Политика
  1. Политика
Политика
Республика Кабардино-Балкария
1

«Смешались в кучу кони, люди». Канжальская битва, беспорядки в Кенделене и отставка главы Кабардино-Балкарии

Фото: adygi.ru

Неожиданный уход Юрия Кокова произошел на фоне непрекращающихся вторую неделю волнений в республике, вызванных столкновением двух ее титульных этносов из-за битвы трехвековой давности. Что творится в Кабардино-Балкарии, каковы истинные причины конфликта и как можно его нейтрализовать, – в материале «ФедералПресс».

Перестановка на фоне протестов

Мало кто мог подумать, что отправившиеся по историческому маршруту 30 всадников в национальной одежде вызовут в республике серьезный переполох. Конфликт длится с 18 сентября, продолжается противостояние между титульными этносами, которое перекинулось на различные территории региона.

Замена Кремлем главы региона никак формально не связана с происходящим, но, по мнению экспертов, стала серьезным поводом для решения Москвы.«У Кремля накопились претензии к Юрию Кокову. Возможно, волнения стали той последней каплей, которая переполнила чашу терпения», – делится мнением политтехнолог, директор консалтингового агентства NPR Group Дмитрий Фетисов.

Он обращает внимание, что конфликт происходил на фоне паралича региональной власти, которая в какой-то момент отошла в сторону от активного вмешательства в ситуацию, переложив ответственность на плечи силовиков:«Глава республики не вышел на площадь, не попытался успокоить собравшихся людей и примирить стороны. Онпроигнорировал ситуацию. А его заявление по конфликту прозвучало наканунеотставки. Видно, что региональная власть не понимала, что делать. У нее отсутствовали инструменты для решения конфликта и политическая воля».

На смену прежнему главе пришел не только однофамилец, но и сын еще одного экс-руководителя – Казбек Коков. До последнего момента он занимал должность советника регионального блока управления президента России по внутренней политике и куратора Северо-Кавказского региона в АП.

«По словам ряда экспертов, первый конфликт вокруг Канжальской битвы в 2008 году повлиял на отставку бывшего тогда президентом КБР Арсена Канокова. Он упрекал в случившемся команду ушедшего сейчас Юрия Кокова, бывшего на тот момент главой департамента по противодействию экстремизму МВД России. По Нальчику даже расклеивали листовки, в которых прямо обвиняли генерал-полковника Кокова в провокации на Кенделене. Сегодня точно такая же ситуация произошла с самим Коковым в конце его срока», – рассказывает блогер, краевед, специалист по истории и культуре Западного Кавказа Виталий Штыбин.

Впрочем, не все эксперты склонны видеть связь между волнениями и сменой главы региона.«Представляется, что данные события не связаны с назначением Кокова-младшего врио руководителя КБР. Это совпадение. Разговоры о том, что у администрации президента есть претензии к Юрию Кокову, ходили давно. Велась речь и о том, что он попадет в состав осеннего «губернаторопада», – рассказывает политолог, руководитель филиала Фонда развития гражданского общества в Ставрополе, профессор Геннадий Косов.

Реинкарнация Канжальской битвы

Поводом к волнениям стал 310-летний юбилей Канжальской битвы. Тогда кабардинцы совершили конное восхождение на гору Канжаль. Они обошли балкарское село Кенделен после требования местных властей. Но черкесские активисты устроили стихийное собрание в окрестностях населенного пункта, потребовав разрешить возвращающимся с горы всадникам пройти через балкарское село.

«По словам очевидцев, в колонне должны были пройти 200 всадников. За день до похода правоохранительные органы надавили на участников с просьбой отказаться от поездки или идти по горной тропе в обход. В итоге вышло всего 30 человек. Пока они находились на Канжале, балкарские провокаторы стали распространять информацию, что участники перехода испугались. Взыграла горячая молодая кровь. И кабардинские всадники решили принципиально обратно пройти через Кенделен», – делится своим взглядом на детали произошедшего блогер Виталий Штыбин.

По информации краеведа, кабардинцам в Кенделен преградили путь машинами, людьми и кордоном полиции с Росгвардией из разных регионов. Правоохранители не стали предпринимать попыток установить коридор и спокойно их провести, а начали им препятствовать, сообщает Штыбин.

«В процессе переговоров отдельные местные жители после провокации совета старейшин балкарского народа начали кидаться камнями во всадников, оскорблять их. Отдельные женщины хватали конников за одежду и толкали. Всадники начали прорываться через ряды полиции и Росгвардии, что усилило конфликт и привело к появлению пострадавших со стороны колонны правоохранителей. Десяток участников арестовали, после чего волнения начались уже в Нальчике и Баксане, где возмущенная общественность потребовала провести разбирательство и наказать виновных. Власти и международная черкесская ассоциация проигнорировали людей, после коротких переговоров митинги разошлись», – уточняет эксперт.

В конфликт вмешалась подоспевшая к месту событий кабардинская молодежь, которая устроила потасовку с жителями села и пришедшими им на подмогу соплеменниками. Как отмечает Виталий Штыбин, многие изучастников стычки в селе Кенделен находятся в СИЗО. Следственный комитет начал расследование с целью установления зачинщиков.

