Политика
Политика
Москва
0

«Выстраиваем диалог между бизнесом и властью»

Анатолий Мальцан
В Штаб по защите бизнеса поступило свыше 9 тыс обращений

Роль малого и среднего бизнеса в экономике страны растет. Это и есть тот самый средний класс, укрепление которого государство считает необходимым. Подробнее о том, как строится защита бизнеса, как предприниматели выстраивают диалог с властью, а также как бороться с рейдерством и административным произволом, корреспонденту «ФедералПресс» на Гайдаровском форуме в РАНХиГС рассказал начальник Управления по обеспечению деятельности Штаба по защите прав и законных интересов субъектов инвестиционной и предпринимательской деятельности города Москвы Анатолий Мальцан.

Анатолий Леонидович, известно, что в Москве действует Штаб по защите бизнеса. Чем он занимается?

— Штаб был создан в 2012 году по инициативе мэра столицы Сергея Собянина. В его состав входят представители 16 ключевых органов власти Москвы и 7 территориальных управлений федеральных органов власти (МВД, ФАС, ФНС и другие), работа которых влияет на предпринимательство. Одно из ключевых направлений – защита прав и законных интересов предпринимателей. В штаб за все время работы поступило свыше 9000 обращений, включая жалобы на действия органов власти и госпредприятий. Мы также помогаем в развитии бизнеса и снятии административных барьеров, которые могут быть вызваны пробелами в законодательстве. В результате либо корректируется московское законодательство, либо вносятся предложения по изменению федерального.

С какими проблемами столичные предприниматели сталкиваются чаще всего?

— Бывают индивидуальные случаи, но есть и системные проблемы. Каждый год специфика меняется. Много споров по оплате контрактов, а также между предпринимателями и юрлицами с госучастием. Бывают вопросы по аренде госимущества. Поступают обращения по линии налоговой службы и иных органов в финансовой сфере: незаконные начисления, удвоение сумм, блокировка счетов. Есть случаи неправомерного исключения лица из ЕГРЮЛ, нам удавалось восстанавливать справедливость. Также мы решили 65 системных проблем, из них 9 – за прошлый год.

Расскажите о новом порядке устранения нарушений при размещении рекламных вывесок. Сегодня в ряде городов принят дизайн-код. В чем плюсы и минусы таких дизайн-кодов?

— Касательно дизайн-кода в Москве есть плюсы, но есть и минусы. Значительный плюс – это отсутствие кричащих вывесок, отсутствие растяжек над дорогами. Вспомните 90-е годы – сплошная кричащая реклама, за которой не было видно красоты города и его исторических зданий. Дизайн-код подчеркивает единый комфортный для людей стиль города и позволяет туристам и жителям любоваться красотой улиц, а не назойливыми рекламными вывесками.

Когда внедряли новые правила, бизнес столкнулся с тем, что, если вывеска не соответствовала требованиям дизайн-кода, ее демонтировали без предупреждения, предприниматели жаловались, что не могли узнать об этом заранее – отсутствовала возможность устранить нарушение. Таких конструкций демонтировалось 39 тысяч в год. Мы обсудили проблему с профильными ведомствами и бизнес-сообществом, мэр Москвы нас поддержал, и порядок был скорректирован. Теперь, кроме случаев, которые создают угрозу либо особые помехи для граждан, предпринимателя сначала уведомят, ему будет предоставлен 25-дневный срок для устранения нарушения.

В настоящее время реализуется реформа контрольно-надзорной деятельности в сфере общественного питания. Какова роль штаба в реализации реформы в Москве?

— В рамках проводимой реформы главной задачей в деятельности штаба является создание условий по снижению административных издержек для предпринимателей города Москвы при осуществлении государственного контроля их деятельности.

Штаб стал той площадкой, на которой происходят регулярные встречи и публичное обсуждение органами власти Москвы, территориальными подразделениями федеральных контрольно-надзорных органов и бизнесом самых острых вопросов в этой сфере государственного регулирования.

В 2019 году были проведены три рабочих группы штаба. Отобраны 153 предложения бизнеса, в том числе 42 инициативы – от сферы общественного питания, которые направлены в Минэкономразвития.

Кроме того, штаб объединил предложения и замечания бизнеса Москвы к проектам федеральных законов «Об обязательных требованиях в Российской Федерации» и «О государственном контроле (надзоре) и муниципальном контроле в Российской Федерации», которые были учтены правительством Москвы и в настоящее время направлены для рассмотрения в Государственную думу РФ.

Зачем вы проводите «часы предпринимателя»?

— Это уникальная площадка, и аналогов ей в Москве нет. Здесь бизнес и власть ведут открытый диалог. Проект запущен в 2017 году и проводился только по территориальному признаку, то есть в округах, куда приглашались контролирующие органы. В прошлом году мы обновили формат, сформировали удобную современную тематическую площадку, где ведется профессиональная модерация. Работают выездные приемные штаба, городской прокуратуры, а также Центра услуг для бизнеса. С мая 2019 года прошло десять «часов предпринимателей», в которых приняли участие более трех тысяч представителей бизнеса.

Штаб следует популярному тренду и привлекает амбассадоров. Зачем они вам, какие задачи они выполняют?

— Амбассадор штаба – это представитель бизнеса с безупречной деловой репутацией, который помогает предпринимателям решать свои проблемы на уровне административных округов Москвы. Благодаря им мы держим руку на пульсе, получаем оперативную информацию с разных территорий. Этот институт был запущен в прошлом году. Амбассадор собирает с предпринимателей и сообщает в штаб информацию о проблемах в ведении бизнеса и предложения по его улучшению, участвует в приемах и других мероприятиях штаба.

Оправданно ли широкое применение статьи УК «Мошенничество» к бизнесменам, в частности к неплательщикам банковских кредитов?

