Политика
  1. Политика
Политика
Россия и мир
0

Валерий Трушников: Все люди еще живы... зачем эти обиды... / Сергей Мошкин: Эта свита приехала к нам на переговоры с очень большой дыней и коньяком...

УралПолит.Ru представляет третью часть спецпроекта Как стать губернатором в бывшем СССР. Повспоминать события 10-летней давности, когда впервые в России был избран губернатор, мы попросили тогдашнего кандидата на эту должность Валерия Трушникова. Он откликнулся сразу. Правда, поставил важное условие - рассказанное им не должно быть опубликовано. Еще мало времени прошло, чтобы вспоминать. Все люди живы, кто-то поменял команду - им неприятно будет вспоминать, с кем они были раньше и с кем сейчас. Зачем эти обиды, - объяснил он. Но в ходе беседы не стал скрывать, кто может вспомнить и дать оценку всему - идеолог его кампании, бывший пресс-секретарь Сергей Мошкин. 10 августа 1995 года Борьба за электорат председателя правительства Валерия Трушникова началась еще утром 7 августа, когда стало ясно - во второй тур вышел глава области Алексей Страхов и спикер Облдумы Эдуард Россель. Сам вопрос был решен очень быстро - выбирая между начальником нынешним и экс-руководителем, господин Трушников остановился на втором варианте. Правда, по неизвестным до сих пор причинам с оглашением своего решения медлил. Этим и воспользовался штаб Алексея Страхова. В материалах тех дней проводится одна очень важная для Валерия Трушникова мысль - он не должен выступать в поддержку ни одного из кандидатов, не имеет права предавать избирателей. Вместо этого председателю правительства предлагалось спокойно просидеть выборы или добиться их срыва. В этом случае спустя три месяца господин Трушников получал возможность снова участвовать в избирательной кампании. И победить, стать губернатором Свердловской области, - писал тогда Вечерний Екатеринбург. Сейчас уже известно, что ждать Валерий Трушников не стал. В середине недели он провел совместную с Эдуардом Росселем пресс-конференцию. Объяснял свой выбор просто - с Росселем проработал почти 30 лет в Средуралстрое. Ближе к выходным появились и новые листовки. На них вместо раскрученной аббревиатуры ТВ появилась ТР и фото пожимающих друг другу руки Трушникова и Росселя. Стоит отметить,

"УралПолит.Ru" представляет третью часть спецпроекта "Как стать губернатором в бывшем СССР". Повспоминать события 10-летней давности, когда впервые в России был избран губернатор, мы попросили тогдашнего кандидата на эту должность Валерия Трушникова. Он откликнулся сразу. Правда, поставил важное условие - рассказанное им не должно быть опубликовано. "Еще мало времени прошло, чтобы вспоминать. Все люди живы, кто-то поменял команду - им неприятно будет вспоминать, с кем они были раньше и с кем сейчас. Зачем эти обиды", - объяснил он. Но в ходе беседы не стал скрывать, кто может вспомнить и дать оценку всему - идеолог его кампании, бывший пресс-секретарь Сергей Мошкин. 10 августа 1995 года Борьба за электорат председателя правительства Валерия Трушникова началась еще утром 7 августа, когда стало ясно - во второй тур вышел глава области Алексей Страхов и спикер Облдумы Эдуард Россель. Сам вопрос был решен очень быстро - выбирая между начальником нынешним и экс-руководителем, господин Трушников остановился на втором варианте. Правда, по неизвестным до сих пор причинам с оглашением своего решения медлил. Этим и воспользовался штаб Алексея Страхова. В материалах тех дней проводится одна очень важная для Валерия Трушникова мысль - он не должен выступать в поддержку ни одного из кандидатов, не имеет права предавать избирателей. Вместо этого председателю правительства предлагалось спокойно просидеть выборы или добиться их срыва. В этом случае спустя три месяца господин Трушников получал возможность снова участвовать в избирательной кампании. "И победить, стать губернатором Свердловской области", - писал тогда "Вечерний Екатеринбург". Сейчас уже известно, что ждать Валерий Трушников не стал. В середине недели он провел совместную с Эдуардом Росселем пресс-конференцию. Объяснял свой выбор просто - с Росселем проработал почти 30 лет в "Средуралстрое". Ближе к выходным появились и новые листовки. На них вместо раскрученной аббревиатуры "ТВ" появилась "ТР" и фото пожимающих друг другу руки Трушникова и Росселя. Стоит отметить, что долго работать в команде нового губернатора председатель правительства не смог - его полномочия были слишком широкими и слишком многим из окружения Росселя он не давал новых постов. Спустя полгода после выборов премьер-министр был снят со своей должности. Его преемником стал Алексей Воробьев. Впрочем, он тоже не задержался в кресле - суд восстановил Валерия Трушникова в должности. Доказав губернатору, что он был не прав, бывший соратник проработал 10 дней, после чего написал заявление об уходе по собственному желанию и передал свой кабинет господину Воробьеву. Сам же Валерий Трушников стал первым заместителем председателя областной Думы. На этом посту, контролируя треть Думы, он часто воевал