Политика
  1. Политика
Политика
Россия и мир
0

Эдуард Худяков: За мной по полу полз Левин и орал: Эдуард, остановись! / Самые откровенные воспоминания участников выборов первого губернатора в РФ

УралПолит.Ru представляет пятую часть проекта Как стать губернатором в бывшем СССР. Ровно десять лет назад, во время первых в стране всенародных выборов главы региона, жители области оказались под небывалым прессингом СМИ. Между турами два кандидата (Эдуард Россель и Алексей Страхов) завалили избирателей агитационными материалами - подобное не повторялось больше ни в одну губернаторскую кампанию. О том, как кандидаты использовали СМИ, а журналисты использовали зрителей, кому звонил Трушников, какие существовали медиа-холдинги, что кричал Россель и чем гордился Страхов, нашему экспертному каналу рассказал тележурналист Эдуард Худяков. 12 августа 1995 годаШтабы двух кандидатов Алексея Страхова и Эдуарда Росселя в массовом порядке скупают эфирное время и газетные площади во всех выходящих на территории области СМИ. Одновременно мосты, заборы и даже теплоцентрали заклеиваются новыми плакатами кандидатов. На одном - Эдуард Россель жмет руку занявшему в первом туре третье место Валерию Трушникову, демонстрируя таким образом альянс двух кандидатов, на другом - на фоне пшеничного поля и голубого неба профиль Алексея Страхова со слоганом Уверенность и сила. В газетах в основном стихи в поддержку действующего главы области: Без Алексея Страхова - положение ахово. По признанию авторов книги Выборы первого губернатора Свердловской области (июль-август 1995 года), такой активности кандидатов не было даже в разрешенный для агитации месяц перед первым туром. Если сравнивать с двумя последующими губернаторскими кампаниями (1999, 2003 г.г.), то подобного разгула агитации не было больше никогда. А с учетом отмены прямых выборов губернатора уже и не случится вовсе. Равно как и технологических ходов. Команда Алексея Страхова перед первым туром показала фильм Александр Невский, где славный русский князь на Чудском озере разбивает захватчиков-немцев (прямой намек на происхождение Росселя), перед вторым туром пошла на большее. На СГТРК появилась Музыкальная передача, в которой песни об Алеше и Алешеньке перемежались с пес

"УралПолит.Ru" представляет пятую часть проекта "Как стать губернатором в бывшем СССР". Ровно десять лет назад, во время первых в стране всенародных выборов главы региона, жители области оказались под небывалым прессингом СМИ. Между турами два кандидата (Эдуард Россель и Алексей Страхов) завалили избирателей агитационными материалами - подобное не повторялось больше ни в одну губернаторскую кампанию. О том, как кандидаты использовали СМИ, а журналисты использовали зрителей, кому звонил Трушников, какие существовали медиа-холдинги, что кричал Россель и чем гордился Страхов, нашему экспертному каналу рассказал тележурналист Эдуард Худяков. 12 августа 1995 годаШтабы двух кандидатов Алексея Страхова и Эдуарда Росселя в массовом порядке скупают эфирное время и газетные площади во всех выходящих на территории области СМИ. Одновременно мосты, заборы и даже теплоцентрали заклеиваются новыми плакатами кандидатов. На одном - Эдуард Россель жмет руку занявшему в первом туре третье место Валерию Трушникову, демонстрируя таким образом альянс двух кандидатов, на другом - на фоне пшеничного поля и голубого неба профиль Алексея Страхова со слоганом "Уверенность и сила". В газетах в основном стихи в поддержку действующего главы области: "Без Алексея Страхова - положение ахово". По признанию авторов книги "Выборы первого губернатора Свердловской области (июль-август 1995 года)", такой активности кандидатов не было даже в разрешенный для агитации месяц перед первым туром. Если сравнивать с двумя последующими губернаторскими кампаниями (1999, 2003 г.