Общество
Общество
Пермский край
0

Пермские дома трещат по швам

После обрушения здания власти и управляющие компании стали быстрее реагировать на сообщения о трещинах

Через две недели после обрушения части дома на Куйбышева, 103 в Перми эвакуировали еще один дом, оказавшийся под угрозой разрушения, – на Беляева, 43. Все началось с неприметной трещины в стене, однако ситуация оказалась гораздо более серьезной. Сколько в Перми таких домов, внешне прочных, но готовых вот-вот развалиться из-за незаконных перепланировок или ошибок строителей, – неизвестно. Подробности – в материале «ФедералПресс.Приволжье».

Через две недели после обрушения части дома на Куйбышева, 103 в Перми эвакуировали еще один дом, оказавшийся под угрозой разрушения, – на Беляева, 43. Все началось с неприметной трещины в стене, однако ситуация оказалась гораздо более серьезной. Оба здания не числились в аварийных, а последнему нет и 25 лет. Из-за этих историй под прицел журналистов попали другие случаи появления трещин в домах, в том числе и в здании администрации города. Сколько в Перми таких домов, внешне прочных, но готовых вот-вот развалиться из-за незаконных перепланировок или ошибок строителей, – неизвестно. Мнения экспертов сходятся лишь в одном: масштабы проблемы скрытой аварийности домов не стоит недооценивать. Подробности – в материале «ФедералПресс.Приволжье».

В минувшее воскресенье ночью в Перми эвакуировали жильцов 10-этажного дома на Беляева, 43. Сначала были эвакуированы лишь два подъезда дома, позднее, когда стало понятно, что состояние несущих конструкций вызывает серьезные опасения, пришлось экстренно выселить всех жильцов.

16 июля один из жителей дома пожаловался на увеличение трещины в стене его квартиры. Позднее такие же трещины обнаружились в других стенах. Специалисты управляющей компании мониторили ситуацию – на трещины установили маячки, осмотрели фундамент. В ночь на 26 июля жители стали жаловаться на треск в стенах, после чего и было принято решение о срочной эвакуации. Из 180 жильцов большая часть разместилась у родственников и друзей, в пунктах временного размещения поселились лишь 22 человека. Дом оцеплен. Администрация района обещает проводить встречи с собственниками ежедневно.

Специалисты рассматривают две версии причин, приведших к динамическим дефектам, влияющим на прочность здания: незаконная перепланировка или строительный брак. Научно-производственное предприятие «РОС» проводило инструментальную экспертизу, но ни к каким выводам не пришло, и было принято решение с завтрашнего дня привлечь к экспертизе другую организацию. Придется ли сносить здание или его возможно отремонтировать – пока неизвестно.

По информации «ФедералПресс.Приволжье», производством стройматериалов для дома, построенного в 1992 году, могло заниматься одно из подразделений «Пермского проектно-строительного объединения» (ППСО) (окончательно ликвидировано в 2004 году), а именно – Завод крупнопанельного домостроения (КПД), который входил в состав ППСО до середины 90-х годов прошлого века. В 1995 году на базе в том числе завода КПД было создано ОАО «Стройпанелькомплект» (СПК). Однако бывший главный инженер управления капстроительства пермского горисполкома Михаил Плеханов в беседе с «ФедералПресс.Приволжье» сообщил, что «проблема вряд ли в плитах, произведенных на заводе ППСО». «Надо искать причину, а не к плитам придираться. Они везде выпускались стандартные, на стандартном оборудовании. К самим плитам у меня, с точки зрения бывшего строителя, особо претензий нет. А вот причина, почему появились деформационные трещины, – это надо выяснять», – говорит Плеханов.

По словам собеседника «ФедералПресс.Приволжье» из числа бывших руководителей ППСО, предпосылок для обрушения дома на самом деле нет, а руководители города «немного перебдели, что впрочем, неудивительно после истории с домом на Куйбышева – лучше перестраховаться». «Дело не в плите – плиты везде одинаковые, технология одна, обкатанная и надежная. Могу высказать версию: подвал дома на Беляева неоднократно затапливало, а подтопление могло привести к вымыванию грунта из-под фундамента. Малейший перекос – миллиметр-два – мог дать дополнительную нагрузку на плиту, и все, пошла трещина. Но, повторюсь, безопасности дома она, скорее всего, не угрожает», – говорит собеседник. 

Стоит отметить, что развитие ситуации в корне отличается от истории с кирпичным домом на Куйбышева, 103 1957 года постройки, часть которого обрушилась утром 11 июля. На жалобы жильцов дома на Куйбышева никто долго не обращал внимания, пока не произошла трагедия. При обрушении погибли два человека. По факту произошедшего было возбуждено уголовное дело, также был задержан гендиректор УК «Моторостроитель». Наблюдатели в один голос утверждают, что причиной могла стать перепланировка подвала под коммерческие нужды, что привело, по предварительной версии, к ослаблению несущих конструкций.

«По моему мнению, такая быстрая реакция – это исключительно из-за ситуации с обрушением на Куйбышева, 103, – оценивает действия властей и управляющей компании юрист НКО «Пермский фонд содействия ТСЖ» Станислав Шестаков. – Если б не было этого обрушения, боюсь, что мы бы услышали о доме на Беляева, 43, только когда он бы тоже обвалился. Эта история, по моему мнению, действительно напугала всех и заставила с большим вниманием относиться к подобным сигналам».

Между тем издание BusinessClass сообщает о трещинах в другом доме, по улице Нефтяников, 11а. О наличии такого дефекта городским властям сообщила УК «ЭКВО», которая управляет домом. Жильцы просят признать дом аварийным, но для этого им предстоит произвести экспертизу и подать соответствующее заявление в администрацию.

