горячие темы Смотреть Скрыть
Политика
  1. Политика
Политика
Москва
0

Смыслы недели: разговор в пользу бедных, граждане-иноагенты и несостоявшийся союз

Путин
Владимир Путин на инвестиционном форуме «Россия зовет!»

Уходящая неделя была щедрой на информационные поводы. В фокусе внимания СМИ оказались и действия парламента, и высказывания президента, особой остротой отличилась внешнеполитическая повестка. Так, Государственная дума приняла законопроект о гражданах-иноагентах, президент Владимир Путин и глава ВТБ Андрей Костин озаботились доходами россиян, а премьеры России и Белоруссии не смогли договориться по ряду вопросов, связанных с созданием союзного государства. О главных смыслах последних пяти дней мы поговорили с ведущими экспертами страны.

Разговор в пользу бедных

В столице прошел форум «Россия зовет!», на котором было сделано сразу несколько важных заявлений по темам, связанным с внутренней политикой. В частности, президент высказался о необходимости роста реальных доходов россиян: «Известно, что сегодня заработные платы в России растут и в номинальном, и в реальном выражении, однако при этом располагаемые доходы граждан практически стоят на месте», – отметил президент.

Глава ВТБ Андрей Костин уже повторно заявил о том, что необходимо избавить малоимущих граждан от бремени НДФЛ: «Пока я пытаюсь мобилизовать общественное мнение. Если честно, мне кажется, что поддержка растет этой идеи», – цитирует слова Костина ТАСС. На данный момент стало известно, что министр экономического развития Максим Орешкин предложил проработать идею Костина, так что, вероятно, у этой инициативы все же есть перспективы. Однако к заявлению Костина остаются вопросы – почему с таким предложением выступил именно глава крупнейшего банка?

c75a118db90702ae9ce19682c3bf4d48.png

Комментирует политолог Дмитрий Журавлев:

«Тут ничего удивительного нет. Налоги на бедных дороже обходятся, чем дают доходов. Я об этом давно говорил, и хорошо, что власть наконец-то это услышала. Администрирование этих налогов дорогое, а что вы возьмете с человека, с доходом 5-20 тысяч? Костин прав. Но он в данном случае просто высказал позицию власти. Костину как Костину, конечно, все равно, но для Костина как представителя власти это самая разумная позиция.

Лучше, конечно, чтобы это предложение высказал [министр финансов Антон] Силуанов, но у Силуанова язык на такие фразы не поворачивается. Фраза «я не буду получать деньги» у министра финансов застревает в глотке в любой стране мира».

b2dbb6fc826c9fa1eb6432e256eb67c0.png

Комментирует директор Центра политологических исследований Финансового университета Павел Салин:

«Господин Костин относится к числу тех экономистов-прагматиков, которых в российской элите большинство, но которые ни в коем случае не либералы. Их можно назвать прагматиками, поскольку они достаточно трезво и без идеологических шор оценивают складывающуюся в экономике ситуацию, влияющую на ситуацию социальную, а социальная, в свою очередь, повлияет на ситуацию политическую. Сейчас с точки зрения расстановки экономических приоритетов основное влияние на ключевые решения имеют представители силовой корпорации, а у них позиция такая – Россия в кольце врагов, России нужно проводить активную внешнюю политику, но за эту активную внешнюю политику нужно будет платить, потому что санкции, внешнее давление и все прочее. Нужна кубышка, и в эту кубышку нужно все складывать, чтобы в случае очередного санкционного давления или экономического кризиса, который прогнозируют на конец 2020 или 2021 год, были резервы. Деньги нужно по максимуму выжимать, а поскольку внешних источников нет, нужно выжимать их из внутренних, в первую очередь из населения, во вторую очередь – из бизнеса. Но те, кто владеет реальными цифрами, понимают парадокс существующей ситуации – в стране денег очень много, причём, наверное, гораздо больше, чем в нулевые годы, но при этом и у населения, и у малого и среднего бизнеса их нет. Все деньги или в кубышке, или у крупного бизнеса.

Господин Костин, который тоже прекрасно владеет цифрами, видит источник пополнения бюджета, он знает, что возглавляемая им структура получает деньги в одну из последних очередей от НДФЛ, как и весь российский бюджет.

