горячие темы Смотреть Скрыть
Экономика
  1. Бизнес
  2. Экономика
Экономика
Приморский край
0

Молчание Fesco. Что происходит в крупнейшей логистической компании

Положение
Финансовое положение Fesco вызывает вопросы

Логистическая группа Fesco любит сообщать о запуске новых контейнерных поездов и иных достижениях, но предпочитает не распространяться о своем реальном финансовом состоянии. Есть основания полагать, что оно отнюдь не радужное. Подробности – в материале «ФедералПресс».

Номинальная стоимость + купон

Сегодня в арбитражном суде Москвы должно состояться заседание по иску Промышленного сельскохозяйственного банка к Дальневосточному морскому пароходству (ДВМП). В своем иске банк требует взыскать задолженность с ДВМП, однако о какой сумме идет речь, в материалах дела не сообщается.

Зато по иску фирмы «Северный луч» в ДВМП сумма претензий известна – она составляет почти 353 млн рублей. Как следует из материалов судебного дела, данная сумма состоит из номинальной стоимости облигаций ДВМП, купонного дохода по ним и процентов за пользование чужими денежными средствами.

Судя по всему, у «Северного луча» есть какое-то количество облигаций ДВМП, которое их пока не погасило и не выплатило по ним купонный доход. Подобная ситуация вполне возможна у любой компании, выпускавшей облигации и испытывающей финансовые трудности, но есть важное обстоятельство: ДВМП – ключевой актив группы Fesco.

Fesco является одним из крупнейших игроков на рынке транспортных услуг России и имеет различные «дочки». В их число помимо ДВМП (она выполняет функции управляющей компании) входят Владивостокский морской торговый порт (ВМТП), железнодорожные перевозчики «Трансгарант» и «Русская тройка» и др.

Иски идут волна за волной

Два вышеназванных иска – малая часть подававшихся к ДВМП за последние годы, и немало из них были удовлетворены. Например, в октябре 2018 и марте 2019 года фирма «ИК Русс-Инвест» направляла в арбитражный суд Москвы иски о взыскании с ДВМП процентов за пользование чужими денежными средствами в размере 411,450 и 472,221 тысячи рублей соответственно. В обоих случаях ДВМП процессы проиграло.

Обращают на себя внимание иски и к другим структурам Fesco. Среди них 10 исков, поданных с начала нынешнего года к «Феско Интегрированный Транспорт». Так, завод «ЗиО-Подольск» (производитель теплообменного оборудования для атомной и тепловой энергетики) взыскивал с нее 14,119 млн рублей пени за доставку груза, но в итоге суд предписал выплатить предприятию 4,618 миллиона. РЖД хотели получить с «Феско Интегрированный Транспорт» 770,460 тыс. рублей за искажение сведений о наименовании груза, «Евробитум» – почти 36,360 миллиона, логистический таможенный центр «АБТ-Транс» – 1,827 миллиона, «Абсолют Страхование» – 30,291 тысячи, индивидуальный предприниматель Игорь Нейман – 660,624 тысячи. Часть дел до сих пор рассматривается судами, часть была решена не в пользу «Феско Интегрированный Транспорт».

Еще более интересно складывается ситуация с «Феско Бункер». В феврале в арбитражный суд Приморского края поступило поручение местного управления Министерства юстиции России вручить представителю «Феско Бункер» документы от судебных распорядителей Торгового суда французского города Гавр. Что это были за документы и чем провинилось «Феско Бункер» перед Торговым судом Гавра – непонятно, зато известно, что ее сотрудник на заседание в приморской арбитраж не явился и бумаги были возвращены в управление Министерства юстиции.

Сейчас же арбитражный суд Ростовской области рассматривает дело по иску судоходной компании «Курс» о взыскании с «Феско Бункер» задолженности на 2,019 млн рублей. Заседание по нему тоже должно состояться сегодня.

Долги давили на баланс

Но судебные иски – вершина айсберга проблем, испытываемых Fesco. Ни для кого не секрет, что Fesco на протяжении многих лет балансировала на краю финансовой пропасти. Достаточно покопаться в ее отчетности, и мы увидим, что еще в 2014 году ее убытки равнялись 6,205 млрд рублей, а в течение 2015 года увеличились почти в два раза.

Тогда на ее финансовые результаты негативное влияние оказали резкое падение товарооборота России с иностранными государствами, плохая рыночная конъюнктура, колебания валютных курсов. В 2015 году было зафиксировано падение перевалки контейнеров через ВТМП на 27,8 %, до 309 тыс. TEU (условная единица вместимости контейнеров. – Прим. ред.), сокращение их интермодальных перевозок (доставка несколькими видами транспорта) на 30,7 %, до 179,3 тыс. TEU. Масла в огонь подливал рост долгов, превысивших к концу 2015 года сумму в 63 млрд рублей.

Ситуация легче не стала и в 2016 году: Fesco умудрилась допустить дефолт по выплатам по своим еврооблигациям, которые она выпустила на сумму свыше 800 млн долларов. Инвесторы запаниковали, и небезосновательно: у Fesco на тот момент были еще два выпуска облигаций на общую сумму 7 млрд рублей.