с командой губернатора и лично Эдуардом Росселем, периодически блокируясь с мэром Екатеринбурга Аркадием Чернецким. Битвы прекратились в 2001 году, когда у господина Росселя появилась вакантная должность - место представителя исполнительной власти региона в Совете Федерации. С тех пор, пережив массу слухов об отставке, Валерий Трушников работает в Совфеде. Сегодня о событиях десятилетней давности вспоминает представитель штаба Валерия Трушникова, занявшего третье место и во многом определившего исход кампании, - Сергей Мошкин, отвечавший за идеологию в команде тогдашнего премьера. - Во время избирательной кампании рассматривалась возможность передачи полученных Валерием Георгиевичем голосов кому-то из лидеров гонки? - Задача была пройти во второй тур, и этот вопрос не обсуждался. - Что Вас удивило в ту кампанию? - Исход второго тура и все, что предшествовало повторному голосованию, - альянс Трушникова с Росселем фактически против Страхова. Реально это была самая большая интрига выборов - от того, чью сторону занял бы Трушников (Росселя или Страхова), зависело имя победителя. Трушников выбрал Росселя, и тот выиграл. По большому счету, это был первый в России случай появления на выборах третьего кандидата, определяющего их итог. Через год на президентских выборах тот же самый фокус показали с [Александром] Лебедем. Когда во второй тур вышли [президент России Борис] Ельцин и [лидер КПРФ Геннадий] Зюганов, вопросом было, на чью сторону встанет Лебедь, и его поддержка также определила конечный итог. - А что помешало вывести Трушникова во второй тур - выполнить поставленную кандидатом задачу? - Несколько факторов. Во-первых, до участия в выборах Трушников, хоть и был председателем правительства, но оставался непубличной персоной. Его же основные оппоненты были людьми публичными: Россель имел тогда большую известность и как бывший глава администрации Свердловской области, и как спикер областной Думы, и как член Совета Федерации. Это была публичная, в какой-то мере бунтарская фигура (вспомните, Уральскую республику). Страхов за год с небольшим своего пребывания в должности главы администрации тоже сумел нарастить публичность. Трушников им проигрывал. Во-вторых, сыграло роль использование административного ресурса. Честно должен сказать, что 10 лет назад он использовался гораздо меньше, чем сейчас, но, тем не менее, даже силовики (а это большой корпус избирателей) были ориентированы на действующего главу - на Страхова. Главы районных администраций раскололись тоже не в пользу Трушникова, предпочтя делать выбор не между первым и третьим, а между первым и вторым. И третий момент. Трушников позднее всех вступил в избирательную кампанию. Он до последнего момента раздумывал: идти или не идти, тогда как у Страхова и Росселя выбора не было. Первому надо было подтвердить свои полномочия, а второму - их вернуть. У Трушникова была иная ситуация: что при Росселе, что при Страхове он был вторым, и победа любого из кандидатов могла привести его к отставке. Так что на выборы он пошел отчасти из-за безысходности. Он долго решался на этот шаг, а значит, позже начал формировать штаб, искать деньги на кампанию. - Но, несмотря на это, добился хороших итогов. Как это удалось сделать? - Успех Трушникова заключался в точном выборе идеологической линии его кампании. Пока первый и второй между собой бодались, Трушников очень корректно наращивал свой рейтинг. Я думаю, что избиратели это оценили, потому что между первым и вторым драматизма тогда было достаточно много: они дискредитировали себя и поднимали третьего. Второй момент - очень точный выбор технологии кампании. Был сделан акцент на массовые встречи. Трушников провел встреч, наверно, столько же, сколько Страхов и Россель вместе взятые. Страхов вообще вел достаточно мало встреч, рассчитывая на помощь телевидения и административный ресурс, Россель хорошо поездил по области, и мы часто с ним пересекались. Но Трушников по количеству их переиграл - в день проводилось по 6-8, иногда 10 встреч. Это был сумасшедший график, работа на износ, но, забираясь в самые дальние, медвежьи углы (Тугулым, Гари, Ивдель), он смог нарастить себе рейтинг. И плюс - неплохая реклама была - Трушников использовал образ человека из народа, трудяги. - Вы говорите о повторении ситуации Трушникова на выборах президента в 1996 году. Но тот же Лебедь агитировал за Трушникова на выборах губернатора. Как это случилось? - Они познакомились, когда Трушников в составе делегации Свердловской области ездил в Приднестровье. Потом уже через знакомых мы обратились к Лебедю, и он с удовольствием приехал, поддержал Валерия Георгиевича. Уже тогда он был на взлете - известная, харизматическая фигура. - Когда стали понятны результаты выборов, Вы предполагали, как поступит Трушников? Кого поддержит или вообще выйдет из кампании, сорвет выборы? - Когда стало ясно, что во второй тур мы не прошли, это были драматические часы переживаний, честно вам скажу. Расчет был, что во второй тур мы пройдем, Страхова переиграем (выход