горячие темы Смотреть Скрыть
Общество
  1. Общество
Общество
Красноярский край
0

На полном ходу. Как Красноярск стал центром уникальной коллекции мотоциклов?

Отец и сын Шестаковы
Отец и сын Шестаковы рядом с мотоциклом, на котором в 1942 году по Красноярску ездил американский офицер, организовывавший перегон самолетов через Аляску в Сибирь

В Красноярске открылся музей мотоциклов. Его владельцы – два энтузиаста Михаил и Александр Шестаковы, отец и сын. Первый – пенсионер, всю жизнь посвятивший автомеханике. Второй – предприниматель. Оба всю жизнь были увлечены мотоциклами. Теперь они открыли экспозицию из 20 машин, многие из которых раньше можно было увидеть лишь в старых черно-белых фильмах и кинохронике. Обозреватель «ФедералПресс» побеседовал с Шестаковыми и в очередной раз убедился в том, что самое интересное в истории любого музея – судьбы людей, связанные с экспонатами.

От детского увлечения – к серьезной коллекции

Михаил, с чего началось ваше увлечение мотоциклами?

М. Ш.: Интерес к мототехнике возник с детства, с рассказов отца-фронтовика. Во время войны ведь наши солдаты пользовались как советскими мотоциклами, так и трофейными. Особо запомнилось фото, где в Берлине 1945-го отец с экипажем своего танка сфотографировался на трофейном мотоцикле марки Zündapp.

Поэтому лет с 12 был увлечен мотоциклами и даже собирал их с другими ребятами. А уже в 36 лет мне попался немецкий мотоцикл BMW. Такие Германия поставляла в нашу страну в качестве репараций до 1953 года.

Конечно, таких мотоциклов не было в свободной продаже, их выделяли через систему распределения передовиков. К тому моменту он уже вышел из строя и просто стоял в сарае у одного из таких владельцев, пока я его не выкупил.

Конечно, отреставрировать этот BMW я тогда не мог – не хватало опыта. Просто поставил на ход. Мы его использовали в семье просто как транспортное средство. Потом еще один старый мотоцикл мне попался – и у меня уже все больше разгорался интерес к старой технике. Еще более он усилился, когда я увидел лендлизовский «Харлей Дэвидсон». Потом уже сын повзрослел, и где-то с 1999-го мы вместе этим занимаемся.

Хобби наше стоит больших материальных вложений, реставрация стоит недешево. А реставрируем мы именно до заводского состояния, без тюнинга и другой самодельщины.

Мы начинали с небольшой коллекции – от 2 до 5 мотоциклов. А потом она разрослась до таких размеров, что пришло решение создать музей. Шесть лет назад мы создали небольшую экспозицию из одной комнаты на 60 кв. метров. Туда помещалось 15 мотоциклов, и места для них, надо признать, было очень мало.

Ну, а сейчас мы расширились и получилось то, о чем мечтали, – полноценный музей. Сегодня у нас здесь 20 мотоциклов находится.

Прямо сейчас мы реставрируем два мотоцикла. Это сложный процесс, требующий от года до десяти лет на каждую машину. Ведь найти оригинальные запчасти трудно, в магазинах они не продаются. Последние 20 лет в этом помогает интернет, а раньше – сарафанное радио. Где-то услышали, узнали – собрались, поехали, посмотрели.

Дорого и редко

Можете сказать, сколько может стоить ваша коллекция? Хотя бы приблизительно.

М. Ш.: Достаточно много. Некоторые экземпляры сегодня продаются с аукционов по цене до 5 млн рублей. Каждый мотоцикл в коллекции – по цене хорошего автомобиля высокого класса.

А. Ш.: Вся коллекция где-то 50–60 млн рублей. И цена постоянно растет, потому что с каждым годом техника становится все старше и ее становится все меньше. К тому же цена зависит от европейского рынка, где нужно заказывать все запчасти. Но и коллекция в мировом масштабе уникальна. Таких экземпляров в мире может быть несколько десятков штук.

А музеев, подобных вашему, сколько всего – в мире и в России?