В итоге в 2017 году Fesco пришлось договориться с ВТБ о получении у него кредита на 680 млн долларов. Деньги были направлены на погашение задолженности по еврооблигациям.

Противоречивый курс

На фоне серьезных финансовых проблем менеджмент Fesco весьма странно управлял ею: вместо того чтобы бросить все силы на сокращение долгов, был взят курс на консолидацию акций железнодорожного оператора «Русская тройка». Причем его не изменил даже арест в 2018 году Зиявудина Магомедова, владельца группы «Сумма», контролирующей Fesco.

Спустя примерно месяц после отправки Зиявудина Магомедова в СИЗО, Fesco преспокойно выкупила у негосударственного пенсионного фонда «Благосостояние» почти 25 % акций «Русской тройки», получив в итоге 75 % в ее уставном капитале.

Вероятно, что Fesco ставила на увеличение парка фитинговых платформ, предназначенных для перевозки контейнеров. Именно их транспортировка приносит значительную долю доходов Fesco.

Однако столь противоречивая политика не могла решить разом всех проблем. Тем не менее на горизонте замаячил серьезный инвестор, способный помочь Fesco, – дубайская DP World, являющаяся крупнейшим в мире портовым оператором. Она хотела купить 49 % акций Fesco. Для Fesco вырученные от продажи акций деньги стали бы хорошим подспорьем, позволив рассчитаться с частью долгов. Но сделка не состоялась.

Тем не менее Fesco по отдельным из них худо-бедно расплатилась, продав примерно 25 % акций «Трансконтейнера» ВТБ (данный пакет с 2014 года был в залоге у банка), хотя это как раз и означает в долгосрочном плане уменьшение доходов от перевозки контейнеров.

Сомнений избежать нельзя

Сейчас официально считается, что дела у Fesco идут на лад. По крайней мере, полгода назад председатель ее совета директоров Лейла Маммедзаде заявляла, что Fesco «полностью вышла из финансового дефолта и урегулировала все просроченные задолженности» (цитируется «Коммерсант) и что ее чистый долг – около 610 млн долларов.

Есть основания усомниться в искренности ее слов. К примеру, Fesco до сих пор не опубликовала на своем сайте финансовую отчетность по итогам минувшего года (есть только пресс-релиз по ним). Самое позднее, что можно найти, – отчетность за 2017 год.

Правда, в марте Fesco показала краткие финансовые результаты за 2018 год. Из них следует, что ее чистый долг в валюте уменьшился на 15,3 %, до 609,4 млн долларов, зато в рублях увеличился на 2 %, до 42,33 миллиарда.

Общий же долг в валюте упал на 19,8 %, до 657,1 млн долларов, в рублях – на 3 %, до 45,65 миллиарда. Но при выручке в 57 млрд рублей доля долгов в ней составит не менее 80 %. Иными словами, чистой прибыли у Fesco в 2018 году, скорее всего, не было.

Не менее туманна ситуация с квартальными финансовыми данными. На сайте Fesco имеется отчет за второй квартал 2019 года. К сожалению, в нем не показаны ни выручка, ни чистая прибыль, ни объем кредиторской задолженности. Зато упоминается, что отложено раскрытие финансовой отчетности за первое полугодие. На запрос «ФедералПресс» по поводу того, почему Fesco не опубликовала результаты деятельности за этот период времени, в ее пресс-службе раздраженно сообщили: «Мы неоднократно это озвучивали – в связи с необходимостью завершения процесса реструктуризации».

Для «выздоравливающей» компании подобная скрытность выглядит крайне странной. Еще что бросается в глаза – в отчете за второй квартал перечисляется большой перечень факторов, отрицательно влияющих на деятельность Fesco: рост постоянных эксплуатационных издержек, износ флота, обострение конкуренции на Дальнем Востоке.

Истина прячется в деталях

Конкуренция на Дальнем Востоке реально становится жестче, так как регион входит в зону интересов китайских и японских логистических компаний, стремящихся урвать себе на местном рынке кусок пожирнее. И Fesco для них как бельмо на глазу.

«Основной риск заключается в действиях конкурентов, но позиции компании прочны, и она вряд ли их уступит», – считает Дмитрий Баранов, ведущий эксперт «Финам Менеджмент».

«Слабость компании – это ее повышенная зависимость от макроэкономических трендов в связи с тем, что для ускорения роста ей в последние годы пришлось увеличить долговую нагрузку до критических уровней», – говорит Александр Осин, аналитик «Фридом Финанс».

Он указывает, что дополнительной проблемой Fesco является ее отставание в электронных технологиях оптимизации логистических услуг от иностранных конкурентов. Эту проблему компания намерена решить в среднесрочном периоде, но тогда возможны риски, связанные с дороговизной IT-решений.

Из всего вышесказанного напрашивается логичный вывод, что положение дел в Fesco по-прежнему остается непростым и до ее выздоровления далеко: ведь благополучной компании нет смысла скрывать свои финансовые результаты и ее контрагенты не подавали ли бы к ней иски. Если подают, значит она вовремя не расплачивается с ними.

Фото: pxhere.com

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе новостей дня.
Присоединяйтесь к нам
Версия для печати
Загрузка...
Комментарии читателей
0
comments powered by HyperComments
Telegram 1