горячие темы Смотреть Скрыть
Политика
  1. Политика
Политика
Москва
0

Политические смыслы конфликта на Ближнем Востоке

Дональд Трамп
Внезапная конфронтация США и Ирана стала самым обсуждаемым событием недели

Главным событием уходящих недели и новогодних каникул стал конфликт на Ближнем Востоке. 3 января в Багдаде в результате ракетного удара США был убит командующий спецподразделением Корпуса стражей исламской революции «Аль-Кудс» генерал Касем Сулеймани. Дональд Трамп назвал его террористом номер один. Духовный лидер Ирана аятолла Хаменеи пообещал отомстить, ответ Ирана не заставил себя ждать. В ночь на 8 января ракетным ударам подверглись военные базы США в Ираке. Тегеран отчитался о 80 убитых «американских террористах», а Соединенные Штаты сообщили, что ни один американский военнослужащий не пострадал. В эту ночь странным образом после вылета из аэропорта имени Имама Хомейни упал украинский Boeing 737-800, погибли 176 человек. Причины трагедии до сих пор не выяснены, но инцидент связывают с иранской атакой. Главные смыслы ситуации на Ближнем Востоке «ФедералПресс» обсудил с ведущими политологами страны.

Может ли конфликт на Ближнем Востоке быть политически выгоден как Дональду Трампу в преддверии президентских выборов в США, так и в какой-то степени Иранскому лидеру Хасану Рухани для повышения рейтинга и сплочения нации после антиправительственных выступлений 2018 года?

09a6230d05fe2b34814cb96284f6317d.png

Комментирует политолог Дмитрий Журавлев:

«Все сложнее. Похоже, что Трамп думал именно о политических выгодах. Но США никогда не понимали никого, кроме себя. Это у них национальная черта: они искренне верят, что весь мир – это недоделанные США. Проблема в том, что одна часть иранской элиты устами дипломатов с подачи Рухани объявила, что все, наша месть закончена, мы отомстили, разгромив пустые казармы в полупустых американских базах в Ираке, а другая часть утверждает, что все еще только начинается. Если бы при обстреле погиб хотя бы один американский солдат, я боюсь, эффект для Трампа был бы прямо противоположный.

В случае с Ираном это невозможно, и дело не в позиции Рухани. Он как раз войны не хочет. Да и никто в действительности ее не хочет. Дело в том, что иранское общество несколько по-другому устроено, чем американское. Там есть либеральная оппозиция, которая выходит на улицы Тегерана и помещается вся на одной улице, потому что для того, чтобы быть либералом в Иране, нужно быть довольно образованным и довольно богатым человеком. Но основная масса населения Ирана, в том числе и городского, – это люди бедные, и люди, живущие по логике «кто на нас не похож, достоин только смерти». Обстрел пустых баз потому и произошел, что если бы этого не было, нынешнее правительство снесли бы низы, и оно показалось бы верхом либерализма по сравнению с тем, что получилось бы после этого. Основная масса населения требовала крови.

Рухани – не главный человек, он мало что определяет. В Иране, как в Советском Союзе, главный –генеральный секретарь. У них генеральный секретарь называется духовным лидером Ирана. У него все свое: система власти, армия ­­– Корпус стражей исламской революции, который как выяснилось обладает собственным ракетным оружием. Его показывали всегда как внутренние войска. Но, оказывается, у Корпуса, задача которого – не пускать женщин за руль автомобиля, есть свои ракеты. Аятолла с одной стороны войны не хочет, потому что хочет жить, а с другой – не может сказать, что мы все простим. Если он это скажет, то уже верховным духовным лидером Ирана ненадолго останется.

Расшевелив этот муравейник, Трамп по своей малограмотности всех поставил в глупое положение, в ситуацию, из которой просто особо нет выхода. Если Корпус стражей исламской революции еще что-нибудь сделает, то Трампу придется отвечать, после чего вероятность его победы на выборах резко снизится. Как правильно говорят специалисты по Востоку, первые два-три гроба, и это будет гроб политической карьеры Трампа. Сейчас не 60-е годы, и новой Вьетнамской войны американское общество просто не потерпит. Это с одной стороны. С другой стороны, там никто не хочет воевать, но и никто не знает, как сохранить лицо перед собственным населением – ни американцы, ни персы.

