Политика
  1. Политика
Политика
Севастополь
1

«В Севастополе нет никакого раскола»

Требование распустить Законодательное собрание Севастополя, которое выдвигает сейчас ряд политических партий, не имеет под собой юридических обоснований, а является лишь предвыборным пиаром. Так считает секретарь севастопольского регионального отделения партии «Единая Россия» и депутат местного парламента Борис Колесников. В интервью «ФедералПресс» он рассказал, как не просто изначально складывались отношения с действующим врио и за какие качества он теперь уважает Овсянникова. Почему он считает идею с народными праймериз хорошей, а ее реализацию несостоятельной. Все о внутренней политике Севастополя накануне первых прямых выборов губернатора города в эксклюзивном интервью «ФедералПресс».

– Борис Дмитриевич, как вы оцениваете сейчас состояние гражданского общества в Севастополе. Есть мнение, что люди сейчас разделены на какие-то воинствующие лагеря?

– Если мы сейчас остановим на улице любого человека и спросим: «Есть ли раскол в обществе?» Никто не ответит утвердительно, люди понятия не имеют. Это мы политизированы: мониторим СМИ и социальные сети, а там действительно другая картина. Я считаю, что в городе нет никакого раскола. Межэтитные конфликты? Да, они есть, но это нормальный процесс.

– Ситуация с общественной палатой разве не раскол?

– Ситуация в общественной палате – это локальный конфликт, который на жизнь города в целом никак не влияет. Общественная палата стала недееспособна, я могу предположить, что это рукотворный межэлитный конфликт: борьба за власть, за влияние групп. Да, нам хотелось провести общественную экспертизу одного из законопроектов – об ограничении торговли алкоголем, но конфликт в организации не дает этого сделать. Если никто не в вправе вмешиваться в их работу, надеюсь они сами найдут пути примирения. Но повторюсь, на жизни города это не сильно отражается.

– В «Единой России» сейчас идет процесс отбора кандидата на кресло губернатора от партии власти. Как участники праймериз себя проявили? Определился лидер?

– Мы уже провели три площадки: организовали встречи кандидатов с членами первичных ячеек. Залы у нас всегда переполнены, люди приходят услышать наших кандидатов. Я не хочу сейчас объявлять кого-то первым, кого-то вторым, поскольку честно говоря – каждый очень старается. После дебатов кандидаты не сразу уходят – уже на улице их окружают люди и они беседуют. Конечно, большинство вопросов к врио губернатора, но это потому, что он сейчас действующая власть, а у людей к власти всегда есть вопросы. Но могу отметить – каждый кандидат старается выдвинуть какую-то хорошую идею. Мы надеемся, кто бы не выиграл выборы он услышит предложения других кандидатов.

– Для Овсянникова эти праймериз стали первыми публичными дебатами, как он общается с людьми?

– Для него это действительно старт публичного политика, да он был замминистра и привык к другому уровню общения. Вряд ли ему приходилось общаться с людьми с глазу на глаз. Сейчас он делает это с удовольствием – он многие вещи слышит и пытается на них реагировать. Приведу пример: после нашей встречи в Инкермане, губернатора окружило много людей, они начали задавать вопросы. Мы договорились о том, что вице-губернатор и депутаты по округу приедут в определенный день – соберем встречу и будем разговаривать не с избирателями, а с жителями. Я в хорошем смысле их разделяю. Люди получают обратную связь и это здорово. Мне кажется, ему это тоже нравится.

– Когда врио губернатора только назначили в Севастополь со стороны казалось, что у Вас с ним не просто складываются отношения, в какой момент произошли изменения?

– Да, сначала были натянутые отношения, но не только у меня и продлилось это не так долго, максимум месяц. Дело в том, что как я понимаю, губернатор сюда приехал вооруженный некоторыми слухами, которые были недобросовестно ему преподнесены: мол в городе есть точки влияния которые все решают. Видимо, он решил опираться на эти точки, но разобравшись в ситуации понял – этих точек влияния в каждом дворе по десять штук. Сейчас у нас деловые, нормальные отношения. К чести и Овсянникова и Гладкова (зам. губернатора – прим. ред.) хотя у нас доходило и до ругани, оба нашли в себе силы сказать: «Давайте перевернем эту страницу, мы были не правы». Меня это подкупило – абсолютно мужское поведение.

