Политика
  1. Политика
Политика
Краснодарский край
0

«Идея «Команды 2020» родилась после задержания в спецприемнике Краснодара»

Фото: ФедералПресс / Дмитрий Мирошников

Бывший руководитель штаба Навального в Краснодарском крае Мирослав Валькович заявил о создании новых политических проектов. В интервью «ФедералПресс» он рассказал, как видит политическую структуру страны и края, чего хочет добиться со сторонниками и что думает о действующей власти.

Объединить несогласных

Расскажите, что представляет собой «Команда 2020»? Зачем она нужна политически активным гражданам?

– В нашу команду входят член общественного совета «Помоги городу» Виталий Солонченко, основатель Екатеринодарского дискуссионного клуба Никита Изюмов, политтехнолог Игорь Азаров (успевший поработать в команде Навального в Москве и даже поучаствовать в ряде выборов), координатор велосипедного движения «ВелоКраснодар» Константин Трудик, экономист Роман Иноземцев, а также ряд других людей.

Есть большой пласт новых молодых политиков и активистов, которые после окончания президентских выборов потеряли систему ориентиров своей дальнейшей деятельности. Они чувствуют необходимость в общественной деятельности, хотят участвовать в переменах, но не видят, в чем и как себя реализовать.

Не секрет, что сегодня карьерные лифты для политиков работают крайне плохо. По сути, карьерных лифтов для молодежи немного: это либо «Единая Россия», либо какие-то немногочисленные провластные проекты (например, «Лидеры России»). Но даже в их рамках молодым людям без достаточно серьезных связей реализовать себя трудно. В системной оппозиции ситуация еще более печальная.

Поэтому для не согласной с действующей властью молодежи есть два пути: либо маргинализироваться в жесткую оппозицию, либо работать в рамках существующей системы, но без условного вступления в ЕР. Жесткая маргинализация изначально закрывает возможность для участия в выборах. Поэтому мы пошли по второму пути. В этом направлении ранее двигался и Алексей Навальный с его командой.

А связаны ли вы как-то со штабом Навального в настоящий момент?

– Нет, никак не связаны. У штаба Навального свое направление деятельности, у нас свое. Кстати, не исключаю, что ближе к выборам его команда может начать работать в том же направлении, что и мы, запустив свой проект.

Из кого состоит ваше движение?

– Значительная часть участников нашей «Команды 2020» пришла в политическую жизнь через штаб Навального, пройдя предвыборную кампанию 2017–2018 годов. Еще одна часть нашего движения – это старые гражданские активисты, которые раньше предпочитали быть вне политики (это представители местных сообществ, борцы против вырубок и незаконных построек, урбанисты).

Третья часть людей – это просто молодые политики, которые себя совершенно не ассоциировали с компанией Навального или даже выступали против. Среди них есть представители более левых и правых взглядов. Но при этом они приняли решение присоединиться к нашей «Команде». Например, это представители ЕДК. Это примерно три равнозначных блока, которые составляют наше движение.

Как получилось, что вы решили объединиться?

– Идея долго витала в воздухе. Мы обсуждали ее с активистами в течение долгого времени. Но спусковым крючком стала наша встреча с Игорем Азаровым в спецприемнике после очередного задержания. Мы провели четверо суток вместе, обсуждали детали этого проекта. Собственно, можно сказать, движение началось с этого момента.

Обучить команду

А причем здесь «Школа местного самоуправления» в Краснодаре?

– Не стоит совмещать «Команду 2020» и ШМС. Мы действительно проводим обучение в рамках «Школы местного самоуправления». Но это – лишь часть той кампании, которую мы запустили. Это начальный этап формирования нашей команды.

Наша основная задача – к предстоящим выборам сформировать работоспособную команду, которая могла бы в случае победы на выборах взять управление городом в свои руки. Сейчас я знаю многих людей, обладающих большим потенциалом. Но у них недостаточно знаний, информации, опыта. Они могут не знать, как что-то делать, испытывать трудности при реализации проектов. Задача «Школы» – раскрыть потенциал, чтобы люди по ее окончании были способны не только бороться за власть, но и конструктивно действовать, уже заняв важные позиции.

В какой-то момент мы сформировали программу того, что необходимо знать нашим потенциальным лидерам, которые в дальнейшем должны развивать город. И начали искать лекторов. К сожалению, мы знаем, что готовых дать необходимые знания компетентных экспертов в городе немного. Большая часть их так или иначе связана с ЕР или органами власти. Оппозиционеров, обладающих опытом участия в избирательных кампаниях и муниципальном управлении, единицы. Поэтому мы стали искать людей в других регионах.