Война не нужна никому, но если она случится, то мало не покажется. Иран – одна из мощнейших держав. У него нет только ядерного оружия, кажется. Причём слово «кажется» – ключевое. Если они будут воевать, они будут воевать. Это вам не Ирак, который только искал способ, как ему сдаться».

856b2e85e45ece48233a95a12f0ca7ad.png

Комментирует политолог Илья Гращенков:

«Тяжело сказать, чего хотел добиться Трамп, уничтожив генерала Сулеймани. Но, как мне кажется, в данной истории все хотят получить для себя какую-то выгоду. Война никому не нужна, но всем нужна телекартинка этой войны. Например, Трампу нужно что-то вроде Ирака, когда есть образ того, что «храбрые морпехи США сражаются за Родину вдали от дома», – это серьезно мобилизует электорат. Но он слил эскалацию. Значит ли, что он ее продолжит? Не думаю, то есть для кампании иранский эпизод может оказаться губительным. Подставил кто-то Трампа или сам принял это непродуманное решение, мы не знаем.

Хасану Рухани как лидеру Ирана и другим духовным лидерам шиитов агрессия США тоже на руку, так как мобилизует вокруг страны все исламское население мира от Малайзии до Ливана, позволяет сыграть в большую игру с потенциальными союзниками вроде России, сыграть на противостоянии с другими исламскими странами вроде Саудовской Аравии, например. Можно напугать Израиль и тем самым решить ряд важных задач внутри региона. Иран оказался главным бенефициаром этой «суточной» войны.

Россия же, как мне кажется, попалась на эту игру и всерьез хотела войти в игру как третья сторона (как это уже было в Сирии, например). Но пока осталась в стороне, ничего не потеряв, если только история со сбитым украинским Боингом не будет повернута против нас и не приведет к новым санкциям и «токситизации» русских в глазах мировой общественности. Отдельным игроком выступает Израиль, где второй год не могут избрать правительство. Возможно, агрессия со стороны соседнего Ирана, назвавшего государство сионистов «Малой Сатаной», поможет электорату экс-главы Бени Ганца взять большинство на выборах в Кнессет 2 марта».

Вторая сюжетная линия конфликта складывается вокруг падения украинского Боинга после вылета из Тегерана. Версия Ирана –технические неисправности самолета, однако совсем недавно ее начали подвергать критике. Канадский премьер Джастин Трюдо заявил, что катастрофа произошла в результате попадания ракеты «земля-воздух», той же точки зрения придерживаются на Украине. Президент США тоже выразил сомнение по поводу иранской версии. Может ли это привести к еще большей эскалации конфликта, несмотря на временное затишье?

453ff65f9989c49a6238cf7863d8b29d.png

Комментирует политолог Сергей Марков:

«Базовая версия для меня – это не ракета и не техническая неисправность, а сочетание активной работы средств радиоэлектронной борьбы и каких-то технических сбоев в лайнере, в результате чего оказались полностью отключены электронные системы работы этого самолета.

Теперь что возможно, а что нет. Во-первых, верить заявлениям властей США, Канады и Великобритании нельзя. Верить им на слово – оскорблять разум. Дело в том, что эти власти неоднократно отмечены ложью, именно они лгали про оружие массового поражения у Ирака, хотя тысячи экспертов говорили о том, что у Саддама Хусейна нет такого оружия. И именно эти власти больше всего лгут в оправдание чудовищного киевского русофобского режима. Они постоянно лгут. Именно они же лгут в отношении Скрипалей, вмешательства России в выборы и так далее. Верить им нельзя.

Иранским властям, я бы считал, тоже верить нельзя по нескольким причинам. Во-первых, очевидная недемократичность режима, во-вторых, очевидная радикальность идеологии этого режима, в-третьих, очевидная радикальная ситуация, в которой оказался сейчас Иран.

Нужно проверять, какие варианты возможны. Возможна техническая неисправность? Возможна. Сейчас все говорят, что лайнер был новым, но нельзя забывать, что этот лайнер должен проходить техническое обслуживание, а эта авиакомпания принадлежит Игорю Коломойскому, который известен своей сверхжадностью и презрением к человеческим жизням. Они наверняка экономят на техническом обслуживании, поэтому технический сбой тоже возможен.

Иранская ракета возможна? Возможна, потому что в Иране страшное разгильдяйство, и они готовились отражать какой-то американский авианалет, могли по ошибке сбить украинский самолет.