А. Ш.: В мире – затрудняюсь сказать. А в России мотоциклетных музеев только два – наш и под Самарой, музей Вячеслава Шеянова. Это тоже частное собрание. У него, конечно, музей раза в три больше нашего. Мы отличаемся от них тем, что сами ищем мотоциклы, сами их реставрируем, сами являемся владельцами музея. А там просто человек владеет музеем, который скупает технику и заказывает у сторонних реставраторов ее восстановление. В этом смысле мы такие в России единственные. Есть люди, которые реставрируют на заказ, на продажу. Мы тоже на заказ работаем, потому что есть спрос. И среди реставраторов есть наши ученики, которых мы учим и которые под заказ что-то делают.

М. Ш: Мы специально подсчетом коллекций не занимались, но знаем, что большая часть их находится в Западной Европе, особенно в Германии много подобных музеев. Есть они и в Прибалтике. Например, в Латвии большой коллекцией владеет Алексей Попов, который когда-то был нашим учителем.

А. Ш.: У европейцев более трепетное отношение к старой технике. В отличие от нас, они не выкидывали ее на металлолом, а бережно хранили. И сейчас кто-то реставрирует технику для себя, кто-то запчасти продает на рынке – есть специализированные рынки по старинной технике, где они либо целиком, либо по запчастям продаются.

В конце 1990-х – начале 2000-х европейцы отправляли в Россию экспедиции, которые шерстили по всем деревням, от европейской части до Дальнего Востока. Через сарафанное радио и объявления в газетах они находили технику, скупали и вывозили. Тогда из Красноярского края ушли около 50 мотоциклов, в основном трофейных или лендлизовских. Цены, которые они предлагали, доходили до 3–5 тыс. долларов за мотокомплект. Это были наши прямые конкуренты. И все, что сегодня стоит в нашем музее или ожидает реставрации на складе, – это то, что мы смогли найти раньше европейцев, опередили их.

Неужели в Европе своих старых мотоциклов не осталось?

А. Ш.: По итогам Второй мировой войны основная часть трофейной техники оказалась в СССР и расползлась по стране. Немецкие мотоциклы были очень ценным приобретением, работали в советских деревнях и городах. Но с начала 1980-х годов эта техника начала возвращаться на Запад. В Ленинграде тогда старый «харлей» можно было купить за 100 рублей – и их увозили за границу сотнями.

История в каждом колесе

А какой мотоцикл в вашем музее – с самой необычной историей?

М. Ш.: Ну, наверное, «Красный Октябрь». Это первый мотоцикл, который выпускался в Советском Союзе серийно. Это машина 1983 года выпуска, принадлежавшая красноярскому чиновнику высокого ранга. Ведь до войны рядовому гражданину иметь мотоцикл вообще не полагалось.

И когда началась война, вся техника подлежала мобилизации. И у нас есть основания предполагать, что владелец использовал служебное положение, чтобы скрыть мотоцикл от мобилизации. Он его разобрал на запчасти и разложил по ящикам и коробкам. Сам же ушел на фронт и не вернулся. А мотоцикл пролежал в разобранном состоянии 40 лет.

Когда началась кампания по сносу сараев и кладовок, родственники случайно нашли этот автомобиль, собрали, грубо покрасили битумным лаком и... оставили в квартире. В таком виде он простоял у них еще 20 лет. Как украшение. Когда мы его разыскали, на его багажнике стоял горшок с фикусом до потолка.

Зато мотоцикл оказался в совершенно оригинальном состоянии. Даже покрышки родные, 1938 года выпуска. Мы заменили только кожу сидения и грушу от клаксона плюс еще несколько мелочей. Он у нас в экспозиции стоит особняком как первенец советского автопрома. Их осталось очень мало. Такой же мотоцикл принимал участие в съемках художественного фильма «Тимур и его команда» 1940 года – там Тимур катал девочку на таком «Красном Октябре». Выпускал его одноименный завод «Красный Октябрь» в Ленинграде.

А какой экспонат самый старый?

М. Ш.: Самый старый у нас – это BMW R-4 1934 года.

И самый современный?

