Политика
Политика
Москва
0

Старейший «вирус» терзает Россию. Поможет ли спецфонд победить коррупцию

Борьба с коррупцией в России выйдет на новый уровень
Борьба с коррупцией в России выйдет на новый уровень

Некоторое время назад в СМИ и телеграм-каналах появилась информация о создании в России антикоррупционного фонда – структуры, которая усилит борьбу с коррупцией по всем направлениям. Авторы проекта предложили девять шагов по созданию этого органа. «ФедералПресс» выяснил судьбу организации. Подробности читайте в материале.

Независимый фонд

Источники, близкие к Кремлю, говорят о том, что новую антикоррупционную структуру возглавит юрист-международник Дмитрий Романенко. Сам Романенко подтвердил «ФедералПресс» эту информацию. По его словам, эпидемия коронавируса внесла свои коррективы в создание фонда. Учредительное собрание состоялось, остались регистрационные формальности. Но официально об этом объявлено будет только осенью.

Дмитрий Романенко известен как эксперт в области розыска зарубежных активов. Романенко добился уголовного дела в отношении финансовой пирамиды «Соль Руси», обманувшей сотни стариков в Москве. «Я всегда нетерпимо реагировал на любые проявления коррупции, делал это тихо, системно, – заявил Дмитрий Романенко «ФедералПресс». – Если какой-то случай мне встречался, то реакция всегда была в виде соответствующих заявлений в правоохранительные органы».

Будет ли антикоррупционный фонд подконтролен ФСБ и Кремлю, Романенко комментировать не стал. «С другой стороны, мои многочисленные друзья в этих структурах выражают полную поддержку созданию фонда», – сообщил юрист.

Антикоррупционный фонд намерен добиться ужесточения ряда статей Уголовного кодекса, которые касаются подкупа, превышения, злоупотребления, присвоения и так далее. Организация намерена также бороться с чиновниками, имеющими пути отступления за пределами родины – вид на жительство, гражданство и т. д. Фонд ставит задачу создания широкой системы, в которой участвовали бы сами граждане. Поэтому организация планирует добиваться наказания для коррупционеров вплоть до пожизненного заключения, награждать за сообщения о коррупции и за выявление максимального количества госзакупок с нарушениями. Также антикоррупционный фонд будет проводить публичные расследования по наиболее общественно опасным случаям. Планируется выстроить «всероссийскую систему антикоррупционных активистов, которые самостоятельно будут проводить расследования в каждом регионе».

Дмитрий Романенко отметил, что фонд будет добиваться введения нормы, не предусматривающей срок давности по коррупционным преступлениям. Он считает, что отбывающие наказание за коррупционные преступления не должны выходить из мест заключения условно-досрочно. Фонд намерен добиваться максимально жесткого наказания за дачу взятки. Будет предложено рассматривать коррупционные дела с участием суда присяжных. Планируется создать базу данных по осужденным за коррупционные преступления, добиться пожизненного запрета уличенным в коррупции чиновникам занимать должности на госслужбе, вести пожизненный финансовый контроль для отбывших наказание коррупционеров. Будет также учреждена премия для журналистов за лучшее антикоррупционное расследование, размер которой на первом этапе составит 1,5 млн рублей.

Типично русская беда

Бытует мнение, что коррупция характерна для России в большей степени, нежели для других стран. Эксперты, впрочем, его опровергают: те или иные коррупционные проявления есть везде. Но есть вещи, характерные для нашего государства в первую очередь.

Политолог Дмитрий Журавлев отмечает, что во всем мире коррупция – это нарушение закона за материальное вознаграждение. В России же берут взятки не за нарушение закона, а за его исполнение. То есть человек приходит в МФЦ или к врачу, ему говорят: все сделаем, но нескоро. А чтобы скоро, надо на карман положить. «Когда я был молодым чиновником, еще в восьмидесятые, мне это объяснили старшие товарищи. Тогда это уже понимали. Очень сложно ловить за руку, когда чиновник берет взятку за то, что и так должен сделать», – говорит эксперт.

По словам начальника управления по борьбе с картелями Федеральной антимонопольной службы России Андрея Тенишева, практически треть ВВП страны распределяется через госзакупки. Участники торгов могут договориться между собой не снижать цену и заработать на этом примерно 20 %. Совсем же другое дело, когда участник торгов договаривается с государственным заказчиком, то есть с чиновником. Тогда за счет завышения начальной (максимальной) цены контракта можно «заработать» и 100, и 200 %, а это уже совершенно другие деньги. Даже сумму штрафа за такие незаконные схемы нарушитель может «заложить» в следующий контракт.

Андрей Тенишев рассказал, как в Хакасии бывший глава администрации губернатора получал «откаты» от картеля на закупках медикаментов. Начальная (максимальная) цена контракта завышалась на 20–70 %, из которых 10 % шли на «откаты», остальное картель оставлял себе. Все были довольны. Кроме, разумеется, больниц и жителей республики.

Там же недавно за взятку арестован и. о. заместителя председателя правительства Хакасии – 12 млн предназначалось за победу на торгах определенного участника. «Откуда эти деньги – не из воздуха же, опять из государственных средств, полученных по госконтрактам. И это снова сговор на торгах», – подчеркнул эксперт.

Судить по расходам

Победить коррупцию можно, в том числе профилактикой. Некоторые россияне предлагают приравнять это вечное зло к госизмене. Начальник управления по борьбе с картелями ФАС России Андрей Тенишев не уверен в эффективности данной идеи. «У нас измена Родине карается от 12 до 20 годами лишения свободы. Срок за крупную взятку – до 15 лет. Не думаю, что простое ужесточение что-то изменит. В Китае смертная казнь, но коррупция там есть», – отметил эксперт, комментируя «ФедералПресс».

По словам Тенишева, в советское время следователи активно выявляли причины и условия, способствующие совершению преступлений. Например, заказчику исполнитель дает взятку. А откуда он взял деньги на нее? Возможно, из предыдущего госконтракта, сумма которого была завышена в результате сговора.

Но ведь есть не только госзакупки, существуют торги на недра, землю, водные биологические ресурсы, где также возможны коррупционные проявления. «Мы должны лишить коррупционеров питательной почвы. А картели на торгах, картельная сверхприбыль – та самая питательная почва для коррупции. Когда будет довольно серьезный контроль за распределением государственных средств, государственных ресурсов и взятки таким нарушителям будет давать им не из чего, коррупции будет меньше», – полагает Тенишев.

Политолог Дмитрий Журавлев уверен, что проверять коррупционера в России можно не по доходам, а по расходам. «Это чиновник, у которого непонятно откуда появляются большие деньги на счете, он совершает большое число дорогих покупок либо имеет дорогую недвижимость. В нашей системе другого способа выявить коррупцию в России нет, если только не взять с поличным. На это стоит обращать внимание и законодательно этот фактор сделать ключевым в плане законодательной базы. Нужна декларация о расходах и механизм сверки декларации с реальностью», – отметил Журавлев.

Фото: ФедералПресс / Екатерина Лазарева

Добавьте ФедералПресс в мои источники, чтобы быть в курсе новостей дня.
Присоединяйтесь к нам
Версия для печати
Загрузка...
Комментарии читателей
0
comments powered by HyperComments
YouTube 1