Американская ракета возможна? Возможна, потому что они предпринимали какие-то действия против Ирана, возможно, у них действительно был беспилотник, и что-то такое сделали, ракету выпустили.

Возможно, американская ракета случайно, а возможно, американская ракета и целенаправленно сбила для того, чтобы обвинить Иран в терроризме, причем здесь очень естественным выглядит именно выбор украинского самолета. Дело в том, что все, абсолютное большинство стран имеют свои правительства, которые так или иначе отстаивают национальные интересы. В Украине нет правительства в обычном смысле этого слова. У Украины реально поставленная во власть группировка, контролируемая спецслужбами США. У спецслужб США есть возможность манипулировать позицией властей Украины и позицией средств массовой информации Украины, добиваться, чтобы они отстаивали интересы США, а не интересы собственной страны. Использовать марионеточность собственного правительства – это довольно логично.

Еще один вариант возможен – третья сторона, которым выгодна война США против Ирана. Кто главные враги Ирана? Израиль и Королевство Саудовская Аравия. Вот они тоже заинтересованы в том, чтобы сбить самолет и обвинить в этом Иран».

fa35198dd159df108217e9b81937eef1.jpg

Комментирует политолог Алексей Мартынов:

«Безусловно, обвинения в стили «хайли лайкли» будут продолжаться. Во-первых, здесь ситуация иная. Во-вторых, здесь прекрасно все понимают, что на самом деле произошло, и все инсинуации носят какой-то сомнительный характер. Подобные авиационные происшествия имеют определенный регламент расследования международными комиссиями под эгидой МАК. Это делается для того, чтобы не допустить подобных катастроф и аварий. Попытка все политизировать, представлять это в сиюминутных политических интересах, используя казус Терезы Мэй под названием «хайли лайкли», как минимум безответственно».

Владимир Путин не делал отдельных заявлений по поводу конфликта на Ближнем Востоке, но выступил с совместным обращением с президентом Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом. В чем политические смыслы такого совместного заявления и следует ли ожидать от Владимира Путина в дальнейшем шагов, направленных на урегулирование конфликта?

09a6230d05fe2b34814cb96284f6317d.png

Комментирует политолог Дмитрий Журавлев:

«Давайте начнем с начала. Путин прилетел в Сирию, чего никто не предполагал. Сам прилет Путина в Сирию – это уже очень сильный месседж всем участникам: «Ребята, мы тоже здесь». Если бы сейчас были 90-е годы, Трамп уже бомбил бы Тегеран. И по стилю лично Трампа, и по потенции американской элиты, они готовы разбомбить кого угодно. То, что они вляпаются, они поймут только потом. Они же по психологии «ПТУшники» – здоровые и не очень умные подростки. Но тогда, когда они так хулиганили в Югославии, мы промолчали, в Ираке мы поддержали США. Сейчас Путин, строго говоря, своим прилетом, своей встречей с Эрдоганом, показал – мы есть, мы ядерная держава, вам придется с этим считаться.

В очень урезанном варианте, но восстанавливается принцип двуполярного мира. Он, конечно, будет многополярным, потому что экономически мы намного меньше, чем СССР. Если советская экономика была второй экономикой мира, то мы-то ни по какому варианту расчета второй не являемся. Здесь будет влиять «китайский фактор», разные другие факторы, но в военном отношении мы вторая держава мира, мы единственная ядерная держава, которая способна реально нанести ущерб США, и самим прилетом Путина мы сделали невозможность эскалации конфликта без серьезных потерь с американской стороны.

Теперь о самих переговорах. Турция – очень сильный военный фактор на Ближнем и Среднем Востоке. В принципе, Турция, мягко говоря, в плохих отношениях с Ираном, но связка Иран-Россия-Турция – это сильная связка, потому что у нас более чем хорошие отношения с персами и более чем хорошие отношения с Эрдоганом. Это тоже некое условие того, что эскалации конфликта не будет. Общее заявление как раз об этом: наших «ПТУшников» пообещали отвести в детскую комнату милиции».

фото: whitehouse.gov

Сюжет по этой теме
28 ноября 2019, 14:30

Смыслы недели. Подкаст «ФедералПресс»

Добавьте ФедералПресс в мои источники, чтобы быть в курсе новостей дня.
Регионы
Москва
Присоединяйтесь к нам
Версия для печати
Загрузка...
Комментарии читателей
0
comments powered by HyperComments
Telegram 1