Финансы
Финансы
Россия
0

«Высокие прогнозы инфляции в большей степени соответствуют реальности, чем официальные данные»

Прогнозы Минэкономразвития и Центрального банка России по инфляции в 2019 году различаются: министерство ожидает роста цен на 4,3 %, Банк России – на 5–5,5 %. ЦБ прогнозировал, что годовая инфляция достигнет максимума в первом полугодии 2019 года (в марте-апреле – до 5,5–6 %), квартальные темпы прироста потребительских цен в годовом выражении замедлятся до 4 % во втором полугодии. МЭР же считает, что в пиковых значениях инфляция не достигнет 6 % и будет в районе 5 %. Резкие изменения цен в первом полугодии прогнозирует Руспродсоюз: по словам его исполнительного директора Дмитрия Вострикова, рост потребительских цен на продукты может составить около 8 %. Ожидания людей и субъективное поведение компаний затрудняют прогнозирование инфляции, говорит заведующая кафедрой экономики и финансов РАНХиГС, доктор экономических наук, профессор Алла Дворецкая. Эксперт рассказала «ФедералПресс», почему реальная инфляция выше официальных данных:

«Центробанк считает, что мы выйдем за таргет, то есть за 4 %. Многие другие тоже разделяют это мнение. Но мы же видим, что ожидания граждан и поведение экономических агентов не соответствуют тому, что регистрируется официальной статистикой, потому что она рассчитывается из потребительских цен на товары и услуги, среди которых нет современных вещей: доступа в интернет, мобильной связи и т.д. Поэтому естественно, что инфляция выглядит скромно, в реальности она выше. Более высокие цифры прогнозов в большей степени соответствуют реальности, чем официальные опубликованные статистические данные. Набор факторов одинаковый, инфляционные риски те же: неблагоприятная конъюнктура цен, НДС, экономические санкции, девальвация – все это, естественно, накладывается одно на одно. Плюс еще внутренние нерешенные проблемы (монополизм, низкая производительность труда), которые от Центробанка вообще не зависят. Поэтому вообще странно, что прогнозы не такие уж и высокие.

Пока мы находимся в зоне однозначных значений. Я надеюсь, и не выйдем из нее, если будет проводиться хорошая работа: и структурная реформа, и адекватная монетарная политика. Но у нас методы борьбы с инфляцией ограничены: многие вещи зависят не от нас, а от внешнеэкономических факторов, поэтому мы не можем их изменить. Здесь методы борьбы с инфляцией будут довольно скромными, как я считаю.

Есть и рукотворный момент – взяли и подняли НДС. В экономике такая взаимосвязь, что действительно повышаются цены. Это, собственно, был выбор Минфина, непонятный, на мой взгляд.

Но важен ведь не прогноз, а реальная картина. За прошедшие годы прогнозировали таргет в 4 %, пытались оставаться в этой зоне. Но теперь уже и Центробанк говорит, что вышли за рамки, и все. Вообще, нужно ли это было делать? Это все номинальные вещи, несущностные. Нужна работа по ограничению инфляции. Если инфляция будет управляемой, в пределах действительно 2–3 %, она неопасна для экономики. А она у нас выше и снижает все мотивы хорошо работать. А у ЦБ ограниченный набор мер воздействия на инфляцию, потому что она не денежная, а структурная».

Фото: ФедералПресс / Евгений Поторочин

Добавьте ФедералПресс в мои источники, чтобы быть в курсе новостей дня.
Присоединяйтесь к нам
Версия для печати
Комментарии читателей
0
comments powered by HyperComments
Facebook 1