Экономика
  1. Бизнес
  2. Экономика
Экономика
Тюменская область
0

«В России индустрия боулинга мертва»

Молодой тюменский предприниматель Артем Рахмеев с нуля запустил самый крупный в области боулинг-клуб, куда приезжают выступать звезды стендап-шоу. Строился боулинг-ресторан Brooklyn Bowl одновременно с торговым центром, где он расположен, – «Сити Молл». Артем Рахмеев зашел на площадку, когда там еще не было крыши, потому что иначе было бы невозможно завезти специальное оборудование. Ради нового проекта ему пришлось оставить кейтеринговый бизнес и фактически переехать на стройку. О том, как построить боулинг с нуля, с какими проблемами сталкиваются начинающие предприниматели и почему эта индустрия в России мертва, – в интервью «ФедералПресс».

«Все проблемы, какие могли случиться, случились с нами»

Артем, как вы шли к самому большому клубу боулинга в регионе? Как появилась эта идея?

– Одно время я ходил в один из тюменских боулингов, занимался с тренером. На тренировку я приезжал с работы – и никогда не мог поесть. Не потому, что у них нет кухни. Мне постоянно говорили: повар не работает сегодня. В каком смысле не работает?! Меня это дико бесило всегда. И когда мы начали мозговой штурм, стали думать, что бы мы сами хотели увидеть в заведении, куда хотели бы сходить, появилось такое предложение, а дальше оно стало обрастать деталями. Это ведь не по щелчку делается. Много российских заведений посмотрел, съездил на стажировку в Москву, чтобы понять, как все это работает. Это большая работа на самом деле. Очень много изучил американских, европейских практик.

Были проблемы при запуске проекта?

– Открылись мы в феврале 2017 года, но вообще хотели в ноябре 2016 года. Собирались январские праздники захватить, но не удалось. Мне кажется, все проблемы, какие могли случиться, случились с нами. Когда 18 подрядчиков работают под одной крышей...

Сначала мы подписывали огромный договор. Только это заняло шесть-семь месяцев. Без договора мы же не могли оплачивать ремонтные работы, поэтому стройку начали в октябре. Я приезжал раз в неделю сюда, потому что у меня тогда был второй бизнес – кейтеринговая компания, я им операционно занимался. Приехал как-то сюда в декабре – и как холодный душ: понимаю, что мы никогда не откроемся.

Проблем была масса. С электрикой, например. Я же в этом мало понимаю. Мне кажется: поставили розетки, выключатели – и все, готово. На самом деле больше всего времени занимает установка распределительного шкафа и прокладка магистралей. А они за полтора месяца сделали только розетки, причем это день работы. Начали разбираться. Оказалось, что их проектировщик не дает им окончательный план. А до него не донесли наши правки, и нам принесли в итоге через месяц тот же самый проект.

В декабре я вышел из бизнеса и фактически переехал сюда жить. Тогда все понеслось. Количество принятых в единицу времени решений зашкаливало. К шести вечера мозги плавились. По каждому узелку тебя спрашивают – и кроме тебя этого никто не решит.

Многие предприниматели сетуют на проблемы с контролирующими органами… У вас такие возникали?

– Это бред. Не верьте никогда этому. Я почти со всеми департаментами общался. Никогда никто не придет к тебе и не скажет: «Дай денег». И не будет придираться на ровном месте. Наоборот, они заинтересованы в том, чтобы все работало.

После Кемерово мы пережили за неделю пять проверок. Приходили все, кто только мог, – и все с прокурорским надзором. Но когда действительно не к чему придраться, когда люди видят, что мы подходим к этому так же серьезно, как и они, придирок не будет. Даже если появятся замечания, они укажут на них корректно: исправь, пожалуйста. Никто просто так до бизнеса не будет докапываться.

