Политика
  1. Политика
Политика
Москва
0

Кто из правительства оказался вне конкуренции? «ФедералПресс» представляет рейтинг медиаактивности министров

Правительство России
Аналитики оценили медиаактивность членов правительства Михаила Мишустина

«ФедералПресс» и Институт стратегических коммуникаций и социальных проектов (Инстратком) подготовили рейтинг медиаактивности федеральных министров в третьем квартале этого года. Это был период продолжающейся борьбы с коронавирусной инфекцией, с одной стороны, и поиска решений, которые позволят преодолеть кризис, вызванный пандемией. Кто из членов кабмина был самым активным в медиапространстве, чьи заявления вызвали резонанс в обществе, читайте в материале «ФедералПресс».

В медиапространство попадают далеко не все федеральные министры. Точнее, кто-то больше, кто-то меньше. В общей сложности в третьем квартале этого года в СМИ члены кабмина упоминались 336 тысяч 528 раз. Отметим, что, согласно методологии рейтинга, для подготовки исследования использовались данные, собранные с помощью специальных систем мониторинга СМИ. В Инстраткоме определили пять наиболее часто упоминаемых министров, по каждому из которых был проведен анализ тематической направленности упоминаний и выделены наиболее заметные сюжеты с его участием. Особое внимание было уделено анализу наиболее резонансных заявлений и решений кабинета министров за текущий квартал, а также оценке обратной связи (прежде всего критики) со стороны президента.

Абсолютным лидером по числу упоминаний, согласно рейтингу «ФедералПресс» и Инстраткома, стал премьер Михаил Мишустин – о нем написали 140 тысяч 439 раз. «Круг тем, в контексте которых фигурирует премьер-министр, довольно широк и затрагивает почти все сферы внутренней (и частично внешней) политики. В числе наиболее упоминаемых – деловые поездки премьер-министра (как по России, так и за рубеж), переговоры с представителями других государств, совещания с кабинетом министров и представителями региональных органов власти, выступления в контексте работы оперативного штаба по борьбе с пандемией COVID-19», – отмечают авторы рейтинга.

На втором месте по количеству упоминаний в третьем квартале оказался глава МИД Сергей Лавров – 27 тысяч 202 упоминания. Лавров, и это объективно, упоминался в контексте внешней политики: это и деловые поездки министра, встречи с представителями дипломатических и консульских учреждений, работа по урегулированию ситуации в зарубежных странах (чаще всего упоминаются Сирия, Ливия, Украина, армяно-азербайджанский конфликт в Нагорном Карабахе). Много публикаций связано с интервью Лаврова, в которых он говорил «о текущей внешнеполитической стратегии РФ и международной ситуации в целом».

Глава Минздрава Михаил Мурашко оказался на третьем месте по количеству упоминаний – 22 тысячи 870 раз о нем писали СМИ. Активность Мурашко связана прежде всего с мерами, которые предпринимает министерство по борьбе с коронавирусом.

На четвертом месте в третьем квартале оказался министр обороны Сергей Шойгу – 17 тысяч 935 упоминаний. Чаще всего Шойгу упоминается в контексте его интервью и выступлений по вопросам развития военно-политической обстановки в зарубежных странах, модернизации национальных вооруженных сил, обеспечения безопасности, формирования научных рот, взаимодействия со странами НАТО и т. д.

Пятерку лидеров замыкает глава Минпросвещения Сергей Кравцов – 13 тысяч 612 упоминаний. Основная тема, на которую высказывался Кравцов, – организация школьного обучения в разгар пандемии COVID-19, в том числе обеспечение школ средствами защиты (закупка термометров, масок и перчаток), разработка плана безопасного питания, оценка возможности перевода на дистанционное обучение.

