Политика
  1. Политика
Политика
Москва
0

«Это наша земля»: историк рассказал о присоединении освобожденных территорий

Реконструкция
Россия окультурила земли Дикого поля, считает эксперт

Глава ЛНР Леонид Пасечник заявил о намерении республики вступить в состав России в любом статусе. Член ассоциации историков Союзного государства, эксперт РВИО Александр Макушин рассказал «ФедералПресс», почему освобожденные территории должны войти в состав России:

«Они заслужили это право. Там живут наши люди, люди, которые хотят говорить на русском языке, люди, для которых Россия, русская культура, русская цивилизация не чужда. Это люди общего с нами психотипа, это психотип большой России, а русский психотип, русская культура и русский национальный характер не обусловлены национальностью. Я повторю слова Маргелова: «Не важно какой оттенок нашей кожи или разрез глаз – для врагов мы все русские!» Мы объединены общей историей, эти территории должны стать нашими. Это наши люди, это наша земля, обильно политая кровью и в 1941, и в 1943, и в 2014, и сейчас. Это та земля, где вместе воюют и чеченец, и дагестанец, и русский, и украинец, все национальности большой России. Да и не только национальности большой России – за годы после распада Союза мы немного забыли, кто мы такие и что мы такое. Я не раз уже высказывался: Россия – это не народ, Россия – это не государство, Россия – это цивилизация, это особый путь в мире.

Мы отличаемся от Запада. Мы другие, мы на самом деле другие, это очень сложно исторически. Но европейский психотип, европейская история – это постоянное колониальное движение во все стороны. Европа стремилась к колониям. Мы никогда никого не колонизировали. Мы пришли в Среднюю Азию (а туда пришла Российская империя), там установился мир и закончилась работороговля. Россия пришла на Кавказ – кончились набеги и кровная месть. Россия пришла в Прибалтику (о чем не любят сейчас вспоминать), и из Прибалтики ушло понятие, когда местный житель, будучи человеком второго сорта, и, извините меня, когда эстонцы входили в Таллин, они снимали свои башмаки и ходили ночью, чтобы своим видом не портить, звуками своей обуви сон немецких господ и чтобы своим видом их не оскорблять.

Мы другие, мы на самом деле отличаемся. И сейчас мы воюем не с украинцами, как многие любят представлять, мы воюем с анти-Россией, с людьми, которые, будучи близкими нам по крови, взяли совсем другое, они ложно извратили европейскую концепцию расового превосходства. Это очень глубоко сидит в Европе, это очень укоренилось. Но это имеет исторические корни, это отходит к Августину, к Фоме Аквинскому, к понятию священной войны, это очень глубоко уходит. На этом воспитывалась Европа, и когда мы говорим «протестантская этика» – она выходит из этого. Европейская культура, европейский психотип, европейская самоидентичность – она формировалась с III–IV века. Так же и наша идентичность – продукт очень сложного исторического генезиса. И мы стали теми, кем мы стали – великой цивилизацией в ходе этого. Мы не большие по численности. Европа объединена больше нас, но мы владеем большой территорией, и овладели ей не мечом. Мы несли мир, мы несли порядок, спокойствие и общие культурно-нравственные ценности, как бы это слово ни было избито. Но мы несли эти ценности, и эти ценности были поняты и приняты многочисленным населением.

Приведу исторический пример, для меня он очень показателен. Середина XVI века, 1560–1570-е годы. Россия присоединяет Поволжье и Сибирь, жестокое правление Ивана IV Грозного. 1606–1612 год. Колоссальная смута, страна на грани распада, в Москве польские ставленники, в Москве украинское казачество со своим ставленником, но эти регионы не ушли от России. Как нам любят сейчас сказать наши европейские и американские псевдопартнеры (а по факту – противники) что мы тюрьма народов, что мы – колониальная империя. Почему эти территории не ушли? Что им мешало? Самый момент – ослабление центральной власти, никто не пошлет войска на усмирение. Эти регионы остались в большой России. Сибирь, которую совсем недавно присоединил Ермак! Эта земля осталась в России. Казань, Казанское ханство, где все помнили, что они наследники Батыя, наследники степных властителей! Она осталась в России. Астраханское ханство осталось в России, несмотря на то, что Турция – влиятельное и сильное на тот момент государство – могла оказать помощь. Яркий исторический пример того, что Россия всегда действовала не силой.

Мы приносили то, что нас отличало. Земли Дона: Донецка, Луганска, Малороссии – это земли, которые были не просто завоеваны нашими предками, война – это одно. Они были окультурены нашими предками, об этом сейчас многие забывают. Это ведь было Дикое поле, там были курганы, степи, половецкие бабы стояли в степи, и дозор там всадники гордо несли. И из диких земель там появился прекрасный сельскохозяйственный край. Там появилась мощнейшая промышленность, там появилось то, что в конце XIX – начале XX века называлось промышленным сердцем России. Естественно, это наша земля, и мы никому ее не отдадим.

У нас есть очень известная поговорка, что «русские всегда приходят за своими долгами». Она приписывается Бисмарку, которую цитируют обрезанно. Я бы сказал по-другому: «Русские никогда не забирают чужого. Мы возвращаем свое». Нам не нужна чужая земля, мы не идем в Турцию, не навязываем свои правила. Мы просто требуем уважения к себе и забираем свое.»

Фото: Фото: Igor Zehl / CTK / globallookpress.com

Подписывайтесь на ФедералПресс в Яндекс.Новости, Google News, а также следите за самыми интересными новостями в Яндекс.Дзен. Все самое важное и оперативное — в telegram-канале «ФедералПресс». Также присоединяйтесь к нам в соцсетях: мы есть в Telegram, ВКонтакте, Одноклассниках и Twitter.

Добавьте ФедералПресс в мои источники, чтобы быть в курсе новостей дня.
Регионы
Москва
Версия для печати