Это четвертый мой бизнес, и я с уверенностью могу сказать, что так всегда было. И все, кто говорят обратное, нечисты на руку. Значит, они где-то косячат. Я много общаюсь с предпринимателями – нет никаких заказных историй. Всегда есть причина, по которой к тебе приходят. И, скорее всего, это нарушение закона – кто-то начинает юлить. Да, конечно, один из способов – вынести это в общественное поле и сказать: надзорные органы – негодяи. Это очень просто, и народ любит это принимать, но это не так.

Неужели возможно выполнить все требования без ущерба делу?

– Ни одной нормы нет идиотской. Да, бывают противоречия. Например, ФСО требует, чтобы все двери были закрыты. С позиции борьбы с терроризмом это абсолютно адекватно, потому что иначе у любого есть возможность зайти в помещение и что-то там оставить, о чем никто не узнает. А у пожарных – другое требование: все двери должны быть открыты, чтобы при пожаре все могли покинуть помещение. Противоречие решается с помощью СКУД, системы контроля и управления доступом. При пожаре срабатывает сигнализация, и двери открываются.

Всегда есть возможность соблюсти все нормы. И это требования не контролеров, а здравого смысла. Еще раз говорю: надзорные органы заинтересованы в решении проблемы и с пониманием относятся к этим моментам. Все эти заявления о сложных согласованиях... Ну если помещение у тебя не отвечает нормам? А если все нормально – подписал акт и свободен.

«Стендапы не приносят много денег, но это хороший инфоповод»

В чем вы видите уникальность вашего проекта? Боулингов в Тюмени было немало, живая музыка была, ресторанов тоже много.

– Никто не объединял три концепции: боулинг, кухня, рок-н-ролл. Не было такого кейса, чтобы все было вместе. Видимо, это сработало, появилось место, куда интересно сходить. В Тюмени постоянно можно услышать: пойти некуда. Это проблема всех регионов, не только нашего. В Москве вот есть куда сходить каждый вечер. И мы с нашим форматом вряд ли бы там «зашли». Там, наоборот, все уходят в узкие ниши. Если это бар, то максимально концептуальный; если кухня, то специализированная. В Тюмени люди далеко не так искушены в плане ресторанов. В основном едят стандартные позиции: паста карбонара, пицца «Маргарита», салат «Цезарь». Гастрономические изыски людям не особо интересны.

Давайте тогда конкретно: что нравится людям?

– Топ продаж – конечно, пиво. Спроса на изысканность нет, но его важно культивировать. Сейчас в Тюмени в рестораны ходит два процента населения. Но в ресторанах реально дешевле есть. И ты получаешь другие вкусовые ощущения. Вряд ли ты приготовишь это дома. Тем более это занимает много времени.

Для ресторатора это боль. Хочется показать что-то новое, интересное людям, что необязательно есть только карбонару, «Цезарь» и «Маргариту». Ну да, это вкусно, но давайте попробуем другое! Можно пиццу сделать с вялеными томатами и другим сыром. Но никто не закажет.

То есть у гастрономии в Тюмени есть потенциал?

– Конечно! Просто не все видели другую культуру. Надо подумать, как с ними работать. Я всегда за развитие индустрии.

Боулинг и ресторан не мешают друг другу?

– Не мешают. Мы их зонально разделили, во-первых. Во-вторых, делаем новую шумоизоляцию. Никакого дискомфорта нет. Особенно когда здесь в пятницу играет живая музыка – шаров просто не слышно. А когда у нас проходят стендапы, боулинг мы не включаем. Но зато все после этого остаются поиграть. Вообще, у нас все же больше ресторан, чем боулинг. В структуре выручки он занимает 20 %.

У вас 16 дорожек. Не пустуют?

– Не пустуют. Производители оборудования для боулинга Brunswick и AMF вообще нас признали лучшим в стране кейсом. Есть такой показатель – средняя загруженность дорожки в сутки. Если в среднем загрузка 4,5 или 5 часов, это считается неплохо. Летом у нас было шесть с половиной часов. И то лето – не сезон для боулинга. Думаю, зимой будет 8,5–9 часов.