– На фоне сильной медийной активности перед выборам губернатора, как-то незамеченной проходит тема, что будут довыборы и в Законодательное собрание. Это как-то повлияет на расстановку сил в местном парламенте?

– Никак не повлияет. Сейчас многие думают, что в Заксобрании два лагеря: которые достают шашки, на лошадей садятся и друг друга крошат. Такого нет. Есть поданные законы, возможно есть лоббирование, но мы голосуем за законы, а не за тех кто их вносит. Сейчас легко проверить: я, например в своем блоге выступаю против правительственного закона о платных парковках. Мы сейчас проводим праймериз, у нас много известных людей заявилось: Олег Гасанов (зампред Общественной палаты – прим. ред.), Иван Кусов (директор МГУ в Севастополе – прим. ред.), Владимир Тюнин (русская община «Соболь» – прим. ред.), Вадим Колесниченко. Все они будут выступать и пытаться обаять наших партийцев. Мне как-то Алтабаева (спикер Законодательного собрания –прим. ред.) сказала удивительную фразу: «Борис Дмитриевич, пока я не стала депутатом, я была очень уважаемым человеком». Ведь благодаря Вашему брату (имеет ввиду журналистов – прим. ред.) такого порой напишут. У меня как-то был с губернатором разговор, он спрашивает: «Почему я о Ваших высказываниях узнаю из федеральной прессы?» Отвечаю: «Вы не поверите, я сам порой узнаю о своих высказываниях из федеральной прессы».

– Вы сказали интересный факт, что конфликта в Законодательном собрании сейчас нет, но ведь было же два лагеря? Сейчас действительно найден компромисс или это временное перемирие?

– Лагери действительно были, но пресса сильно навесила ярлыки эти – «меняйловцы», эти – «чаловцы». В целом, всегда можно говорить конструктивно, а подводные течения никого не интересуют. Я думаю, те кто распространяет сейчас неверную информацию уже начали борьбу за следующие выборы в Заксобрание. Один из кандидатов на наш праймериз, человек с именем, мне честно сказал: «Я хочу получить трибуну и в 2019 году идти уже со своей командой на выборы».

– Сейчас ситуация внутри Законодательного собрания спокойная?

На мой взгляд, да

– Тем временем часть общественников делает заявления смысл которых сводится к тому, что все плохо, Заксобрание надо разогнать, город лишить федерального статуса и объединить с Крымом. Вы поддерживаете эти лозунги?

– Расскажу сейчас еще историю без фамилии, этому человеку еще в городе жить. Приходит ко мне общественник и рассказывает: «Мы собираемся выдвигать одного кандидата и будем требовать разгона Заксобрания». Я ему говорю: «Ну ты понимаешь, что нет законных оснований?». «Да», – говорит. «Понимаю, но нам главное тему попиарить». Распустить Заксобрание может губернатор при определенных обстоятельствах, депутаты могут заявить о сложении полномочий, но если кому-то хочется «попиариться» – нельзя. Что касается темы объединения с Крымом, эту идею развили журналисты после того как у нас было совместное заседание политсоветов. Когда этот шум поднялся, я разговаривал с Сергеем Валерьевичем (Аксеновым – прим. ред.), он говорит: «Ну представь, что для меня как для хозяйственника Севастополь? Это лишние 300 км. ржавых труб, 500 км. разбитых дорог, мне этого по горло хватает». Для того чтобы лишить Севастополь федерального статуса нужно как минимум 2/3 депутатов Госдумы, 3/4 сената и еще 2/3 субъектов региональных субъектов законодательной инициативы. Такую политическую повестку, на мой взгляд, может объявить только один единственный человек, но никак не Аксенов и тем более не Колесников.

– Вы сейчас говорите о президенте?

Конечно. Только он такую повестку может задать. Все остальные слишком мелко плавают, чтобы сдвинуть такую махину.