Росселя вперед был понятен), а в случае появления во втором туре никто не сомневался и в конечной победе. Все эти сложные раздумья, наложившиеся на общую усталость от кампании, от бессонной ночи 6 августа, продолжались 2-3 часа. Все дальнейшие процессы реально подтолкнули соперники - Россель утром приехал на дачу к Трушникову, где мы собирали всю информацию, и предложил альянс. Притом приехал первым - это было достаточно важно. Зная психологические особенности Росселя, надо понимать, что это был комплиментарный шаг с его стороны, и он был по достоинству оценен. - А Страхов? - Я был на даче и видел Росселя собственными глазами, про Страхова говорили, что он приехал, но был только начальник его штаба. Это было очень показательно: Россель приехал сам, а Страхов послал своих людей. Даже для людей, находившихся в доме у Трушникова, это было показательно. - Кто приехал? Владимир Тунгусов? - Вот кто точно был, не скажу. Может быть, Тунгусов. В те годы я его не знал и не идентифицировал. С кем общался? Это был директор Метростроя - фамилию сейчас не вспомню. Как сейчас помню, они приехали с очень большой дыней, коньяком. Это был любопытный контраст, потому что Россель тоже приехал со свитой (точно был Сергей Чемезов, Миллер) и они были в деловой тональности по визиту. А люди Страхова приехали с угощением и вызывали улыбку. - Можете сравнить предложения Росселя и людей Страхова? - Условия, которые предложил и первый, и второй, были аналогичны - сохранение статус-кво, что в тот момент Трушникова устраивало. И это был сложный выбор (и моральный, и касающийся политического будущего): с кем идти дальше? Я хорошо помню тот разговор с Трушниковым, когда он сделал выбор в пользу Росселя. Оценив, что Эдуард Эргартович более подготовлен для этой должности, инициативен, он решил - значит, пользы для области он принесет больше, чем Страхов. Выбор был даже не по личным основаниям, а исходя из того, кто более для области полезен. В личном отношении было понятно, что вариант с Росселем более рискованный для Трушникова, что и подтвердилось спустя полгода. В течение следующего дня выбор был сделан, потом состоялась встреча двух штабов, мы моментально оценили, что и как надо сделать, и стали играть на второй тур. Задача была простая - показать, что Трушников поддержал Росселя. - Вы увидели, как работает другой штаб, и, наверняка, можете дать оценку тому, чья команда была мобильнее, эффективнее. - Работу штабов я, конечно, видел - в промежутке между первым туром и вторым туром мне приходилось ездить с Росселем на встречи, выступать в качестве доверенного лица Трушникова. К тому моменту для Валерия Георгиевича избирательная кампания уже закончилась и он вернулся на свою должность председателя правительства, как кандидат ездить не мог. Я от его имени озвучивал причины поддержки Росселя. Могу сказать, что эффективны были оба штаба. Штаб Трушникова оказался более мобильным, потому что показал приличный результат при невыгодных стартовых условиях в первом туре. - Во время поездок с Росселем замечали, нервничал он? - Нет. Он знал, что сделал самое главное - перетащил Трушникова на свою сторону, а это гарантировало победу. Конечно, внутренние волнения остаются до последнего момента, но внешне это никак не проявлялось. - Если говорить о том, что случилось после выборов - об отставке Валерия Трушникова. В чем ее причина: окружение губернатора постаралось, амбиций у Трушникова было слишком много? - Речь идет о зиме. Тогда началась подготовка к выборам в областную Думу по партийным спискам, и Трушников, создав движение "Горнозаводской Урал", переоценил свои политические возможности. Это, честно говоря, очень не понравилось Росселю - он считал, что Трушников на основе договоренностей пойдет с ним в одной команде. Но случился эффект "разбитого горшка": они работали вместе, всегда были хорошие отношения, а потом на выборах они оказались конкурентами - горшок раскололся. Между турами они собрались, склеились, но горшок остался расколотым: альянс случился, а вот осадочек остался и у того, и у другого. Мне кажется, на тот момент Трушников переоценил свои возможности - достаточно успешно пошел на выборы, но водораздел между ним и Росселем увеличился. Ближнее окружение Росселя тоже начало настаивать на том, чтобы Трушникова убрать. Потом, кстати, это повторилось на федеральном уровне с Лебедем. - Основным лозунгом Валерия Георгиевича было: "Вчера - Россель, сегодня - Страхов, выбери будущее сам". При этом под будущим подразумевался он сам. Когда перед вторым туром Трушников поддержал Росселя, как отреагировал его электорат? Были негативные выступления? - Откровенно негативных не было - у кого-то, может, были какие-то вопросы, недоумение, но не негатив. Свою роль сыграло то, что Россель был достаточно известной персоной и потенциальный лидер. Это надо признавать. На фоне Страхова он выглядел благоприятнее. 2005 | uralpolit.ru | Вопросы - Михаил Вьюгин

Подписывайтесь на наш канал в Дзене, чтобы быть в курсе новостей дня.
Версия для печати