Российский бюджет – это бюджет нефтегазовый. Поэтому, если реализовать предложение господина Костина, то ни его структура, ни бюджет очень сильно не потеряют. Да, будут какие-то потери, но предполагаемые социальные приобретения от этого решения превысят финансовые потери. Проблема в том, что экономисты-прагматики, к которым сейчас относятся и Костин, и Кудрин, не влияют на принятие ключевых стратегических решений. Владимир Путин прислушивается к мнению представителей силовой корпорации».

Иноагентом может стать каждый

Государственная дума приняла в третьем чтении законопроект о гражданах-иноагентах. Теперь в списки иностранных агентов могут попадать не только юридические, но и физические лица. Чтобы получить статус, нужно выполнить два условия: распространять информацию (считается даже репост в социальных сетях) и получать деньги из за рубежа.

Люди, обладающие статусом иноагента, будут обязаны указывать в любой своей публикации метку «Сделано иноагентом», отчитываться перед Минюстом о расходовании средств и публиковать раз в полгода отчет о своей деятельности в общедоступном формате. В случае если выполнение требований будет игнорироваться, иноагент получит штраф. Для граждан он составляет 10 тысяч рублей за первое нарушение и 50 тысяч рублей за повторное. В чем политический смысл инициативы?

856b2e85e45ece48233a95a12f0ca7ad.png

Комментирует руководитель Центра развития региональной политики (ЦРРП), исполнительный директор МИРГО им. Гоббса Илья Гращенков:

«Закон о признании иностранными агентами физлиц кажется абсурдным только поначалу. Если смотреть из окна одной из «башен» Кремля, то мир видится нам в черном цвете: по сути, идет Третья мировая война, где Запад воюет против России, только вместо самолетов и танков – медиа, а вместо бомбежек – санкции. Наша власть к этой войне оказалась не готовой, поэтому латает дыры обороны до сих пор, делая это как умеет, т.е. неэффективно.

Смысл маркировки «иноагент» в трех основных ограничениях. Во-первых, маркировать НКО (а теперь СМИ и конкретных лиц) как врага, а значит, сделать его токсичным и нерукопожатым для общения со «своими», системными людьми. Во-вторых, ограничение, связанное с репутацией, по сути, это такая маркировка, которая должна позорить ее обладателя, делать его маргиналом в глазах общества. В-третьих, ограничивать финансово, позволяя ФСБ и другим спецслужбам беспрепятственно следить за документами, а государству - отсекать таких агентов от нашего бюджета. Кроме того, когда придумывали этот закон, очевидно, что он носил очень субъективный характер, например, кто-то хотел отомстить конкретно Deutsche Welle, поэтому в закон попали СМИ, а потом подумали о блогерах, чья аудитория шире, чем у любого медиа, и внесли туда физлиц. Но, допустим, будут все эти люди регистрироваться как иноагенты, а потом помечать свои материалы как таковые – изменится ли что-то в их жизни? Вот где главный вопрос, потому что сейчас абсурдный закон скорее смешон, но что, если завтра нравы ужесточатся? Например, решат всех иноагентов арестовать, как «пятую колонну», в случае обострения ситуации в стране, а списки уже готовы. Или решат запретить СМИ и блогеров, а может, на основании того, что все они лезут к нам через сеть, и вовсе отключат интернет всероссийским фаерволом.

Двойственность позиции России в том, что, с одной стороны, власть не хочет (и не может) вернуться к практикам тоталитарного государства, да и экономику мыслит как либеральную, но в сфере политики готова закручивать гайки. Поэтому мы живем в ситуации полумер, которые, если взглянуть на них под разными углами, например, из разных «башен», могут показаться либо абсурдными, либо наоборот – вполне эффективными. Лишить финансирования центр «Левада», наступить на горло «Карнеги», забанить DW – это вполне прикладные задачи, для решения которых и закон принять не жалко. Проблема лишь в том, что Третья мировая идет не за окном, а в головах сидящих в башнях, а потому все происходящее - не эффективно и губительно для самой страны».

e981c261676eec468d85b748a5130cee.png

Комментирует политтехнолог, автор telegram-канала «Политджойстик» Марат Баширов:

«Это логичная инициатива, потому что до сих пор есть лазейка с точки зрения финансирования, когда за иностранные деньги определенные некоммерческие организации продвигают интересы одной страны на территории другой. Когда принимали закон об иностранных агентах, там закрепили только организации, которые имеют некий юридический статус – коммерческая организация, СМИ, некоммерческие организации. Но, как мы знаем, по законодательству есть у нас и такая форма, как индивидуальные предприниматели. Сейчас еще появились самозанятые. Соответственно, можно было финансировать через эту форму юридические лица, что мало отличается от способа финансирования, когда вы выделяете грант на некоммерческую организацию. С этой точки зрения, принятие закона о том, что в число иностранных агентов могут включаться физические лица, – это решение логичное. Вредное решение или не вредное? Оно, наверное, непопулярно для либеральной общественности с той точки зрения, что иностранный агент – это кто? Шпион? Но этот статус не окрашивает человека, его личную жизнь, взгляды. Это форма окрашивания финансирования».