Игорь был знаком с работой «Школы» еще в Москве. Он инициировал приглашение команды ШМС в Краснодар. Для нас, безусловно, важно взаимодействие со «Школой местного самоуправления». Чем больше разных интересных лекторов – тем лучше! Сейчас важно собрать положительные кейсы по избирательным кампаниям со всей России, интегрировать их, переделать под наши особенности и впитывать опыт.

При этом «Команда 2020» не имеет никакого организационного отношения к ШМС. Но мы с ними продуктивно сотрудничаем. Если будет возможность – посотрудничаем и с другими проектами. Мы рады пригласить представителей «Яблока», КПРФ, кого угодно. Могли бы пригласить и единороссов – но уверен, что они не согласятся (смеется, – прим. «ФедералПресс»). Вряд ли Александр Топалов придет к нам читать лекции о противодействии оппозиции. А нам бы было интересно.

А вас не смущает, что при декларируемой внепартийности ШМС этот проект косвенно связан с командой Алексея Кудрина? Не смущают связи с ВШЭ и системными либералами?

– Для меня не существует такого определения, как «рукопожатность». Есть цели и задачи, которые стоят перед нашим движением. Если преподаватели обладают достаточной компетенцией и готовы дать полезную информацию – мы им всегда рады. В выборе педагогов, лекторов мы исходим только из профессиональных качеств. Кто стоит за конкретным проектом – нам не важно. Ведь мы не берем чужой бренд, а работаем под своим. Мы в данном случае аполитичны. Важен результат.

Борьба за власть или популизм?

Фото: Дмитрий Мирошников

А чем вы сейчас занимаетесь?

– Пока мы провели два двухдневных занятия «Школы» и одну открытую лекцию. Параллельно у нас продолжается процесс формирования команды. В ближайшее время мы соберемся в неформальной обстановке и определимся с дальнейшими планами и участниками: кто готов идти кандидатом, кто будет выступать в качестве помощника, а кто только еще присматривается к этой теме.

Со стороны может показаться, что ваша основная цель – занять «хлебные» места во власти. Как вы отвечаете на претензии в популизме?

– Прежде всего, борьба за власть и популизм – это разные вещи. Мы действительно создаем команду для борьбы за власть, которая должна сменить действующую неэффективную систему, запустив процесс негармоничного развития. Эта наша основная цель. Для этого мы будем бороться на всех основных выборах. Мы будем бороться за попадание в любые органы власти.

Почему команда называется «2020»? Это ближайшая дата крупных выборов (будут проходить выборы в гордуму Краснодара – прим. «ФедералПресс»), являющихся для нас своеобразной «точкой сборки». К ним мы можем полноценно подготовиться, чтобы принять активное участие. Но это не означает, что после двадцатого года мы разойдемся. Команда продолжит действовать и дальше, добиваясь поставленных целей.

При этом команда – это не только идущие на выборы кандидаты. Мы также заняты формированием политической инфраструктуры и сети сторонников. Все это для нас крайне важно. Мы ориентируемся на широкие слои граждан (и прежде всего молодежи), ощущающих потребность в изменениях. Осталось их структурировать и наладить конструктивное взаимодействие.

Чем вас не устраивает действующая власть? Что вы готовы предложить будущим избирателям?

– Существующую парадигма власти себя изжила. Очевидно, что социальные институты дают серьезный сбой, и для хотя бы частичного достижения декларируемых целей нынешней элите приходится прикладывать огромные усилия. Находящиеся у власти лидеры не могут предложить ничего системно нового. Они вышли из той же системы координат, из которой вышло предыдущее поколение чиновников, значительное число которых прославилось участием в коррупционных скандалах. Мы считаем, что власть должна формироваться по открытому, а не закрытому принципу. А чиновники должны ориентироваться на интересы народа, а не требования начальства. Необходимо развивать гражданское общество, единицы территориального управления. Новое поколение хочет оторваться от прежней порочной парадигмы и реализовать себя иначе. Мы их в этом поддержим.

Что касается конкретных пунктов программы. У нас есть определенные наработки, но пока мы не будем их озвучивать. Через какое-то время члены команды начнут активно работать на местах с жителями, узнавая их потребности. Собранную информацию мы проанализируем, и на основании этого будет сформирована общенародная программа действий и мероприятий.

Понятно, что даже в случае победы наших кандидатов мы не сможем реализовать все конструктивные изменения без диалога с действующей властью. Значит, будем работать в этом направлении. Если мы сможем с помощью политической воли вынудить их принять позитивные для горожан решения – это будет серьезное достижение.

