерин яркая, но короткая. Чем заняться после ухода из театра? На сцене артисты блистают около 20 лет. Если учесть, что на службу в театр балерины заступают в 18 лет, до 40–45 лет они могут участвовать в постановках и быть частью состава. Конечно, если нет тяжелых травм и физическая форма артиста позволяет протанцевать до такого почтенного в балете возраста. Кстати, Майя Плисецкая выходила на сцену до 65 лет, а в 70 состоялось ее последнее выступление.

Однако надежды на такое долголетие на сцене питают единицы. Параллельно с яркой сценической жизнью они сидят за студенческой партой, получая образование педагога-хореографа. Так же поступила и Язиля. Не успеешь оглянуться, как ты по балетным меркам не так уж и молод. Юное поколение наступает на пятки, и приходит время уступить дорогу и работать уже в новом статусе.

Одним из своих главных умений балерины считают способность быстро восстанавливаться

Сейчас Язиля активно ведет личный блог, изучает мобильную съемку, публикует небольшие репортажи и видео. Артистка считает, что ранний уход из профессии не ограничивает, а, наоборот, дает новые возможности: «Для меня ранняя пенсия – это возможность разнообразить свою жизнь, открыть грани своей личности и познакомиться с миром с другого ракурса. В наше время грех не воспользоваться шансом попробовать себя в разных направлениях. Например, я люблю работать с людьми – некоторое время назад я подрабатывала фитнес-тренером: вела растяжку и йогу. Это принесло мне удовольствие от процесса. Возможно, эти увлечения будут толчком для обретения новой профессии».

Фото: личный архив Язили Шагбаловой

Подписывайтесь на ФедералПресс в Дзен.Новости, а также следите за самыми интересными новостями УрФО в канале Дзен. Все самое важное и оперативное — в telegram-канале «ФедералПресс».

Подписывайтесь на наш канал в Дзене, чтобы быть в курсе новостей дня.