Все эти здания не были аварийными как формально, так и фактически. Эксперты говорят о проблеме скрытой аварийности, и оценить количество домов, склонных к обрушению, пока крайне сложно. «Масштаб проблемы скрытых аварийных домов реально очень серьезный, – говорит Станислав Шестаков, – поскольку мы совершенно себе не представляем масштаб незаконных перепланировок – если даже только о них говорить как о причине этой ситуации. Потому что наши граждане не могут перед перепланировкой пойти и все согласовать, что совершенно не сложно. Я думаю, что очень много домов в городе находится в таком же потенциально угрожающем состоянии, как и Беляева, 43 – не десятки, а скорее всего, сотни».

По мнению Станислава Шестакова, помимо разъяснительной работы с населением необходимо ввести уголовную ответственность за незаконные перепланировки. «Правильно сделали: ввели уголовную ответственность не только за пьяное ДТП с последствиями, а за сам факт вождения в состоянии опьянения. Здесь тоже, я думаю, надо вводить ответственность не за то, что возникли какие-то тяжкие последствия в результате незаконной перепланировки, а за сам факт. Потому что масштаб проблемы огромнейший – послушайте в вашем доме, постоянно ведь кто-то долбится», – говорит Шестаков. А выявить перепланировки можно только в том случае, если об этом сообщат соседи, что «в нашем обществе, мягко говоря, не приветствуется». «Надо стимулировать того, кто сообщает о том, что сосед чего-то там брякает», – считает юрист.

Глава администрации Перми Дмитрий Самойлов уже дал подчиненным поручение провести проверку жилого фонда города. Однако член комиссии по землепользованию и застройке Денис Галицкий считает, что массовая ревизия невозможна. «Потому что нормальная, глубокая оценка одного дома – это очень дорого. И бюджет не сможет это удовольствие оплатить. Вопрос в том, чтобы панические настроения отделить от реальной опасности. Например, когда я въехал в дом, мне бабушки у подъезда начали говорить о том, что трещина у подъезда грозит обрушением, на что я им ответил, что это температурный шов, и его наличие – это как раз нормально. В медицине существует сортировка больных: кому помощь нужна экстренно, а кто может подождать, пока врачи оказывают помощь тяжело больному. В этом и сложность: выделить дома, которые реально требуют приглашения экспертов и оплаты их услуг», – говорит Галицкий.

Президент НПО «Ассоциация управляющих компаний» Елена Котова считает, что простым обследованием домов проблему не решить, нужны кардинальные меры: «На самом деле, проблема в том, что в Перми тариф на содержание жилья, например, никак не пересматривался все эти годы, с тех пор как в силу вступил Жилищный кодекс. Как было 10 лет назад, так и сегодня за те же деньги должны содержать дома. Кроме того, в ситуации с перепланировками роль управляющих компаний не совсем понятна. Например, была ситуация, когда собственник приколотил к дому трубу вентиляции от своего ресторана на первом этаже. И началась вибрация, это очень большая проблема. Когда управляющая компания сделала замечание собственнику и попросила устранить нарушение, тот никак не отреагировал. Проще говоря, послал компанию подальше. Тогда УК обратилась в жилищную инспекцию. А жилинспекция пришла и оштрафовала управляющую компанию. То есть управляющие компании жалуются – их штрафом обложат, не жалуются – дома обваливаются. И сейчас, даже после Куйбышева, 103, все равно управляющей компании («ЭКВО», управляет домом на Нефтяников, 11а, где обнаружена трещина) говорят – собирайте общее собрание, хотя это абсолютно прерогатива собственников. Управляющая компания выявила проблему, поставила собственников в известность. Собственники должны потратить деньги, заказать экспертизу и так далее. А то, что они раньше писали в администрацию и администрация не реагировала – так местные власти законодатель тоже исключил из этого процесса. Так и работаем теперь в аварийном режиме», – говорит эксперт.

При этом, по словам Елены Котовой, о состоянии жилфонда «управлялкам» известно как никому, но проблемы эта осведомленность не решает: «Управляющие компании все равно знают картину, в каком состоянии их жилой фонд находится, никто не знает кроме них. Давайте поднимать эту информацию и смотреть – кто, где, куда обращался. При перепланировке УК абсолютно никаким образом не принимает участия ни в согласовании, ни в контроле за этим процессом. Ее никто и не обязан держать в курсе. Управляющая компания – только до двери квартиры, а дальше собственники что хотят, то и делают. И даже если один собственник пожаловался в УК на другого собственника, то управляющая компания ничего сделать не может. Собственники – главные. Управляющие компании и раньше мониторили состояние домов, просто результата от этого – ноль. На обрушившийся дом по Куйбышева, 103 еще 12 лет назад жаловались собственники по поводу продажи подвалов дома, их переустройства и перепланировок. Арестованному ныне по этому делу директору УК «Моторостроитель» в то время 15 лет было. И два года назад он стал директором, а дом изрешетили задолго до его прихода. Просто сейчас он оказался крайним в этой ситуации. Опять начали с хвоста – отрубили его и дальше пошли. А проблема-то в голове. Ведь когда дома передавались управляющим организациям, они вообще непонятно в каком состоянии были, государство не выполнило свои обязательства по капитальному ремонту».

«Мы сейчас, конечно, будем информировать обо всех случаях перепланировки, о которых узнаем, где это возможно. Но это только повысит конфликтную ситуацию среди собственников и управляющих компаний, – говорит Елена Котова. – Ущерб наносится другим собственникам, это соседи должны выходить в суд в защиту своих интересов и заявлять об угрозе своей жизни, а УК не может быть стороной в таком процессе».

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе новостей дня.
Присоединяйтесь к нам
Версия для печати
Комментарии читателей
0
comments powered by HyperComments
Facebook 1