горячие темы Смотреть Скрыть
Политика
  1. Политика
Политика
Москва
1

«События октября 1993 года были национальным унижением»

26 лет назад в центре столицы произошли трагические события, которые стали кульминацией противостояния двух ветвей российской власти – исполнительной и законодательной. Причиной стала подготовка президентом РФ Борисом Ельциным знаменитого указа № 1400 «О поэтапной конституционной реформе в Российской Федерации». В нем, в частности, предписывалось прекратить полномочия народных депутатов РФ, а также прервать деятельность Съезда народных депутатов и Верховного Совета РФ. Тогда Ельцин заявил об указе в прямом эфире телевидения. Через некоторое время после обращения председатель Верховного Совета Руслан Хасбулатов выступил на совещании депутатов в Белом доме, назвав действия Ельцина государственным переворотом.

В итоге в столице прошли вооруженные столкновения, закончившиеся обстрелом здания парламента. Хасбулатов и другие участники сопротивления были арестованы. Жертвами противостояния стали, по разным данным, не менее 157 человек. «ФедералПресс» побеседовал о событиях 3–4 октября 1993 года с доцентом кафедры государственного управления и политических технологий Государственного университета управления, кандидатом исторических наук Олегом Яхшияном.

Олег Юрьевич, можно ли было избежать событий 3–4 октября 1993 года и найти выход из конституционного кризиса без кровопролития?

– Теоретически, конечно, можно было бы найти выход без кровопролития, но в случае, если какая-то из сторон проиграла бы раньше. Скажем, если бы Ельцина удалось «всковырнуть» на этапе до сентябрьских событий, например, Конституционный суд мог бы как-то акцентировать его антиконституционные действия. Да и Съезд народных депутатов юридически имел конституционные права все пересмотреть и упразднить саму президентскую должность. Здесь мы просто предполагаем, но теоретически такая возможность была.

Неизбежности в кровопролитии лично я не вижу. Кровопролитие было предопределено тем, что вопрос о власти встал уже ребром. Для Ельцина бы пахло жареным, если бы он не пролил кровь в Москве. Кровь пролил Ельцин, строго говоря.

Почему президент Ельцин так хотел избавиться от Верховного Совета? Можно ли это назвать в том числе борьбой с идеологией или борьбой идеологий?

– Я склонен считать, что это было идеологическим прикрытием борьбы за власть. Прикрытие заключалось в том, что Съезд народных депутатов и Верховный Совет во главе с Хасбулатовым как бы олицетворяли советскую власть на посткоммунистической стадии. Большевики в свое время создали учредительное собрание и создали советскую форму государства, а вот Ельцин теперь разгоняет советы и возвращает, реставрирует буржуазно-демократическую форму государства. Кстати, такое толкование имеет смысл, но это было теоретическое и идеологическое обоснование, а сутью все равно была борьба группировок за власть.

Почему было принято решение вводить в Москву танки и оправданно ли это, на ваш взгляд?

– Вводить танки надо было Ельцину, чтобы либо запугать, либо буквально расстрелять Верховный Совет. С точки зрения задач Ельцина это было целесообразно. Кстати, историки свидетельствуют, что такое решение очень трудно было выполнить. Тогдашний министр обороны Павел Грачев всячески дистанцировался от того, чтобы взять на себя ответственность за него, но якобы где-то откопали несколько танков, несколько добровольцев, часть из которых погибла при неизвестных обстоятельствах.

С точки зрения борьбы Ельцина за свое и политическое, и физическое выживание ему это необходимо было сделать. Он был загнан в угол. Проиграть ему было нельзя.

И оставить ситуацию как есть, когда в здании Верховного Совета находятся люди, тоже было нельзя?

– Это был все равно какой-то вариант капитуляции. Если Верховный Совет остается, то, значит, сворачивается Ельцин. Я думаю, что любой сценарий переговорного разрешения кризиса был выгоден не Ельцину, а стороне Верховного Совета, потому что вокруг него консолидировались РПЦ, регионы. Регионы сначала публично дистанцировались, но все-таки они все старались при этом как-то «задвинуть» Ельцина.

Существовала ли, по вашему мнению, вероятность у Хасбулатова, Руцкого и их сторонников победить в борьбе с Кремлем?