М. Ш.: «Ява» еще 1984 года. Наши посетители-мужчины видят ее и говорят: «О, это мечта моего детства была – такую «Яву» иметь!» Или: «У меня такой был», «У моего брата такой был». У нас еще одна «Ява» есть, более старая, – такая принимала участие в съемках фильма «Бриллиантовая рука». На таком мотоцикле Миронов возил Никулина на рыбалку. Вот это точно такая же «Ява» – 1968 года. Это уже моя мечта детства. Ну, в то время она была абсолютно несбыточная. Вот только спустя полвека эта мечта реализовалась! (смеется)

Мотоциклы из каких стран представлены в вашем музее?

А. Ш.: Западная и Восточная Германия, СССР, США, Чехия, Великобритания, Италия.

С дороги – на экспозицию

В истории Красноярского края бывали высокопоставленные руководители – байкеры. Например, губернатор Александр Хлопонин и его заместитель Сергей Сокол. Этот факт как-то отражен в вашей коллекции?

М. Ш.: Вот мотоцикл Хлопонина стоит прямо перед вами. Пробег у него очень маленький – 74 тысячи километров за 17 лет.

А. Ш.: Уточню, что сначала он принадлежал Хлопонину, потом к нашему другу перешел. И уже он нам его на хранение передал сюда.

А. Ш.: Хлопонин и Сокол у нас были в гостях неоднократно. Правда, на тот момент у нас готовых экземпляров было еще не очень много, речь о создании крупного музея еще не шла, так что и просить поддержки мы тогда даже не пытались.

Насколько популярен музей? Кто ваши посетители?

А. Ш.: Красноярцы активно приходили еще в старую экспозицию. Правда, не задерживались больше 5–10 минут, ведь мотоциклы стояли очень близко друг от друга и рассмотреть их как следует было просто невозможно.

Другое дело сейчас. Недавно у нас был день открытых дверей. И за день, с 12 до восьми вечера, у нас прошло около 250 человек. И люди задерживались на час, полтора, два и более. Смотрели, задавали очень много вопросов, разговаривали. Потому что здесь у нас много экспонатов, которых вживую, не на картинке, у нас в стране невозможно увидеть больше нигде.

Ведь даже в кино у нас настоящая техника не снималась никогда! Немецкие мотоциклы в советских военных фильмах – это все были камуфлированные «Уралы», «Днепры» и что-то еще. Обычно оригинальную технику ни один ее владелец для съемок фильма не передавал – слишком большой риск повреждения.

Но вот наши мотоциклы в кино все-таки снимались! Съемочная группа просила нас отправить их в другой город. Но мы согласились предоставить технику для съемок фильма только при том условии, что съемки будут производиться в Красноярске и за рулем будем находиться мы сами.

Мы нашли им натуру – лес на острове Отдыха. Были наши ребята-реконструкторы и мы сами за рулем, одетые в немецкую форму. Вот только на таких условиях мы согласились.

Речь идет про фильм с рабочим названием «Дивизия». На экраны он еще не вышел, находится в работе.

Скажите, а вот на этих мотоциклах, которые в музее у вас стоят, когда-нибудь вообще ездят?

А. Ш.: Конечно! Мы ездим сами. Никому не доверяем за очень редким исключением. Минувшим летом устраивали мотопробег на старой технике. Так что это не проблема.

М. Ш.: Мы ежегодно участвуем в нескольких технических выставках. 2–3 мотоцикла обычно выставляем там на всеобщее обозрение.

А. Ш.: И вообще каждый мотоцикл минимум раз в 5 лет нужно завести и на нем прокатиться. Чтобы он проработал. Потому что техника застаивается и потом проблемы возникают. Поэтому каждый мотоцикл тут, в музее, залит маслом и всеми техническими жидкостями. Кроме бензина – потому что музей на первом этаже в жилом доме по правилам пожарной безопасности нельзя. Так что любой мотоцикл в нашем музее можно заправить и тут же на нем поехать.

Фото: ФедералПресс / Дмитрий Никитинский

Добавьте ФедералПресс в мои источники, чтобы быть в курсе новостей дня.
Присоединяйтесь к нам
Версия для печати
Комментарии читателей
0
comments powered by HyperComments
Telegram 1