Экономика
  1. Бизнес
  2. Экономика
Экономика
Республика Татарстан
0

Татарстану грозит изменение инвестиционного климата

Татарстану грозит изменение инвестиционного климата
Татарстану грозит изменение инвестиционного климата

В рейтинге инвестиционной привлекательности Татарстан ежегодно занимает верхние строчки. На инвестклимате республики положительно сказываются развитый и диверсифицированный промышленный комплекс, удобство географического расположения, запасы природных ресурсов, сельскохозяйственный потенциал и многие другие факторы. Однако эти позиции регион рискует потерять к моменту выхода из грядущей глобальной рецессии. Возросшая нагрузка на местный бюджет, просчеты при реализации ряда важных инвестпроектов, попытки нечестных бизнесменов заработать могут обернуться убытками для федерального и регионального бюджетов, митингами обманутых вкладчиков и оставшихся без работы людей. Подробнее – в материале «ФедералПресс».

Курс на пиво

За пять лет руководства Ирека Миннахметова компания «Татспиртпром» (ТСП) из производителя алкоголя местного масштаба смогла вырасти до уровня алкогольной империи международного масштаба. Семьдесят процентов продукции предприятия реализуется за пределами Татарстана. В 2016 году «Татспиртпром» получил звание производителя водки № 1 в России, потеснив холдинг Рустама Тарико.

Однако в начале этого года ушедшего в отставку Миннахметова сменил Руслан Максудов, который до этого работал в единственном акционере ТСП – АО «Связьинвестнефтехим» (СИНХ). Несмотря на заявления премьер-министра Республики Татарстан и председателя совета директоров ТСП Алексея Песошина о том, что курс компании останется прежним, многое в работе предприятия уже изменилось. Примером таких перемен можно считать, например, запуск производства пива «Белый кремль» в условиях значительного падения уровня доходности на рынке алкоголя. При этом решение выглядит логичным на фоне смены российских правил распределения акцизов от крепкого алкоголя: если раньше компания приносила бюджету республики по 6 млрд рублей в год, то теперь регионы имеют право оставлять себе только пивные акцизы, а остальные уходят в федеральный бюджет, после чего перераспределяются между регионами пропорционально проданному там алкоголю.

Под расширение ассортимента ТСП взял в кредит у Сбербанка 4,2 млрд рублей. В то же время пивной рынок в России сегодня переживает не лучшие времена: за последние несколько лет в стране закрылись 11 пивоваренных заводов, которые принадлежали в том числе лидерам рынка с налаженной сбытовой сетью и кругом лояльных потребителей – «Сан ИнБев», Efes и Heineken. Действующие заводы «Балтики» загружены лишь на 60–70 %. В целом же, по данным Союза пивоваров России, производство пенного напитка в стране за 12 лет сократилось на 35 %. Так что в перспективе амбициозный проект «Белый кремль» может привести республику к утрате контроля над компанией, а само государство как акционер Сбербанка понесет убытки на сумму 4,2 млрд рублей.

Дело без фигурантов на 41 млрд

Тем временем «Татфондбанк» (ТФБ), некогда входивший в 50 крупнейших кредитных учреждений России и бывший вторым по величине активов в Татарстане, продолжает оказываться в центре крупных финансовых разбирательств. По факту причинения ущерба банку 21 мая этого года СК РФ объявил о возбуждении третьего уголовного дела по статьям «Растрата», «Фальсификация финансовых документов», «Преднамеренное банкротство» и «Злоупотребление полномочиями». При этом о критической потере капитала из-за растраты 41 млрд рублей, принадлежащего вкладчикам, еще три года назад заявляло Агентство по страхованию вкладов.

Следствие считает, что в течение двух лет до краха ТФБ в 2015–2016 годах должностные лица из руководства банка совершили действия, ухудшившие его финансовое положение. По версии правоохранителей, активы банка «формировались технической ссудной задолженностью, рыночные активы замещались на эту задолженность, приобретались акции технических эмитентов и снималось надлежащее обеспечение по технической задолженности заемщиков», то есть банк выдавал кредиты номинальным фирмам под залоги. Обеспечение кредитов впоследствии выводилось.

Бывшего председателя правления ТФБ Роберта Мусина признали банкротом в марте 2017 года, тогда же у банка отозвали лицензию, после чего было возбуждено уголовное дело. Первоначально действия Мусина квалифицировались как мошенничество в особо крупном размере. Первым эпизодом стало получение ТФБ кредита от Центробанка на 3,1 млрд рублей в сентябре 2016 года. Та ситуация напоминает обстоятельства нового уголовного дела: создавалась видимость, что кредит обеспечен залогом ПАО «Нижнекамскнефтехим», но на самом деле, уверены в СКР, права требования сразу были переданы от первоклассного заемщика пустышкам – ООО «Новая нефтехимия» и «Сувар Девелопмент», близким к Мусину. В уголовное дело вошли данные о выводе банкиром залогов по кредитным договорам на 20,5 млрд рублей. Его обвиняли также в уступке права требования по ним в обмен на утратившие ликвидность облигации ТФБ на сумму 2,7 млрд рублей. Кроме того, в дело вошел эпизод выдачи необеспеченных кредитов ГК DOMO, принадлежащей экс-главе ТФБ, на 19,1 млрд рублей. Еще два эпизода связано с выдачей займа в 256 млн рублей компании «Казанская сельхозтехника» и беззалогового кредита фирме «Аида и Д» (названа в честь дочери банкира) на 133 млн рублей. Деньги по версии СК в конце концов оказались в кипрском офшоре.