г.), то подобного разгула агитации не было больше никогда. А с учетом отмены прямых выборов губернатора уже и не случится вовсе. Равно как и технологических ходов. Команда Алексея Страхова перед первым туром показала фильм "Александр Невский", где славный русский князь на Чудском озере разбивает захватчиков-немцев (прямой намек на происхождение Росселя), перед вторым туром пошла на большее. На СГТРК появилась "Музыкальная передача", в которой песни об Алеше и Алешеньке перемежались с песнями о спасении России. Тогда же состоялось и первое для свердловского телевидения ночное политическое шоу. Телекомпания "АСВ" (ныне превращенная в простого вещателя федеральной "Ren-TV") совместно с агентством "Интерфакс-Евразия" провели 6 и 20 августа ночные эфиры с участием кандидатов. Автор проекта, тогдашний вице-президент "Интерфакс-Евразии" Эдуард Худяков рассказывал нашему экспертному каналу о взаимодействии кандидатов и СМИ. Как и профессиональный журналист, ностальгировать господин Худяков начал даже без наводящих вопросов, сразу вспомнив, как спасал карьеру Росселя:- В 1993 году, когда сняли Росселя, я работал в "Интерфаксе", и было срочное задание взять у него интервью. Дозвониться ни до кого из его команды было невозможно, но [пресс-секретарь Росселя Александр] Левин позвонил мне часов наверно в 9 вечера, сказал приехать в гостиницу "Октябрьская". Кроме меня там был кто-то из центральных телевизионщиков и [главный редактор газеты "Аргументы и факты - Урал"] Евгений Иванович Колезев. С Росселем был [нынешний председатель областного правительства Алексей] Воробьев и [нынешний вице-премьер Анатолий] Тарасов. Они сидели, записывали заявление Росселя, но все время звонил телефон - это был [Валерий] Трушников. Он беспрестанно звонил, но с ним общался только Воробьев, Россель не разговаривал. В какой-то момент Воробьев выдернул телефон из розетки (это был старый аппарат), а Россель сказал: "П.ец котенку, больше срать не будет". И уже во время разговора Росселя с нами я подал идею: "Эдуард Эргартович, а почему бы вам в Совет Федерации не выбраться". Тогда приближались выборы в Совфед по системе, когда вся область была одним округом и избирались два депутата. На мое предложение Воробьев завопил о 25 тысячах подписей, которые надо было собрать всего за два или три дня до конца регистрации. Я спросил: "А что, Воробьев не соберет?". Россель сказал: "Действительно. Займись". Вот таким образом я спас Росселю политическую карьеру. - Реальная борьба за пост губернатора шла с момента увольнения Росселя? - С 1993 по 1995 годы шла битва за принятие Устава области, написанного [директором Института философии и права УрО РАН Анатолием] Гайдой, предусматривавшего выборы губернатора. Само принятие Устава было первым поражением Страхова. Я помню, когда областная Дума приняла Устав. Это было в пятницу, и журналисты вместе с Росселем долго гульбанили. А мне утром в субботу надо было ехать на интервью со Страховым - он решил рассказать обо всем "Интерфаксу" чуть ли не в 8.30 утра. Хорошо, что в приемной ждал его полтора часа - смог поспать. Для заметки мне надо было хотя бы несколько фраз, сказанных интервьюируемым. Я спрашиваю: "Алексей Леонидович, будете подписывать Устав?" "Х.. им, а не Устав", - сказал Страхов. И практически все интервью на таких выражениях. Выхожу от него, приезжаю в редакцию, звонит Коля Сазонов (он работал на "Четвертом канале"), орет: "Когда будет лента "Интерфакса?" (у них в субботу выпуск новостей, а интервью брал только я). Пересказываю ему, что мне сказал Страхов, и признаюсь - не знаю, что с этим делать, буду советоваться с Москвой. Потом Коля высказывал свое восхищение мною, как информационщиком, потому что, зная о том, какие фразы звучали в разговоре, он на ленте обнаружил: "Глава администрации Свердловской области Алексей Страхов не будет подписывать принятый накануне областной Думой Устав Свердловской области. Об этом он заявил в эксклюзивном интервью "Интерфаксу". - Потом была борьба за подписание указа президента о проведении выборов. Там тоже была борьба и Страхов ее проиграл? - Да. Страхов на самом деле был очень инфантилен. У него советская закалка, и он был уверен, что раз его поддерживает Москва, то ничего и делать не надо. Россель, наоборот, активно добивался подписания указа. Я не помню, в чьем интервью у вас на сайте было про [помощника президента России Бориса Ельцина Виктора] Илюшина, лоббировавшего назначение Страхова, но могу точно сказать - через Илюшина Россель пролоббировал подписание этого указа. Ему не удавалось это сделать ни через главу администрации, ни через другие структуры - только через Илюшина. - Во время самой избирательной кампании какова была расстановка сил по медиа-ресурсам? Кто каким холдингом управлял? - Тогда все было не так стратегически, как сейчас: "холдинг Чернецкого", "холдинг Росселя". Тогда все только начиналось, и Страхов положил начало порочной практике работы с конкретным