— Мошенничество – это хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием. Но эта статья Уголовного кодекса широко применяется, в том числе к неплательщикам по различным финансовым обязательствам. Я убежден, что долговые обязательства следует рассматривать в каждом случае индивидуально. Считаю, что уголовные нормы можно применять только как крайние меры. У банков имеются все возможности для страхования своих рисков при выдаче кредитов, и когда у бизнеса случаются проблемы, нельзя допускать давления на него с применением УК РФ. Финансовые риски лежат, прежде всего, в области гражданского права.

Рейдерские захваты предприятий все еще имеют место, хотя таких случаев все меньше. Лишь некоторые из них получают огласку. Каждый год в органы внутренних дел поступают сотни обращений по рейдерству. Силовое рейдерство уступило место корпоративному. Как с этой проблемой бороться глобально?

— Рейдерский захват – это продуманное многоступенчатое мероприятие по незаконному захвату активов, получению контроля над компанией с привлечением высококвалифицированных юристов и, к сожалению, как правило, с участием госструктур, а иногда даже и судов. В России довольно много контролирующих органов, поэтому рейдеры понимают: чтобы осуществить захват, недостаточно только силового воздействия, необходима и правовая база. Нужно вести большую профилактическую работу среди предпринимателей. Такие истории, безусловно, должны освещаться СМИ, так как рейдеры не любят огласки.

Штаб по защите бизнеса готов оказывать правовое содействие для предотвращения, в том числе, незаконных захватов активов компании или незаконного поглощения. Для этого работает наш правовой совет, мы взаимодействуем с прокуратурой Москвы, Следственным комитетом, иными правоохранительными органами. Представители УМВД также входят в наш штаб. Обращения предпринимателей, связанные с рейдерскими захватами, в случае поступления будут браться на особый контроль штаба.

Среди случаев корпоративного рейдерства выделяется намеренное банкротство предприятия. Порой это сложно доказать, поскольку многие предприятия составляют советское наследие, а коммунальные – убыточны сами по себе. Насколько сегодня работает законодательство в деле о борьбе с намеренным банкротством? Какие существуют механизмы борьбы?

— Институт банкротства юридических лиц – один из самых сложных, поэтому такими делами должны заниматься высококвалифицированные судьи с большой практикой таких дел и хорошей теоретической базой. При введении судом процедуры банкротства и назначении арбитражного управляющего последний обязан провести аудит финансового состояния компании, чтобы выяснить, было ли банкротство преднамеренным. Простых механизмов борьбы с этой проблемой не существует. Имеют место ситуации, когда предприятия захватываются путем увеличения долговой нагрузки.

Тут полезна профилактика. Не позволяйте наращивать долги, чтобы не дать возможность кредиторам захватить компанию. При займах на длительный срок риски другие, чем при коротких займах. Что касается механизмов борьбы, тут нужен качественный аудит, контроль вышестоящей организации и органа власти, курирующего данное коммунальное предприятие. Если коммерческую компанию намеренно банкротит ее руководство, необходима тщательная проверка правоохранительных органов по заявлению заинтересованных лиц.

Для улучшения инвестиционного климата в стране нужны четкие и понятные правила игры. В ряде регионов они есть, но не везде. Что делается в этом направлении? Какие изменения наблюдаются в последние годы?

— Скачок России в международном рейтинге Doing Business со 124-го до 28-го места за последние годы обусловлен, прежде всего, достижениями Москвы и Санкт-Петербурга, где проводится выборка для составления рейтинга. Рейтинг – один из ключевых индикаторов качества инвестклимата, но не его предсказуемости. При этом обоснованны замечания инвесторов, что основная проблема – в стабильности и предсказуемости условий ведения деятельности. Если неожиданно меняется объем и способ исчисления налога и компания не может спрогнозировать свои расходы или применение административных требований связано с дискрецией органа власти, это рождает непредсказуемость. А с ней развиваются и негативные ожидания. Мы предпринимаем целый комплекс мер, чтобы содействовать установлению четких и понятных правил игры.

Есть такое понятие, как GR. Система Government Relations, или взаимодействие с органами государственной власти, на Западе закреплена законодательно. У нас нет. Нужно ли, на ваш взгляд, законодательное закрепление GR?

— Как писал Руссо, «мудрый законодатель начинает не с издания законов, а с изучения их пригодности для данного общества». В целом GR-практики явление не новое и присущи любой стране. Где есть государство, там есть люди, которым что-то от государства может понадобиться. Так образуется GR, или взаимодействие с властью. Но оно может быть различным. И тут я разделяю GR на цивилизованный и нецивилизованный. К последнему относятся коррупция, откаты, использование служебного положения для предоставления необоснованных преференций и другое. Цивилизованный GR – это выявление проблем развития бизнеса, их объективный анализ и дальнейшее решение во взаимодействии с органами власти. В целом это способствует улучшению условий ведения бизнеса, снятию административных барьеров и повышению качества инвестклимата. В этом смысле наш штаб является такой цивилизованной GR-площадкой. Таким же GR занимаются предпринимательские сообщества, частные организации, уполномоченный при президенте по правам предпринимателей. То есть эта сфера существует и развивается в России, и рынок довольно конкурентный.

Вопрос законодательного закрепления GR – это вопрос систематизации. Если новое законодательство задаст рамки, чтобы предприниматели понимали, какой GR цивилизованный, а какой нет, – не вижу в этом ничего плохого. Если же такой закон станет набором догм и попыткой создать излишние сущности, то такая инициатива может быть вредна.

Фото: ФедералПресс / Елена Сычева

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе новостей дня.
Присоединяйтесь к нам
Версия для печати
Комментарии читателей
0
comments powered by HyperComments
Push 1