О бывшей работе

Вы прославились на всю страну как координатор штаба Навального в Краснодаре. Какие у вас личные достижения на этом посту?

– Участвуя в работе штаба Алексея Навального, я приобрел огромное количество сторонников и товарищей. Кроме того, там я убедился в большом запросе на перемены у граждан России. И это меня вдохновило действовать дальше. Кроме того, я получил огромный опыт (в том числе технологический). Все это мы будем использовать в рамках кампании-2020.

Свой уход из штаба вы обосновали необходимостью появления новых лидеров. А есть ли другие серьезные причины?

– Решения принимал я сам. Была определенная усталость от проделанной тяжелой работы. Отмечу, что с момента формирования штабов Навального их лидеры поменялись в большинстве регионов. Каждый координатор испытывал постоянное давление: со стороны властей, со стороны силовиков, со стороны дающего задания московского руководства, со стороны требующих взаимодействия волонтеров, со стороны журналистов. Жить постоянно в таком режиме – достаточно сложно. Особенно учитывая периодические административные аресты, провокации и т. д. Жить с этим можно, но со временем пропадает определенный тонус. Я не стал тянуть лямку, дав возможность городскому штабу обрести нового энергичного лидера.

Как оцениваете работу действующего штаба?

– По сути, штаб в 2017 году и штаб в 2018-м – это две разных структуры, решающие совершенно разные задачи. У нас был публичный штаб с огромным потоком волонтеров, двери постоянно были открыты. Была непрерывная череда публичных и непубличных мероприятий. Мы работали над имиджем нашего кандидата, продвигая его в массы, и параллельно готовили наблюдателей на выборы.

Очевидно, что на сегодняшний день перед штабом стоят другие задачи. Мне трудно говорить о конкретике и давать оценки. Тем более, что сейчас эффективность работы штаба оценивает федеральное руководство (при нас оценку давали работающие активисты). С точки зрения публичности сейчас краснодарский штаб меньше виден, чем в мою бытность координатором. Но я не знаю, какие задачи ставятся. Новая команда выпустила уже несколько расследований, а они должны проходить тихо, чтобы оказаться наиболее результативными. Если ставится такая цель, то штаб вполне справляется, выпуская хорошие фильмы. У нас на это просто не хватало ресурсов.

А какую оценку дадите новому координатору штаба Размику Симоняну?

– Как лидер, как человек, готовый вести за собой людей, он молодец. У него есть этот потенциал. Я изначально увидел это, когда привлек его к работе в штабе. И когда я передавал полномочия, у меня не было других кандидатур в преемники. Но, на мой личный взгляд, сейчас ему не хватает публичности. Многие волонтеры ждут, когда будет публичная связь. Если и не в виде митингов, то хотя бы в виде встреч с волонтерами.

Об оппозиции и планах

Как вы оцениваете эффективность кубанской оппозиции в целом?

– Напомню, что прошлый пик протестной активности пришелся на период 2011–2013 годов. За этот период рядовой состав кубанской оппозиции почти полностью сменился. Практически полностью обновилось руководство и аппараты большинства региональных отделений партий. До нынешнего момента дошло примерно 5 % оппозиционных деятелей. Кто-то ушел из политики, кто-то иммигрировал. При этом значительный приток в так называемую либеральную, или несистемную, оппозицию (обе формулировки шаблонны и страдают предвзятостью) случился после протестов в марте 2017-го.

Мне кажется, в скором времени сменится вся архитектура, весь политический ландшафт. Политическое поле должно быть переформатировано, поскольку существующая структура себя давно изжила, что признает и оппозиция, и власть. Жду, что изменения произойдут ближе к выборам. Проблема в том, что число активно участвующих в политической борьбе людей сейчас ограничено. Одни и те же лица мелькают везде. Пожалуй, значительное обновление в этом году произошло только на либеральном фланге.

Какие лично задачи вы ставите для себя на ближайшее время?

– Буду лично удовлетворен, если наша команда, что называется, выстрелит и нам удастся провести своих кандидатов в органы власти. Хотя огромного числа сил потребует простое участие в выборах, регистрация кандидатов. Фактически мы формируем квазипартию.

Лично вы собираетесь участвовать в выборах в качестве кандидата?

– Я еще не принял решение и не готов пока ответить.

Добавьте ФедералПресс в мои источники, чтобы быть в курсе новостей дня.
Присоединяйтесь к нам
Версия для печати
Загрузка...
Комментарии читателей
0
comments powered by HyperComments
Telegram 1