– Да, я считаю, что да. И я очень жалею о том, что им не удалось победить. Руцкого я не очень воспринимаю, а Хасбулатов демонстрировал государственные мотивации в своих действиях.

Я считаю, что возможность победить у стороны Верховного Совета была. Многое зависело, конечно, от армии, силовых структур. Это типичная ситуация гражданской войны, когда присутствует «водораздел», людям надо выбирать – за Конституцию ли они, на стороне Ельцина ли и так далее.

Историки и политологи расходятся во мнениях о разгоне Съезда народных депутатов и Верховного Совета. Кто-то считает, что это малозначимое событие, которое ничего не изменило, кто-то, напротив, важным событием. Какой позиции придерживаетесь вы и почему?

– Я считаю, что это важное и преимущественно трагическое событие, в чем-то судьбоносное. Нам никуда не деться, потому что оно лежит в основании легитимности ныне действующей Конституции Российской Федерации. Это родовое пятно на ней. И лично я вижу в этом основания ее исторической недолговечности. Какой-то все равно пересмотр понадобится именно потому, что Конституция была «протащена» на эффекте от кровавых событий 3–4 октября.

Главное последствие – Ельцин сосредоточил монополию всей власти в своих руках на период, когда осуществлялось основное перераспределение национальных богатств. Именно на это время пришлось формирование основных крупных состояний, переход из государственной собственности всего нашего сырья. Все было сделано абсолютно без какого-либо контроля со стороны народа.

Если говорить о политической активности граждан тогда и сейчас, какие можно сделать выводы? Кризис 1993 года поспособствовал массовому вовлечению людей в политику?

– Мне кажется, он угнетающе подействовал на сознание абсолютного большинства наших сограждан, потому что картины, когда танки стреляют по Белому дому, запечатлелись у людей, стоят перед глазами современников. Этого мы уже не забудем и в каком-то смысле не простим. Это было национальным унижением.

Какой-никакой, но это был Съезд народных депутатов: в буржуазном смысле это был парламент, для советских людей это была советская власть. Это было народное представительство. Тот человек, который отдает приказ стрелять по народному представительству, – преступник по любым представлениям.

О чем говорит международный опыт, в каких странах были подобные сценарии?

– Мне в голову приходит что-то такое, когда Наполеон разогнал парламент и объявил себя единственным и пожизненным консулом, или когда Кромвель разогнал парламент, чтобы судить короля. С точки зрения истории это давние аналогии, хотя какую-то закономерность можно рассмотреть в том, что буржуазия, хищнический капитализм приходит к власти с элементами разгона народного представительства, – надо расчистить площадку и запугать.

В чем актуальность событий 1993 года для современной России? Можно ли говорить о том, что если бы конституционный кризис был разрешен иначе, то, возможно, мы бы жили при ином строе?

– Да, кстати, я думаю, что мы жили бы при другом строе, если бы кризис разрешился в противоположную сторону – с бОльшими элементами социализма. Я думаю, что в какой-то степени мы смогли бы проделать «китайский вариант». А сейчас мы обзавидовались Китаю с точки зрения темпов экономического роста, перспектив государства на мировой арене и так далее.

Я думаю, актуальность заключается в том, что современная политическая система предполагает очевидно гипертрофированную президентскую власть. Все юристы признают, что строчка в Конституции про разделение властей носит декоративный характер. Сама же Конституция всем своим содержанием перечеркивает принцип разделения властей в Российской Федерации. Это серьезная вещь. В какие-то исторические моменты такое единовластие в России прогрессивно, поэтому не всегда можно его осуждать, во всяком случае результатом тех событий была Конституция 1993 года с гипертрофированной президентской властью. От того, какой человек в Кремле, какая группа в Кремле, зависит судьба страны. Может быть, мы к этому привыкли, а может быть, исторически нам надо потихоньку начинать от этого отвыкать, потому что это опасно.

Фото:РИА Новости / Виталий Савельев

Добавьте ФедералПресс в мои источники, чтобы быть в курсе новостей дня.
Регионы
Москва
Присоединяйтесь к нам
Версия для печати
Загрузка...
Комментарии читателей
1
comments powered by HyperComments
Push 1