Расследование завершилось в мае 2019 года, СКР не нашел доказательств хищений. В окончательном вердикте СКР пришел к выводу, что Мусин злоупотребил полномочиями, а все дела о мошенничестве были закрыты. Уголовное дело ушло в суд с 7 эпизодами преступления с общим ущербом в 53 млрд рублей. Потерпевшими по делу признали АСВ и ЦБ, вкладчики не вошли в этот список. Мусин частично признал вину. В настоящий момент Вахитовский районный суд Казани продолжает допрашивать свидетелей обвинения, однако в новом уголовном деле до сих пор отсутствуют фигуранты. Не исключено, что Банк России спишет 3,1 млрд рублей как бесперспективный долг.

Фокус с «Фордом»

Очередная волна сокращений ждет сотрудников госкорпорации ВЭБ.РФ в июле 2020 года. Штат должен уменьшиться на 10 %, и грядущее сокращение объявлено последним этапом трансформации предприятия. Ранее, весной 2019 года, корпорацию и ее дочерние компании покинули около 2,5 тысячи сотрудников, всего за 2018–2019 годы с учетом «дочек» штат ВЭБа сократился в три раза – до 1350 человек. По словам главы госкорпорации Игоря Шувалова, финансовые проблемы ВЭБа уже позади. Не исключено, что речь идет в том числе об убытках от невозвращения многомиллиардного кредита на совместное предприятие «Форд Соллерс», которое должно было выпускать автомобили и двигатели Ford.

Проблемы с реализацией проекта начались еще до ухода Ford из России. В 2017 году заводские мощности не работали в полную силу. В Елабуге при мощности 85 тысяч автомобилей в год было произведено 17 тысяч, а в Набережных Челнах – 7 тысяч при 115 тысячах. Обеспечить предприятия госконтрактами так и не удалось, в конечном счете в прошлом году Ford объявил об уходе из России и сворачивании всех производств. Это решение было принято в связи с комплексом факторов. С одной стороны, это было закономерным следствием глобальной реструктуризации компании. С другой – оказалась неэффективной стратегия самих американцев, сводившаяся к принципу OneFord («одни модели Ford для всего мира вне зависимости от предпочтений»), начатая новым управляющим, бывшим топ-менеджером Boeing. Однако и потери компании в России сыграли свою роль. В конце концов в России сохранилось лишь производство микроавтобусов Ford Transit в «Алабуге» из-за их высокой востребованности.

Незваный инвестор хуже банкротства

Внимания заслуживает также ситуация вокруг химического комбината «Аммоний». Реконструкция химкомбината началась в 2011 году. Предприятие стало выпускать аммиак, карбамид и метанол. В 2016 году Владимир Путин торжественно открыл завод, но спустя менее 5 лет химкомбинат оказался на грани банкротства.

Предприятие тоже строилось на кредитные деньги «ВЭБ.РФ». Госкорпорация выделила 1,4 млрд долларов, но во время строительства, несмотря на то что предприятие строилось на базе ООО «Менделеевсказот», стоимость выросла на 1,3 млрд долларов. Эксперты считают, что этих дополнительных денег хватило бы на строительство подобного завода с нуля.

«Аммоний» с процентами должен был вернуть 1,8 млрд долларов долга: в 2018 – примерно 155 млн долларов, в 2019 – около 600 млн долларов. Но выплаты так и не состоялись: завод оказался под угрозой банкротства и стал искать нового инвестора. Осенью 2019 через суд «ВЭБ.РФ» смогла добиться введения наблюдения на заводе. Госкорпорация в лице Игоря Шувалова, а также правительство Татарстана много раз заявляли, что хотят помочь заводу выйти из банкротства. В качестве инвесторов «Аммиаком» интересовались все крупные предприятия минеральных удобрений России: «Еврохим», «Уралхим», «Фосагро», «Акрон», «Лукойл». Погибающий завод выбрало КАО «Азот». «ВЭБ.РФ» переуступил долг завода КАО «Азот» с дисконтом 50 %.

Компания принадлежит Роману Троценко. Имя бизнесмена неоднократно упоминали в связи с уголовными делами о хищениях средств. В 1996 году сам он попал в СИЗО, но быстро вышел: кредиторы отозвали иск. С 2009 по 2012 Троценко был президентом «Объединенной судостроительной корпорации», после чего в ОСК недосчитались 14 млрд рублей.

Тот же «Лукойл» давно хотел войти в азотный бизнес и за сделку готов был заплатить 1 000 млн долларов «живыми деньгами». Тем более что у компании Романа Троценко мало точек соприкосновения с «Аммиаком». Возможно, купить компанию помогло обещание в течение 2 лет вложить 12 млрд рублей в завод. Но в условиях банкротства «Аммиака» стало понятно, что никаких вложений не будет. Комментировать такую сделку в госкорпорации и в правительстве Татарстана отказались.

Фото: ФедералПресс / Екатерина Лазарева

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе новостей дня.
Версия для печати
Комментарии читателей
0
comments powered by HyperComments
Odnoklassniki 1