журналистом. Вообще, главной его неудачей при работе со СМИ было назначение [Натальи] Пономаревой. Она не была преданным, верным "искровцем", каким был Левин у Росселя, "вытягивавший" своего шефа по СМИ. У Левина были хорошие личные отношения с журналистами, а команда Страхова (Коробков, Воронин) налаживала материальные отношения. Естественно, что когда с одной стороны искренняя любовь, а с другой - материальная выгода, то и сравнить отношение к кандидатам нельзя. Помимо того, что Пономарева не была хорошим пресс-секретарем и допускала безумные утечки информации (например, рассказывала, как в каком-то колхозе их кормили тремя молочными поросятами, стерляжьей ухой, а Страхов этому колхозу как самому нищему выделил 15 млн. рублей), так и сам Страхов был невозможен в общении с журналистами. Его цитаты уже бессмертны: "Это целая елочка вопросов", "Этот вопрос для нас самый больной орешек", "Я - головка президентской вертикали". У Росселя такого не было. Поэтому противостояние шло на уровне, кто больше привлечет на свою сторону журналистов. - И все же какие СМИ кого из кандидатов поддерживали? - "Четверка" в первую кампанию была нейтральной, но [ее владелец Игорь] Мишин больше ориентировался на Росселя, Гостелевидение - больше на Страхова, у АСВ был первый опыт заработать на выборах и сделать творческий проект "Ночь первого губернатора". "Вечерка" и "Уральский рабочий" были за Страхова. - Как корреспондент "Интерфакса" Вы, наверняка, встречались со всеми кандидатами. Какие у Вас остались о них впечатления? - Те выборы я помню больше через призму проекта "Ночь первого губернатора". По задумке, в ночь после голосования мы позвали всех кандидатов в эфир. Естественно, что никто из лидеров - Россель, Страхов, Трушников - не появился. Но мы все пышно обставили: подвозили кандидатов на арендованной в гараже областного правительства "Чайке", встречали цветами, проводили в студию. К нам приехали уже тогда невзрачный (невзрачнее, чем сейчас) Евгений Зяблицев, Сергей Мартьянов (это тот еще кадр - он вошел в студию полтора на три метра и начал развешивать то ли Андреевский, то ли лдпровский флаг, уронил всю аппаратуру), Андрей Калетин. С последним тогда перефотографировались все девушки и женщины, что были в тот момент на АСВ. Эфир шел с 22 часов почти до девяти утра, и для телевидения той поры это был очень смелый проект - без необходимых технических средств, практически только с идеей мы провернули эту аферу. В промежутке между турами придумали еще один проект: "Два мира - два кресла". Вот тогда хлынул массовый поток политической рекламы из двух лагерей. Впервые использовали и творческую интеллигенцию. У Страхова появился ролик "Уверенность и сила". В нем он под музыку Александра Пантыкина и звон колоколов, но почему-то в спортивном костюме, шел по своей даче. А карикатурист Максим Смагин снимался в ролике Росселя "Первое лицо сегодня". Но основные события развернулись вечером в пятницу - 18 августа. Это был последний день агитационной кампании, и эфирное время было самое дорогое. Получилось так, что Россель купил час с 22 до 23-х, а Страхов оставшийся час до полуночи. И вот мы с [владельцем канала АСВ Жанной] Телешевской ведем прямой эфир. У нее сидит Россель, приехавший с Воробьевым, Ворошиловым и Левиным, а я типа во второй студии - на самом деле это в коридоре АСВ, и постоянно на связи с внешним миром. В этот момент приезжает глава "Метростроя", начальник штаба Страхова Сурин и привозит записку от кандидата. Мне надо передать ее Телешевской, поскольку современных средств связи нет. Начинаю по полу к ней ползти в студию, но меня замечает Левин. Он ползет за мной, хватает меня и орет: "Эдуард, не делай этого. Ты же "Интерфакс"!" - Доползли? - Дополз, отдал записку. В ней была просьба поставить кассету, которую привез Сурин. В записи Страхов сказал: "Все устали от выборов. Сегодня последний вечер - давайте отдохнем и посмотрим вместо моих речей концерт Киркорова". Россель за кадром забился в истерике, начал орать Телешевской: "Я куплю этот последний час, продай мне его". Но в эфире пошел концерт Киркорова. - Вы работали в "Интерфаксе" - был ли какой-то заказ Москвы в пользу одной из сторон или мочить определенного кандидата? - Заказа не было. Единственное, что "Интерфакс" как структура, начинавшая налаживать отношения с госвластью, плотнее работал со Страховым. С ним было заключено какое-то