Каждую из сторон конфликта можно упрекнуть в недостаточной продуманности ее действий, однако наибольшая ответственность падает на организаторов спорной акции, считает политолог, секретарь-координатор Кавказского геополитического клуба Яна Амелина.

«Было бы логично изначально исключить возможность повторения конфронтации с балкарцами. Ведь десять лет назад попытка проведения аналогичного похода в том же месте и по тому же поводу вызвала конфликтную ситуацию. Однако организаторы акции изменили маршрут шествия лишь после настоятельных просьб правоохранительных органов и представителей местной администрации. Но и это не решило проблему, подтолкнув значительные группы кабардинской молодежи к откровенно провокационному поведению в злополучном Кенделене, что вызвало противостояние с силовиками», – рассуждает Яна Амелина.

Фото: stb01.ru

По ее мнению, попытка ряда кабардинских общественных деятелей переложить ответственность за беспорядки на последних не выдерживает критики. Ведь именно черкесские молодые люди шли по улицам балкарского селения с провокационными в данном контексте криками «Адыги, вперед!». В конфликте молодежь была задействована по полной, что вряд ли является случайностью, считает политолог.Амелина отмечает, что одним из организаторов конного перехода является Ибрагим Яганов, сыгравший важную роль в раскручивании «черкесского вопроса»», который создал Москве определенные имиджевые проблемы в преддверии сочинской Олимпиады-2014.

«Очевидно, что конфликт – это спланированная провокация, – рассуждает Дмитрий Фетисов. – То, как противостояние развивалось в селе Кенделен, и то, как оно перешло в Нальчик, свидетельствует о рукотворности процесса».

По мнению политтехнолога, одной из целей конфликта был удар по позициям прежнего главы региона.«Сейчас циркулируют самые разные версии о том, кто за этим может стоять. В числе прочих выгодопреобретателей рассматривается один из прежних президентов КБР – Арсен Каноков. Считаю, что эта версия имеет право на жизнь. Примечательно, что Каноков в последнее время активизировался не только в республике, но и в соседнем Ставрополье, где у него конфликт с действующим губернатором», – рассказывает директор консалтингового агентства NPR Group Дмитрий Фетисов. Но он считает вероятной и версию об иностранном инспирировании данного конфликта.

Нацбилдинг, «война историй» и этноконфликты

Формальной причиной этнического конфликта является Канжальская битва – ночное сражение 1708 года, в ходе которого черкесы под предводительством князя Кургоко Атажукова нанесли поражение войскам крымского хана Каплан-Гирея, состоявшим из турок и крымских татар. В 2013 году Институт российской истории РАН отметил, что битва у горы Канжал «имеет важнейшее значение в национальной истории кабардинцев, балкарцев и осетин». Но среди балкарцев распространено отрицание самого факта сражения. При этом записей в кабардинских источниках о сражении не сохранилось, а писавшие о битве иностранцы-современники серьезно расходились в деталях.

040bf4a6c66beddb8a2b715e3fabc697.jpg

Фото:fond-adygi.ru

«События вокруг 310-летия Канжальской битвы в очередной раз обнажили давний межнациональный конфликт между двумя титульными народами Кабардино-Балкарии. В его основе – сложное сочетание общественно-политических и социально-экономических претензий, предъявляемых на уровне национальных общностей», – считает политолог, секретарь-координатор Кавказского геополитического клуба Яна Амелина.

По словам эксперта, реальные и надуманные претензии народов друг к другу получают особое звучание на фоне бесконечного муссирования сугубо исторических вопросов в социальных сетях.«Вот уже несколько лет по Северному Кавказу идет вторая (после стыка 80-х и 90-х годов) волна нездорового интереса к «великому историческому прошлому», в той или иной степени захлестнувшая все северокавказские республики. Этот интерес зачастую имеет мало общего с исторической правдой (то есть, является исторической фальсификацией, как большинство разговоров о «великом аланстве»). Но часто он приводит к серьезному обострению внутриполитической ситуации в регионе буквально на пустом месте», – уточняет координатор Кавказского геополитического клуба.

«Этот конфликт имеет глубокие исторические корни. Подобная ситуация была 10 лет тому назад. Эксплуатация исторической памяти, этнизация истории, акцентирование сознания не на объединяющих, а на разъединяющих народы сюжетах, героизация и мифологизация разъединяющих народы дат и личностей дает о себе знать в негативном ключе. Это все проявляется в росте социальной и этнической напряженности. Эта тенденция характерна для всего Северного Кавказа», – уточняет Геннадий Косов.

По словам политолога, в последнее время в местных СМИ наблюдался процесс активного насаждения в сознание людей образов жертвенности представителей тех или иных этносов, наблюдалась мифологизация определенных исторических сюжетов, героизация отдельных личностей. Желание одних прикрыть те или иные интересы этнической ширмой, слабая управленческая подготовка и плохое ориентирование в ситуации и специфике других привели к росту этнической напряженности, акцентирует руководитель ставропольского филиала Фонда развития гражданского общества.

