Общество
  1. Общество
Общество
Свердловская область
0

«Во власти острая нехватка компетентных научных консультантов»

Александр Панчин
Александр Панчин

На днях Екатеринбург посетил с лекцией биолог, популяризатор науки, блогер, писатель, лауреат премии «Просветитель» за книгу «Сумма биотехнологии» биолог Александр Панчин. В первую очередь он известен просвещением по проблеме ГМО. А также является членом комиссии РАН по борьбе с лженаукой и фальсификацией научных исследований. Лекция проходила на площадке просветительского проекта «Курилка Гутенберга», где побывал корреспондент «ФедералПресс» и задал Александру Панчину несколько вопросов о состоянии науки в России.

В последнее время вы много возмущаетесь по поводу происходящего в науке. А что нужно делать власти в отношении науки, как правильно выстраивать отношения с научным сообществом? Допустим, вы получили в правительстве или администрации президента какой-нибудь влиятельный пост и что будете делать?

– Есть ряд нормальных общественных организаций, которые пытаются говорить о проблемах в науке. Это, например, Диссернет, «Корпус экспертов», «Общество научных работников». В этих организациях преобладают люди, которые заслужили хорошую репутацию своей деятельностью. Соответственно, если бы у меня была власть, то любое решение, связанное с наукой, я бы принимал, посоветовавшись со специалистами из таких организаций и научных сообществ.

–  По поводу того, что министру культуры Владимиру Мединскому оставили степень доктора исторических наук, вы написали, что это индикатор триумфа мракобесия. Как быть в таких ситуациях?

–  Во-первых, надо все-таки лишить степени.

–  Но как? Ведь министр образования Ольга Васильева подписала приказ об отказе лишить степени, вопреки мнению совета ВАК. Она уверена, что его работа вполне начуна. И все тут.

–  В смысле как? Если у меня есть власть, я беру и лишаю. Что касается того же Мединского. Было заседание гуманитарной секции экспертного совета ВАК. Там сидели специалисты  в этой области, они решили, что диссертация не соответствует научным стандартам. Раз решили, значит, надо лишить. И министр образования должен слушать голос науки, а не голос какой-то там корпоративной этики или еще чего-то.

Или, например, возьмем гомеопатию. В Российскую академию наук избрали члена-корреспондента гомеопата, что, на мой взгляд, возмутительно. На данный момент в Академии нет процедуры, позволяющей кого-то исключить из нее. Значит, такую процедуру нужно ввести. Я допускаю, что если ее начать вводить, то многие будут против. Но если представить, что у меня была бы власть, то я такую процедуру поддержал бы. 

Далее, теология признана научной специальностью. Опять же каким органом? Снова министерством образования. Если у меня есть власть, то я скажу министерству образования: «Отмени свое решение». Пусть теологи защищаются в своих церковных советах и получают там свои церковные степени и вообще занимаются тем, что им интересно. Просто давайте не будем вводить людей в заблуждение, называя это наукой.

Есть еще проблема липовых диссертаций. Наше государство приняло несколько законов, которые помогают людям с липовыми диссертациями избегать критики. Например, это «закон о забвении». Или, например, затруднение доступа для ряда экспертов Диссернета до заседаний, где обсуждаются вопросы, связанные с лишением степеней. Берем и «откатываем» эти законы и правила обратно. И кроме того, ужесточаем контроль за диссертациями и наказание за списывание. Например, если выясняется, что это плагиат, то это должно быть наказуемо, а не как это у нас сейчас. Вот  масса предложений, которые не решают всех проблем, но могут помочь.

–  А на практике вы как-то пытаетесь внедрить эти принципы? Например, в Госдуме есть комитет по образованию и науке. Может быть, вам со своими предложениями обратиться туда?

–  Меня лично туда никто не звал.

–  Естественно, вас никто туда и не позовет. Нужно самому пробиваться.

Но при этом у меня есть опыт успешного сотрудничества с государственными структурами. Когда комиссия по борьбе с лженаукой опубликовала первый меморандум (о лженаучности коммерческого гадания по отпечаткам пальцев), то меня и Александра Сергеева пригласили в здание Совета федерации на заседание комиссии, которая должна была определить, каким образом отбирать талантливую молодежь в ряд образовательных учреждений. Комиссия рассматривала возможность этого самого гадания для отбора детей. Но ознакомившись с меморандумом, они вычеркнули этот пункт из списка критериев отбора.

Но, к сожалению, так происходит нечасто. В случае с той же гомеопатией у нас происходит что-то странное. Минздрав  до сих пор не объяснил, как можно пустышки выдавать за лекарство и продавать сахар по цене в несколько десятков тысяч рублей за килограмм. Ведь в классической гомеопатии разведения такие, что там нет действующего вещества. В ведомстве сослались на Всемирную организацию здравоохранения, дескать, она признает гомеопатию. Но потом выяснилось, что ВОЗ признает факт ее существования, но не ее эффективность. Минздрав должен был собрать комиссию по этому вопросу, но ничего сделано не было.

–  Недавно вы проводили торжественную церемонию награждения «академиков» ВРАЛ (ВРуническая Академия Лженаук). То есть это премия за выдающиеся достижения в лженауке. А какой практический результат от этого должен быть? Или это просто смешное шоу?

–  Когда проходит ВРАЛ , то люди голосуют за своего номинанта. Там отбирается 10 главных «академиков» ВРАЛ. Так вот в первый раз голосовало пять тысяч человек, во второй уже 50 тысяч. Если мы будем двигаться такими темпами, то в следующий раз уже проголосует 100 тысяч, а может быть, и больше. Одна из идей премии ВРАЛ, что есть сообщество людей, которое недовольно, что мифы выдаются за научные факты. Если это сообщество будет разрастаться, то будет больше общественного влияния. Когда будет не 50 тысяч голосовавших, а 150 тысяч, то, может быть, про это напишут крупные федеральные СМИ и будет резонанс.

cff9f1732232088fe50e778534d43b47.jpg

–  Наши политики известны своими псевдонаучными высказываниями.  Это и известная фраза про «лишнюю хромосому» и «мощный культурный генетический код». Недавно довелось слышать размышления на тему опасности генной инженерии. Как быть с такими представлениями?

–  По поводу «лишней хромосомы» мне кажется, что человек все же оговорился. Но его за это троллят. Я тоже это делаю. Было бы хорошо, если бы чиновники такого уровня, думали, прежде чем что-то говорить на публику. В случае выступления президента насчет генной инженерии, я не думаю, что он там что-то ужасное сказал. Но сравнение генной инженерии с ядерным оружием было странным. Увы, складывается впечатление, что во власти острая нехватка компетентных научных консультантов.  Отсюда столько сомнительных решений по самым разным вопросам, связанным с наукой. Нынешних консультантов я бы выгнал, а взамен предложил других.  Например, из того же «Общества научных работников» или «Корпуса экспертов», где есть люди с хорошей научной репутацией и с прекрасными научными публикациями. Надо собрать таких людей, и пусть они выдвинут из своего состава тех, кто хочет заниматься консультированием политиков по научным вопросам. Вот прочитать бы лекции по современной науке в Госдуме и аппарате президента, и, может быть, ситуация с научно-техническим прогрессом в стране улучшится.

 

Фото автора

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе новостей дня.
Регионы
УрФО
Версия для печати
Комментарии читателей
0
comments powered by HyperComments
Twitter 1