Общество
  1. Общество
Общество
Иркутская область
0

«В обозримом будущем озеру не очиститься». Эколог о том, поможет ли Байкалу самоизоляция отдохнуть от людей

Существует множество методик оценки антропогенного воздействия
Существует множество методик оценки антропогенного воздействия

Режим самоизоляции, в котором мир находится уже второй месяц, выявил массу неудобств и системных проблем человечества. Однако, по мнению некоторых ученых, есть в этом и плюсы – природа отдыхает от человека. В Иркутской области прервался турпоток на Байкал. И если гостиничный бизнес от этого, бесспорно, понес потери, то самое глубокое в мире озеро получило шанс снизить антропогенную нагрузку. Насколько самоизоляция полезна для Байкала, экспертным мнением с «ФедералПресс» поделился профессор Аркадий Калихман:

«На территории Прибайкальского национального парка антропогенная нагрузка отслеживалась начиная с 1987–1988 годов. В настоящее время этот фактор очень серьезно исследуется, оценка строгая – в цифрах. Все данные доступны в научном отделе ФГБУ «Заповедное Прибайкалье». Существует множество методик оценки антропогенного воздействия. Мы, то есть «Заповедное Прибайкалье», пользуемся, на наш взгляд, наиболее приемлемой. Она позволяет составить не только карты на все территории, но и особо касается популярных, посещаемых мест. Которые составляют не такой уж большой процент от всей территории Прибайкальского национального парка. В большинстве случаев эти цифры близки к такой нагрузке, которую можно назвать предельной. Но они ее не превышают. Да, есть места, где нагрузка близка к критической. Это, например, Хобой. Но там за последние годы удавалось ее снижать. В частности, за счет инфраструктуры: настилов-троп. По грунтовым тропкам после появления дощатых уже мало кто ходит: неудобно! За счет таких решений рекреационная емкость объекта увеличивается. Без увеличения нагрузки на природные территории.

Близка ли антропогенная нагрузка на Байкальском побережье в целом к критической? Вопрос спорный. Считается, что она критическая, когда объект теряет свою привлекательность и поток туристов к нему падает. Есть другие критерии. Связанные с утратой так называемого биотического, связанного именно с этой территорией, разнообразия. Здесь больше речь идет о флористической, скажем так, составляющей. В меньшей степени фаунистической. Хотя и для нее, в частности для Ольхона, есть проблема с узорчатым полозом, и с монгольской жабой, и с ольхонской полевкой. Поэтому контроль за Байкалом в той части, которая касается Прибайкальского национального парка, ежегодно осуществляется. И эта нагрузка известна. Если говорить о Байкале в целом, то крайне неприглядны эти нагрузки и их результаты на юго-восточной части Байкала – ближе к заливу Провал.

Вопрос про то, как влияет режим самоизоляции на природу Байкала и его берегов, – он пока бессодержательный. Потому что мы называем самоизоляцией тот период в неполных два месяца, когда поток посетителей и так невелик. Формально нагрузка, может, и снижается, но фактически озеру и его берегам от происходящего ни хорошо, ни плохо. Если говорить о том, сколько времени нужно природе Байкала, чтобы очиститься от следов влияния человека, то я считаю: если воздействие человека уже оставило свой негативный след, то в обозримом будущем, к которому ныне живущие себя относят, очищение невозможно. Если говорить про знакомые территории, в частности про остров Ольхон, то во что он был превращен при советской власти? Он был так называемой рыбной колонией. Земли захватывались и осваивались все возможные. Там до сих пор выступают то остатки причалов, то в воду попадают удобрения типа дуста и других диоксинов. Кто об этом сейчас говорит? Но об этом нужно помнить и знать. Что вот те вырубки – они до сих пор незаросшие. Это все – последствия влияния человека. И разговоры о том, какое сейчас туристское воздействие, – да, они есть. Но влияние абсолютно несравнимо.

К негативным воздействиям можно отнести незаконные захваты природных территорий, которые касаются земель национального парка. Где возведены строения. Это просто, так скажем, отчуждение природных территорий, которые в принципе могли бы быть свободными. Потому – сколько времени необходимо? Лучше говорить о том, что необходимо разбираться с захватом территорий и становиться цивилизованными землепользователями. И только тогда негативные последствия будут заметно снижены. Прибайкальский нацпарк находится в том положении, когда юридические процессы идут постоянно. Только в прошлом году, насколько мне известно, их было пара десятков. Результаты пока скромные. Очень трудно вернуть все обратно. Практик и мер, которые помогли снизить антропогенную нагрузку, очень много. Их широко применяют на Западе. Но для этого нужно четкое, отлаженное законодательство, нормативная база».

Фото: ФедералПресс / Давид Азизов

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе новостей дня.
Версия для печати
Комментарии читателей
0
comments powered by HyperComments