Так и не договорились

На уходящей неделе вновь актуализировался вопрос создания союзного государства. Еще в воскресенье президент республики Беларусь Александр Лукашенко эмоционально подметил – Россия «подсовывает» условия, которые могут привести к экономическим потерям. В среду прошли переговоры между премьер-министрами двух стран Дмитрием Медведевым и Сергеем Румасом. Мероприятие затянулось по времени и длилось более 7 часов. В итоге – дорожная карта создания союзного государства не была утверждена. «Мы не обо всем договорились», – констатировал Медведев. Возникли вопросы, связанные с энергетикой. Что пошло не так и под угрозой ли план создания союзного государства?

e981c261676eec468d85b748a5130cee.png

Комментирует политтехнолог, автор telegram-канала «Политджойстик» Марат Баширов:

«Удалось согласовать примерно 75% вопросов, которые были в повестке. Остались вопросы, которые не удалось согласовать, и в первую очередь это касается нефтяной ренты, сельхозпроизводителей и санкционных таможенных режимов.

Нефтяная рента складывается при переработке нефти на НПЗ в Белоруссии и за счет прокачки нефти, которая идет на территорию Польши. Эта рента при создании союзного государства должна быть как-то изменена, потому что, если вы создаете единое экономическое пространство, то у вас экономические субъекты, работающие в нефтянке или в переработке нефти, должны быть равны. По модели, которая существует сейчас, нефтяная рента, получаемая Белоруссией, – это прямая дотация за счет экономических субъектов, работающих на территории России. Это наши российские компании. Тут надо как-то выровнять эту историю, сгладить выпадающие доходы из белорусского бюджета или перенести их в бюджет союзного государства и, соответственно, дотировать и уменьшать в какой-то перспективе или еще как-то решать. Но если вы создаете экономическое пространство, то это должны быть равные условия. Поэтому сейчас будут искать нужную форму.

История вторая – про сельхозпродукцию. Наши сельскохозяйственные предприятия получают из бюджета большие преференции в первую очередь в виде налогов и лизинга. В Белоруссии ситуация иная. У них – директивно плановая экономика в части сельского хозяйства, но у них нет тех возможностей по финансированию сельхозпроизводителей, которые есть у нас. Соответственно, опять встает вопрос о выравнивании условий деятельности. Если мы создаем единое экономическое пространство, единое союзное государство, то белорусские сельхозпроизводители будут получать аналогичные преференции из бюджета РФ или нет? Если вы создаете единое экономическое пространство, то наши, например, производители молока оказываются в более выгодном положении. Они более конкурентоспособны по сравнению с белорусскими. Соответственно, нужно искать форму, при которой в первый же год после объединения сельское хозяйство Белоруссии не загнется. Это невыгодно вообще никому, потому что люди должны потом куда-то идти работать, а второе – это подрывает экономическое положение этой территории, этого субъекта, союзного государства, которое сейчас называется Белоруссией.

Третья история связана с санкционными вещами. Сейчас режим санкций со стороны Российской Федерации работает на российско-белорусской границе. Мы там пресекаем эту контрабанду, ловим белорусские креветки. Если мы создаем союзное государство, то таможенная граница с точки зрения санкционных режимов отодвигается за Брест. Это совершенно другой режим. Понятно, что кто-то пострадает из тех ребят, кто занимается перевозкой. Мы тут стоим очень жёстко – надо прекращать. Но с другой стороны, если мы сохраняем санкции, Белоруссия вынуждена будет так же принять ответные санкции в отношении Запада, которые вводила российская сторона из политических соображений».

Фото: kremlin.ru

Сюжет по этой теме
28 ноября 2017, 14:30

Смыслы недели

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе новостей дня.
Регионы
Москва
Присоединяйтесь к нам
Версия для печати
Загрузка...
Комментарии читателей
0
comments powered by HyperComments
Vkontakte 1