В субботу к нам очень тяжело попасть. Людям приходилось бронировать дорожку за две недели, настолько они загружены. И это было проблемой. К чему это приводит? Человек два-три раза попробовал поиграть, не попал, и это место как вариант провести досуг больше не рассматривает. Стараемся с этой проблемой бороться.

Не могу не спросить о стендапах, которые вы регулярно проводите у себя. Вы с самого начала решили, что будете воплощать этот формат?

– Да, мы это изначально задумывали. У нас вообще все делается с юмором. Любим пошутить друг над другом. Когда на те же стендапы приходят одновременно 350 человек и каждый делает заказ на три позиции – эта пулеметная лента на кухне и в баре не заканчивается. В такие моменты без юмора не обойтись.

Стендапы приносят деньги?

– Не могу сказать, что мы на стендапах много зарабатываем. Это хороший инфоповод, мы загружаем ресторан. Но за вычетом стоимости приезда комиков и всех расходов чаще всего работаем в минус. Но мы не ставили задачи на стендапе зарабатывать. Скорее, это способ порадовать наших гостей – так же, как живая музыка и диджеи каждую пятницу и субботу. Элемент сервиса.

Хочется, конечно, привезти топовых комиков, но тогда мы совсем в минус уйдем по деньгам. Открывать публике малоизвестных стендаперов тоже интересно. В этом месяце договорились с тюменским стендап-клубом. Каждую неделю будут делать здесь открытый микрофон. У них есть своя аудитория. И мы им даем возможность выступать, и они приводят нам новых гостей. Люди, побывавшие на одном стендапе, приходят снова.

«Я проехал больше 60 разных боулингов в России и увидел просто ад»

В начале нашего разговора вы сказали, что объехали много боулингов… Какое впечатление сложилось о самой индустрии?

– К сожалению, в России индустрия боулинга мертва. Для сравнения: в США 3,5 миллиона человек играют в спортивный боулинг, платят взносы в федерацию. В Японии вообще девять миллионов. В России – 250–300 человек. Не тысяч.

И проблема не только в федерации, но и в площадках. Я проехал больше 60 разных боулингов в России. Увидел просто ад. Это ужасно. Заходил – и каждый раз увиденное повергало в шок. Какие-то кучи хлама в подсобках, затертые до дыр дорожки, просто плохо спроектированные залы. Уважающий себя человек туда просто не пойдет.

А как насчет конкурентов в Тюмени?

– В Тюмени с этим тоже тяжело. Я общался со всеми владельцами, пытался уговорить их делать реконцепты заведений, но дальше разговоров дело пока не идет. А это и на нас плохо влияет. Мы в среднем в субботу принимаем 500–1000 человек за день. Физически не можем больше обслужить. Люди не попадают сюда – идут куда-то еще, получают там отвратительного качества услуги, и в целом индустрия выступает в плохом свете.

Поэтому я очень рад, что в Екатеринбурге в новом формате открылся боулинг «Луна». Они приезжали к нам посоветоваться, мы с ними долго общались. Они вложили денег, сделали все по-человечески, добавили нормальной еды. Я счастлив, что это произошло, и надеюсь, у них все будет хорошо.

С какими трудностями сталкиваются тюменские бизнесмены?

– Мало людей. При прочих равных те же усилия, вложенные в Москве, дали бы умноженный на десять результат. Здесь рынок в принципе меньше. Уверен: открой я такое же заведение даже в районном центре Московской области, прибыль была бы куда выше. Просто за счет того, что людей больше. Некоторые рестораны там просто стоят в удачных местах – при этом в них отвратительный сервис, плохая еда. И человек сюда больше не вернется. Но ресторатору это и не надо – он на трафике сидит. Ушел и ушел, придет другой. Мы не имеем права так делать. Нам всегда надо что-то придумывать.

Фото: Виталий Паутов

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе новостей дня.
Присоединяйтесь к нам
Версия для печати
Загрузка...
Комментарии читателей
0
comments powered by HyperComments
Facebook 1