горячие темы Смотреть Скрыть
Общество
  1. Общество
Общество
Москва
3

«Надеюсь, на фоне серьезной повестки наши розыгрыши веселят президента»

Пранкеры Владимир Кузнецов (Вован) и Алексей Столяров (Лексус) известны тем, что звонят одним официальным лицам от лица других и разыгрывают их, что уже не раз приводило к скандалам и курьезным ситуациям. В начале своей деятельности, они разыгрывали звезд отечественного шоу-бизнеса, затем «жертвами» стали политические деятели – Борис Немцов и Валерия Новодворская, украинская летчица Надежда Савченко, американский генерал Кевин Макнили, украинский олигарх Игорь Коломойский. Один из самых громких пранков Вована и Лексуса – разговор «Владимира Путина» с певцом Элтоном Джоном. Пранкер Вован выступил в роли президента России, а Лексус был «переводчиком», который изъяснялся на ломаном английском. С сэром Элтоном Джоном они обсудили права гомосексуалистов в России. После уже настоящий Путин позвонил певцу и извинился за выходку «безобидных ребят». Когда обман открылся, шутников даже пригласили в программу «Вечерний Ургант», а теперь у них целая программа на центральном телевидении. На днях Пранкеры Лексус и Вован, представившись премьер-министром Украины Владимиром Гройсманом, дозвонились до члена Палаты представителей Конгресса Максин Уотерс. Россия, – пожаловался «Гройсман», Кореей не ограничилась. Теперь она напала на… Лимпопо! И конгрессвумен в это поверила. Пранкеры также сообщили, что войска России «уже вошли во Львов», а ее хакерам удалось вмешаться в выборы в Лимпопо, свергнуть президента Бармалея и поставить «марионетку Кремля» Айболита. Официальный представитель МИД РФ Мария Захарова иронично прокомментировала запись телефонного разговора пранкеров с Максин Уотерс: «Президент Айболит из страны Лимпопо… Русские сказки становятся правдой. Господь, не покидай Америку!», – написала Захарова на своей странице в Facebook. Мы задали несколько вопросов пранкеру Лексусу, «в миру» – Алексею Столярову – одному из лидеров отечественного пранка.

По образованию Вы экономист и юрист. С тех пор, как стали заниматься пранкерской деятельностью – ощущаете и Вы себя хоть сколько-то журналистом, почему пранк-журналистика, а не, так скажем, классическая журналистика?

Журналистом себя отчасти считаю. И это в первую очередь формируется тем, что живу в той же среде, что и журналисты – это различные СМИ, редакции и прочее. И основная моя задача – создавать информповоды, новости и популяризировать их. Более того, зачастую точно так же я получаю различный инсайд, который потом проверяю и анализирую. Есть одна разница – у меня нет журналистской этики. И это не дает мне называться классическим журналистом. Хотя, если мы посмотрим на некоторые СМИ, то они зачастую тоже не брезгуют таким методом получения информации. Разница в том, что я об этом сообщаю публично. Однако, цели и интересы у меня те же самые.

Из чего вы исходите, выбирая новый объект для пранка? Из общей политической ситуации в мире или из того, что на данный момент интересует Вас лично?

В зависимости от того, что во мне преобладает. Но, в основном и то и другое. Хочется, чтобы запись была интересна широкому кругу людей.

Вы звонили от имени Путина, а есть задумки позвонить самому Путину?

Мы прекрасно понимаем, что он может не оценить подобные розыгрыши. Хотя, сам факт, что он знает об этой деятельности, дает надежду, что она его, возможно, веселит на фоне такой угрюмой и серьезной информповестки. Но вопросов к нему гораздо меньше, чем к иностранным личностям. Поэтому хотелось бы, чтобы он остался простым слушателем чего-то, что у нас получается.

Как долго Вы готовитесь к пранкам? Изучаете ли манеру речи Вашего персонажа, какие-то его фирменные словечки, тембр голоса. Присутствует ли вообще элемент актерства? Какие материалы поднимаете, много ли приходится читать, изучать объект?

Подготовка составляет обычно один день. Этого достаточно, чтобы собрать полное досье на собеседника и своей роли. Тембр голоса никогда не меняется, т.к нет необходимости. У людей вообще нет слуха. Они сами готовы во все верить. Материалы, как правило, находятся в открытом доступе.

Вы категорически отрицаете какую-либо связь с Кремлем или российскими спецслужбами и говорите, что ваши действия «направлены на то, чтобы делать то, что необходимо России». Что Вы имеете в виду? Что для Вас значит «не навреди?»

Не навредить, не перейти грань, когда возможно испортить какие-либо дипломатические отношения для РФ, либо создать какой-то непоправимый случай, в связи с которым пострадают люди. Например, войну точно никому объявлять не хочу.

Сенаторам США Вы уже звонили, а по красному телефону не хотите попробовать? Кстати, а почему сейчас выбор пал на сенаторов?

Красный телефон – это не тот аппарат, на который можно спокойно набрать и пообщаться голосом. Это система текстовых сообщений между двумя государствами, мгновенная и прочная. Есть другая система у президентов США redswift, к ней подобраться можно, но гораздо сложнее, но и этого не исключаю, совершенно. А сенаторы в последнее время ополчились против России, поэтому попали в поле зрения.

В связи с Вашей деятельностью, ощущали ли Вы когда-то давление со стороны, например, органов власти или силовиков? Не было ли когда-то опасений за свою жизнь?

Не ощущаю никакого давления. Спецслужбам мы не нужны хотя бы по той причине, что они креативом не занимаются, а мы – да. Максимум, что было, мы помогли ФСБ раскрыть уголовное дело по диверсии в Крыму.

Кстати, о силовиках… Интересно Ваше мнение о пресловутом Шалтай-Болтае. Кого Вы считаете заказчиком? Кто по Вашему мнению за всем этим стоит?

По Шалтаю, я считаю, за что ребята боролись, на то и напоролись. Если люди своими действиями плевали в сторону чиновников, любых, должны были понимать, что прилетит ответка. Я тоже многим людям дорогу перешел, ну так я ее жду.

Как Вы считаете, Вас и Вашу деятельность воспринимают всерьез в журналистском сообществе? А Ваши потенциальные «жертвы» Вас опасаются?

Воспринимают, иначе бы она не занимала такие позиции в новостных лентах, а с нами бы не общались главреды. И нас бы точно не комментировали бы первые лица страны.

Когда говорят о пранк-журналистике, сразу приходят на ум Вован и Лексус. У вас есть реальная конкуренция на этом поле?

У нас нет конкурентов, но мы были бы рады, если б такие появились. Но не появляются же...

На данный момент какие объекты для пранка Вам интереснее – российские или зарубежные?

Для нас нет границ. И те и те попадут. Зарубежные интереснее, потому что масштаб выше. Вообще о планах мы обычно не рассказываем, но в виде исключения скажу, что следующий – Маккейн.

Работаете ли вы на заказ? Работа на телевидении – это монетизация Вашей деятельности? Как долго Вы собираетесь заниматься пранк-журналистикой?

На заказ не работаем, это сразу принизит нашу деятельность. То, что мы работали на ТВ – это признание, но не цель. Пранк-журналистикой я бы хотел заниматься еще лет 5 своей жизни, а может и дольше.

Добавьте ФедералПресс в мои источники, чтобы быть в курсе новостей дня.
Регионы
Москва
Теги
пранкеры
Присоединяйтесь к нам
Версия для печати
Загрузка...
Комментарии читателей
3
comments powered by HyperComments
Facebook 1