Реже всех в третьем квартале в СМИ мелькали первый вице-премьер Андрей Белоусов (1117 упоминаний), вице-премьер Алексей Оверчук (814 упоминаний), глава Минцифры Максут Шадаев (786 упоминаний), министр юстиции Константин Чуйченко (618 упоминаний) и вице-премьер Дмитрий Григоренко (290 упоминаний).

Резонанс на уровне министров

Напряженная работа кабмина в условиях неотступающей пандемии не вызвала резкой критики членов правительства (по крайней мере, публичной) и резких оценок со стороны президента Владимира Путина.

Но один скандал международного масштаба из-за высказывания высокопоставленного чиновника все же произошел. Речь идет о сентябрьской публикации официального представителя МИД России Марии Захаровой, которая высмеяла переговоры между президентами США и Сербии. За слова своего пресс-секретаря 10 сентября пришлось извиняться лично главе МИД Сергею Лаврову. «Можно предположить, что в адрес МИДа была озвучена серьезная критика со стороны президента. Тем не менее она носила кулуарный характер и не была вынесена в медийное пространство», – отмечается в исследовании.

Сами члены правительства за словом в карман тоже не лезли. Тот же Сергей Лавров в сентябре в одном из интервью отметил, что порядка 200 экстремистов, натренированных на украинской территории, находятся в Белоруссии и осуществляют там подрывную деятельность. За это высказывание главы российского МИД ухватились многие западные дипломаты и то и дело упоминали слова Лаврова, выражая протест Москве.

Премьер Михаил Мишустин запомнился заявлением о поправках в законодательство, которые предусматривают штрафы в размере до 500 тысяч рублей за угрозы, поступающие должникам по кредитам от коллекторов. Эта новость ознаменовала серьезный сдвиг в деле борьбы с коллекторским бизнесом.

Своей критикой школьных учебников по истории и географии запомнился министр обороны Сергей Шойгу. А глава Минпросвещения Сергей Кравцов отличился заявлениями накануне начала нового учебного года о том, что традиционные линейки 1 сентября будут отменены из-за коронавируса, но обучение будет проходить в очной форме, – эти слова министра посчитали «половинчатыми мерами».

Медиаактивность федеральных министров президент фонда «Петербургская политика» Михаил Виноградов характеризует множеством факторов. «Свою роль играют публичность министра или министерства, попадание в текущую повестку, наличие или отсутствие ярких, популярных, скандальных инициатив, которые можно донести на понятном для всех языке. И если этого нет, то никакой медиаактивности также не будет», – убежден эксперт.

По мнению политолога Ильи Гращенкова, «медиаактивность министров зависит от их статуса в правительстве». С другой стороны, важна и роль их пресс-служб. «Если пресс-секретарь министерства открыто готов не только комментировать официальные документы, но и просто общаться со СМИ, то, безусловно, он становится медийным лицом. От этого серьезно зависит информационная активность всего ведомства. К сожалению, часто пресс-секретарь старается минимально общаться с журналистами, причем через официальные обращения, – отмечает Гращенков. – Как правило, такие ведомства достаточно закрыты, поэтому в информационном поле их не видно».

А вообще, по мнению генерального директора Института региональных проблем Дмитрия Журавлева, «для многих министров рейтинги их медиаактивности – вторичная задача». «Они не считают, что нужно постоянно объяснять внешнему миру то, чем они занимаются. Это и так слишком ответственное дело, – отметил политолог. – Конечно, стоит учитывать, что многие информационные поводы очень сложно перевести в доступный материал. Но это уже работа пресс-служб. Если они пишут просто пресс-релиз, он с большой долей вероятности не уйдет дальше информационных агентств. Сделать из тривиального события новость, которая будет интересна массам, – сложнейшая задача. И не всегда это получается сделать».

Фото: ФедералПресс / Екатерина Лазарева

Добавьте ФедералПресс в мои источники, чтобы быть в курсе новостей дня.
Присоединяйтесь к нам
Версия для печати
Комментарии читателей
0
comments powered by HyperComments
Telegram 1