мифическое соглашение. Но, понимая настроение "дедушки" (президента России Бориса Ельцина), прогнозировалась победа Росселя. И "Интерфакс" работал, опираясь на это настроение. - А сколько получали журналисты, работавшие в кампании? - В той кампании я участвовал бессеребренно. Единственное, что помню - в том же году (или чуть позже) АСВ праздновало день рождения. Устроили собственный праздник, с раздачей премий Жанны Телешевской - "ЖанТе". Премию за лучший проект года она вручила мне. По-моему, это была тысяча долларов. Так вот, как только я спустился со сцены, она подошла и 500 баксов отобрала. - Много говорится о "дачном деле" в той кампании, но было еще некое "алюминиевое дело", раскрученное между первым и вторым туром. - Алюминиевые дела были чисто пиаровским ходом. Кстати, благодаря им Галина Алексеевна Ковалева до сих пор - любимый экономист Росселя. Она в свое время объяснила ему, почему нельзя создавать "Алкур", он ей поверил, и потом прогнозы оправдались. С тех пор он ее считает гениальным экономистом, несмотря на то, что в 1998 году она чуть не разорила областной бюджет во время дефолта. - Валерий Трушников действительно мог выйти во второй тур? - У него не было на это шансов. Кампания была очень скоротечная, а к ее началу у него не был преодолен порог минимальной известности. Это был его единственный минус. - Выборы 1995 года считаются зарождением школы политтехнологов, определяющих исход выборов в нынешних кампаниях. - Тогда действительно начинали все "птенцы гнезда Гайды", впервые появилось основное качество уральской школы - конструирование реальности, активное использование социологии. - Если сравнивать команду Росселя 1995 года и его команду в нынешнем году, кто остался при губернаторе? - Воробьев и Левин. Больше никого. Были еще Ворошилов и Тарасов, но изначально было понятно, что у них технический функционал. Ворошилов на первом съезде "Преображения Урала" в Доме кино подавал Росселю пальто, да и потом остался на уровне этих функций. Тарасов выполнял функции "семейного" кошелька, но когда эти вопросы были переключены на Воробьева и Левина, необходимость в нем отпала. - А кто был "кошельком" кампании Росселя в 1995 году? - Подтвердить что-то трудно. Страхов пер в основном на административном ресурсе, а у Росселя это были [гендиректор Нижнетагильского меткомбината Юрий] Комратов и [директор Верхнесалдинского металлургического производственного объединения Владислав] Тетюхин. - Если сравнивать кампанию 1995 года с последующими выборами, чем они отличаются от избрания первого губернатора? - Выборы стали более технологичными, предсказуемыми и грязными. Выборы губернатора были эпохой романтики. Даже скандалы были в новинку, они были игрушечными и не приводили к реальным последствиям - все знали, чем они закончатся. Медийное поле было узким: одному каналу было достаточно что-то сказать, и на лавках это сразу обсуждали. Достаточно романтическая была эпоха. - Проработав все десять лет в активной журналистике Свердловской области, какую оценку можете поставить Эдуарду Росселю? - Твердую четверку с плюсом. Уже к приходу Страхова область лежала на боку (как говорил сам Страхов: "Я когда пришел, у меня все заводы на столе лежали"), а Россель ее приподнял и посадил (не скажу, что поставил на ноги). Но увлечение грандиозными проектами (ДИВС, Храм Росселя Блаженного, Стан-5000) погубило в нем хозяйственника. Он быстро отошел от хозяйственных функций и стал выполнять представительские - был копией Ельцина на уровне области, только более здоровый и менее пьющий. И еще один момент - Россель все-таки гениальный политик, который смог выстроить отношения с прессой, у нас настолько заложены основы демократии, что даже в путинской России Свердловская область отличается свободой слова, общим демократизмом. - Но Россель за десять лет стал менее открыт. - Он не то что менее открыт... Как всякий символ, он окружен определенными ритуалами. Сейчас ритуал доступа стал другим - вместо того, чтобы ловить его за пуговицу, для журналистов проводится ежемесячная пресс-конференция. Хотя, помню, как Россель, когда его избрали, на банкете клялся, что в "белый дом" все журналисты смогут ходить просто по удостоверениям. Прошло ровно полгода, и ввели аккредитацию. 2005 | uralpolit.ru | Вопросы - Михаил Вьюгин

Подписывайтесь на наш канал в Дзене, чтобы быть в курсе новостей дня.
Версия для печати