Общество
  1. Общество
Общество
Свердловская область
0

Зачем нам дали QR-код: о юридической стороне ограничительных мер

Введение QR-кодов стало компромиссным решением
Введение QR-кодов стало компромиссным решением

После введения в Свердловской области системы QR-кодов жители региона оказались разделены на два лагеря – людей с заветным сертификатом о вакцинации и тех, кто по разным причинам остался без идентификатора, позволяющего посещать многие общественные места. Более того, на Среднем Урале подан коллективный судебный иск об отмене QR-кодов на региональном законодательном уровне. Кто считает их незаконными и правомерно ли их использование – мнения экспертов «ФедералПресс».

Вне закона...

«Никто не ставит под сомнение необходимость и право государства бороться против пандемии и вводить меры борьбы. Но из раза в раз чиновники вводят то, что мы называем «дефектное регулирование», – считает член комитета по оценке регулирующего воздействия свердловского отделения «Деловой России» Александр Трахтенберг.

Он уверен, что это некорректные нормы нормативно-правовых актов на уровне регионов. И документ, ужесточающий коронавирусные ограничения на Среднем Урале, содержит в себе массу неточностей и нестыковок. Трахтенберг говорит, что новое распоряжение областных властей содержит как минимум четыре недочета. Наиболее важный из них касается паспортов.

Согласно указу, при предъявлении QR-кода гражданин обязан показать сотруднику магазина, ТЦ или кафе документы для подтверждения личности. Но никто не вправе заставлять людей постоянно носить с собой паспорта, а кассиры или охранники в магазинах не вправе требовать их у посетителей.

Кроме того, собеседник «ФедералПресс» подчеркивает использование в указе за подписью главы региона Евгения Куйвашева ненормативных терминов и отсутствие в нем четко указанных механизмов контроля за QR-кодами, что является неопределенностью юридической нормы.

Есть и другое упущение, по его мнению: все расходы, возникшие из-за дополнительного контроля за посетителями, автоматически легли на бизнес. «Почему возлагается такая контролирующая функция? Абсолютные расходы везде одинаковые, но одно дело магазин с 5–6 продавцами, а другое – торговый центр с несколькими входами. В этом, на наш взгляд, заключается чрезмерность требований», – полагает Трахтенберг.

По словам уральского юриста Ивана Волкова (является одним из авторов судебного иска), законы в России запрещают сегрегацию людей по каким-либо социальным признакам, в том числе по медицинским показателям. А ст. 14.8 КоАП РФ («Нарушение иных прав потребителей») предусматривает наказание для бизнеса за отказ продать клиенту товар или услугу из-за состояния его здоровья.

«Кроме того, понятия «QR-код» в нашем законодательстве нет. Также в регионе работают запретительные меры, которые могут вводить только федеральные органы власти во время ЧС и ЧП. Ничего из этого у нас нет», – уверяет господин Волков.

…и правом на жизнь

Член экспертного совета Госдумы по регулированию потребительского рынка и защите прав потребителей Алексей Койтов, напротив, считает, что ограничительные меры нужны прежде всего для реализации базового права людей на жизнь и здоровье, которое закреплено в Конституции и Конвенции о защите прав человека.

«В системе прав человека и гражданина есть определенная иерархия. Самое базовое – это право на жизнь, здоровье. Право на свободу перемещения можно отнести ко второму уровню. А затем уже возникают частные права – посещение общественных мест. И они ограничены, но не у всех, а только у тех, кто не вакцинируется. То есть не следует рекомендациям властей в части мер по противодействию эпидемии», – подчеркивает правовед.

И в целом, с точки зрения действующих федеральных правовых актов, областные власти могут ввести намного более жесткие запреты, вплоть до объявления комендантского часа, говорит эксперт. Но правительство не пошло на этот шаг, поскольку введение QR-кодов оказалось компромиссным вариантом между интересами общества и отдельного человека. Принимая решение об отмене или вводе какого-то ограничения, чиновники стараются выполнить главную задачу – защитить население от последствий инфекции.

По его мнению, обращение в суд его уральских коллег – норма и цивилизованный способ выражения недовольства действиями государства. «Но объективно оценить обоснованность мер борьбы с COVID сегодня невозможно, только в будущем. Я считаю, что ничего экстраординарного не делается. Ну запретили в кафе ходить без кода, и что? Вся жизнь пошла под откос?» – заключает Койтов.

Свердловский омбудсмен Татьяна Мерзлякова признает, что QR-коды действительно урезают права части населения, но также называет их необходимостью. «Здесь можно говорить даже не об ограничении прав, а о проблемах с организацией. Перед введением QR-кодов следовало дать возможность каждому привиться. К сожалению, стимулирующие методы не работали и их было очень мало», – подчеркивает Татьяна Мерзлякова.

По ее словам, QR-коды внедрены во благо общества. «Губернатор в разговоре со мной говорил, что для него людские жизни – это самое важное с первого дня пандемии. И для их спасения делается многое. Другое дело, что это надо делать с умом и думать о последствиях», – считает Татьяна Мерзлякова.

Фото: Komsomolskaya Pravda / Global Look Press /globallookpress.com

Сюжет по этой теме
7 сентября 2021, 17:55

Пандемия коронавируса

Все самое важное и оперативное в Уральском федеральном округе — в telegram-канале «УРАЛИТИ». Подписывайтесь на ФедералПресс в Дзен.Новости, а также следите за самыми интересными новостями в канале Дзен. Федеральные новости рассказываем в TelegramВКонтакте и Одноклассниках.

Подписывайтесь на наш канал в Дзене, чтобы быть в курсе новостей дня.
Версия для печати