– Эти заявления популистские?

– Это бред, а насчет того, что «все плохо», я так не вижу. Давайте вспомним, недавно был 2014 год: когда была другая валюта, не было банков, переходный период, новое законодательство. Да, были и ловцы счастья – чиновники, которые не оправдали надежд. Я помню, как Сергей Иванович (Меняйло, на тот момент губернатор Севастополя – прим. ред.) с удивлением говорил: выигрывают материковые фирмы тендеры по 44-ФЗ, приходят и ничего не делают, а только штрафы платят. А потом говорят: «У нас так принято, лишь бы на бюджетные деньги присесть». Все приходит с опытом, который у каждого свой. Надо не кричать, что все плохо, а реально помогать. Вот упрекают: «Правительство две с половиной тысячи человек». Но здесь же и судебные приставы и все кто исполняет государственные функции. Я не помню ни одного случая, чтобы мы попросили какого-то чиновника помочь людям и услышали отказ.

– Политические партии сейчас объявили о проведении народных праймериз, хотят выдвигать единого кандидата против «Единой России» у них есть шансы?

Не против «Единой России», они нас тоже звали изначально, но у нас своя партийная дисциплина. Когда они говорят: «За нами город», вспоминается, что это даже не половина отделений: в Севастополе зарегистрировано 23 партии, а в коалиции всего десять. Для чего обычно делается праймериз: для того чтобы не было борьбы «мерзавцев с идиотами», чтобы на финишный этап выходили более достойные люди, а не технологии. Идею народных праймериз мы восприняли с воодушевлением, а в результате что мы получили? Будут поставлены какие-то палатки, бюллетень какой-то формы не понятной. Как они обеспечат чтобы один человек не проголосовал во всех палатках? Какая партия обеспечит прохождение муниципального фильтра? И таких вопросов десяток.

– У Вас есть сомнения в легитимности задумки?

Они позиционировали это как общегородские праймериз, а когда я почитал положение, понял – очередной пшик, гора родила мышь – можно еще много поговорок вспомнить. Хотя в целом, идея очень хорошая и я ее полностью поддерживаю. Но если будет такое исполнение – стану ярым противником. Вот Евгений Георгиевич (Дубовик – экс вице-губернатор Севастополя по вопросам внутренней политики – прим. ред.) заявляет: «Власть нам не поможет, будем ставить палатки». Но пусть вспомнит, он сам нам хоть раз помогал? В этом положении они на полутора страницах написали: «Мы в палатках соберем подписи и все». Господи, как нас ругали за наши внутрипартийные праймериз по выборам губернатора, а тут что? Я не хочу этого говорить, но придется: наши политические партии показали незрелость. Хотя идея отличая, может быть на следующих выборах в Заксобрание они смогут ее реализовать.

– Прозвучало приглашение действующему врио поучаствовать в народных праймериз, на Ваш взгляд ему стоит к ним заявляться?

В принципе, у нас нет запрета, чтобы человек еще в каких-то процедурах участвовал. Мы выдвинем того, кто победит на наших праймериз. Но участвовать в таком варианте, как разработано в этом межпартийном положении, я бы не стал просто из уважения к себе.

– Сейчас сложно прогнозировать, но все же: как вам кажется, осенью после выборов Севастополь успокоится или сетевые баталии будут продолжаться?

– Я не думаю, что успокоится, у нас город с каким-то особым менталитетом: по любому вопросу люди сразу пишут Путину. Я помню, подводили итоги по количеству обращений к президенту в Крыму и в Севастополе. Так вот, у нас оказалось больше, хотя в Крыму живет 2,5 млн человек, а у нас 500 тыс. Я сейчас не предрекаю результаты голосования, но могу предположить, что если Овсянников избавится от приставки врио, он поймет, что избран на пять лет и будет вести себя жестче и более независимо. Он и сейчас достаточно независим, но видимо вынужден оглядываться на какие-то группы влияния. А выборы дадут ему ряд преимуществ.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе новостей дня.
Регионы
Севастополь
Версия для печати
Комментарии читателей
1
comments powered by HyperComments