По словам Виталия Штыбина, глубинные причины конфликта двух главных этносов республики коренятся в земельном вопросе.«После земельной реформы 1865 года земля была распределена на Северном Кавказе таким образом, что поселения, в том числе кабардинцев, были значительно уплотнены. Кабардинское население сгор выселили на равнины, в укрупненные аулы и города. Общественные пастбища в этих условиях малоземелья имеют для сельских людей огромное значение, правила пользования ими – предмет пристального внимания. В советское время земли были поделены между селениями. Но 10 лет назад земли поселений в районе Канжальского плато балкарцы объявили своими. Это вызвало конфликт, который наложился на первый конный переход в память о Канжальской битве. Тогда все произошло по похожему сценарию, что и в 2018 году», – уточняет краевед.

По словам Виталия Штыбина, после обострения десятилетней давности конфликт находился в скрытой форме. Впрочем, он подчеркивает, что земельный вопрос служит первоосновой многих проблем на Кавказе: у шапсугов в Краснодарском крае, у ингушей и чеченцев, у ингушей и осетин.

«Территориальные споры – большая проблема Кавказа, где многие народы латентно или открыто конфликтуют друг с другом. Причина проблемы – практиковавшаяся при Сталине нарезка регионов и политика по созданию национальных административных единиц. Все это дает свои негативные плоды сегодня», – соглашается Дмитрий Фетисов.

Виталий Штыбин подчеркивает, что Канжальская битва – продукт строительства новых национальных идентичностей. Она стала известна широкой публике как историческое событие лишь в 90-е годы, хотя и присутствует в фольклоре давно.«Для кабардинцев Канжальская битва – символ народной гордости, привязка к некоему славному прошлому, в котором необходимо было найти место для победы над некогда грозным врагом. Поскольку в современных обстоятельствах сложно представить празднование какой-либо победы над русскими войсками, выбор разумно пал на сторону, которая не будет возражать по объективным причинам, – на Крымское ханство», – делится краевед.

По его словам, сейчас старое земельное противостояние кабардинцев и балкарцев тут же вылилось в противодействие на уровне исторической идеологии. Балкарцы отрицают сам факт Канжальской битвы, а поскольку доступ к Канжальскому плато возможен только через их поселения, это неминуемо вызвало конфликт, подогретый провокаторами. К тому же, обе стороны ведут постоянную «войну историй» – переписывание исторических фактов в пользу своего народа. Так они маркируют территориальную принадлежность земель, обосновывают передел пастбищных зон, определенных еще в 1865 году с последующими изменениями в разные годы.«Так что Канжальская битва – это не про историю, а про современные земельные конфликты и местную политическую игру», – акцентирует Витали Штыбин.

Выход из тупика противостояния

Как отмечает Геннадий Косов, сегодня сложилась ситуация, когда обращение к старейшинам как непререкаемым авторитетам с целью повлиять на ситуацию и молодежь как основных участников событий не дает желаемого эффекта.«Молодежь, казалось бы, воспитанная в духе традиционных ценностей, оказалась сильно подвержена духовной девальвации. Зачастую старейшины, в отличие от среднего поколения, для них не авторитет. Обращение к популярным спортсменам как к авторитету в данном случае более значимо и действенно», – делится эксперт.

По мнению Дмитрия Фетисова, начать наведение порядка необходимо с установления зачинщиков конфликта по обе его стороны, по отношению к которым должны быть сделаны определенные выводы. Впрочем, политтехнолог настаивает, что сейчас необходимо реанимировать республиканскую власть, чтобы она начала активно работать по нормализации ситуации, начав широкий диалог и остудив горячие головы.

«Разрешить проблему, как и любой «долгоиграющий» национальный конфликт, достаточно сложно, но первые шаги на этом направлении вполне очевидны, – считает Яна Амелина. – Благополучное (и быстрое) разрешение ситуации с т. н. «черкесским вопросом» произошло после того, как до будораживших народ псевдочеркесских активистов в ясной и недвусмысленной форме довели простую мысль о недопустимости подобных действий. С тех пор прошло уже несколько лет, однако о «черкесском вопросе» в политической плоскости мы больше не слышали. Аналогичное табу пора наложить и на любые попытки политизации исторической памяти, переключая энергию молодежи с битв трехсотлетней давности на решение современных социально-экономических проблем».

По словам политолога, на региональном уровне нужно сформулировать внятную стратегию развития республики и приступить к ее реализации. А молодым людям нужно предложить сформировать личную стратегию успеха. Любые неконструктивные проявления должны жестко пресекаться, поскольку расшатывают внутриполитическую стабильность и в республике, и во всем регионе.

Амелина напоминает, что перед Олимпиадой в Сочи на Северном Кавказе уже прошла жесткая зачистка от нежелательных элементов и идей, что привело к заметному снижению напряженности и конфликтного потенциала в регионе. Эта стратегия доказала свою эффективность, и властям следовало бы и впредь ее придерживаться, уверена эксперт.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе новостей дня.
Версия для печати
Комментарии читателей
1
comments powered by HyperComments