Top.Mail.Ru
Экономика
  1. Бизнес
  2. Экономика
Экономика
Центральная Азия
0

Россия – бренд: на что способна страна в международной торговле

интервью
Разворот на Восток на самом деле начался задолго до 2022 года

Россию нельзя вычеркнуть из мировой экономики и торговли. Это противоестественно. Это немыслимо. Российские товары – не только энергетические, но и промышленные и продовольственные – нужны на разных континентах. Они вполне способны конкурировать по цене и качеству с другими импортными аналогами. Западные санкции не просто не вытеснили российскую продукцию с международных рынков, но и, напротив, поспособствовали расширению ее экспорта – скорректировались лишь пути доставки и конечные потребители. Какие меры правительства по развитию международной торговой кооперации приводят наши товары на внешние рынки? Об этом «ФедералПресс» поинтересовался на площадке международной выставки ИННОПРОМ в Астане у директора департамента международной кооперации и лицензирования в сфере внешней торговли Минпромторга РФ Романа Чекушова.

Роман Андреевич, с момента нашей встречи на площадке ИННОПРОМ в Ташкенте прошло почти полгода. С тех пор произошло много событий – ПМЭФ, ИННОПРОМ в Екатеринбурге, саммит Россия – Африка, недавний Восточный экономический форум (нельзя сказать, что Россия в этом году была каким-то образом изолирована в плане развития международных промышленных и торговых отношений). Как они повлияли на промышленные и торговые связи России?

— Я бы сказал, что мы не просто не изолированы, но и еще больше интегрированы в мировую торговлю. И последние форумы – вы абсолютно правы – показали, что взаимодействовать с Россией готовы многие партнеры по всему миру. Одним из ярких примеров стал форум Россия – Африка, который проходил в Санкт-Петербурге и в котором приняли участие огромное количество африканских стран. Мы обсуждали конкретные проекты – экспортные и даже импортные, касающиеся того, что мы можем приобрести у наших партнеров.

А что мы можем у них приобрести?

— Помимо фруктов, которыми, как известно, изобилует Африка, мы могли бы приобретать у них многие базовые продукты для производства косметики (к примеру, масло дерева ши или карите, которое растет в Центральной Африке), какао-бобы. Кроме того, наши африканские партнеры довольно успешно развивают технологии в сфере машиностроения. Далеко не секрет, что Южно-Африканская Республика обладает производством горной техники – самосвалов, экскаваторов, которые уже сейчас представлены, в том числе, на российских местосрождениях. Поэтому Африка – это не только полезные ископаемые и фрукты, но и технологичная продукция. Она может стать, в том числе, и плацдармом для создания российских промышленных или кооперационных предприятий. И это следующий шаг в развитии наших отношений.

Если говорить о других площадках, например, на Петербургском форуме и ИННОПРОМе в Екатеринбурге было много партнеров, в том числе из стран Южной Азии, Восточной Азии и Ближнего Востока. Мы много сейчас работаем со странами Персидского залива и видим, как развивается высокотехнологичное производство там, и какую продукцию могут предоставить российские производители им.

В целом по импорту мы уже восстановились в показателях 2021 года и считаем, что по большому счету каких-либо системных проблем с ним сейчас нет. По экспорту, конечно, многое еще предстоит сделать, потому что изменения в логистике и финансовых потоках не происходят ежеминутно, невозможно решить эти задчи одним днем. Но рост торговли с Китаем, странами Африки и Ближнего Востока уже налицо.

Произошел ли тот тектонический сдвиг в перестройке наших направлений сотрудничества в экономике и торговле, которого ожидали в нашей стране, но опасались на Западе? Или все еще есть узкие места, требующие внимания?

— Во-первых, разворот на Восток, сдвиг в сторону Азии – можно как угодно это называть – на самом деле начался задолго до 2022 года. Я бы ориентировал на 2014–2015 годы – имено с тех пор с каждым годом отчетливо вырисовывался рост торговли со странми Азии и Африки. Сейчас мы, скорее, продолжаем те процессы и изменения в географии, которые произошли практически 10 лет назад. Но вы, конечно, правы в том, что узкие места, безусловно, остаются и их нужно решать: прежде всего, восстанавливать утраченную и выстраивать новую транспортную инфраструктуру, поскольку автодорожное и железнодорожное сообщение хоть и развито в Азии, но есть множество участков, которые не достроены или требуют строительства вновь. И над этим нужно работать вместе с партнерами.

Транспортно-логистические центры требуют создания портовой инфраструктуры – мы об этом говорим и в части Африканского континета, и Южной Америки, которые представляют безусловный интерес для наших предприятий. И, конечно, не всегда потребители хорошо знают российскую продукцию. Поэтому мы сейчас много работаем на международных площадках: растет ИННОПРОМ, Российский экспортный центр расширяет перечень выставок, которые поддерживаются государством, очень много бизнес-ассоциаций и объединений предпринимателей работают над международной повесткой, организовывают бизнес-миссии, что позволяет потребителю лучше узнать российскую продукцию. Но эти факторы не заградительные, не ограничивающие, а как раз стимулирующие развитие.

В апреле мы с Вами говорили о проекте формирования и развития промышленной зоны в Египте. Началось ли на сегодняшний день проектирование первых объектов на ее территории? Нет ли трудностей с реализацией проекта?

— Всегда хочется чего-то быстрее увидеть, потрогать и поговорить с первыми резидентами. Но, к сожалению, а может, и к счастью, такие крупные строительные проекты должны пройти определенные стадии подготовки. И первое, что важно для нас как для государства, для российских промышленных предприятий, это гарантии своих капиталовложений. Поэтому, прежде чем приступать к вложениям денежных средств и со стороны бюджета Российской Федерации, и со стороны частных инвесторов, нужно иметь нормативную обвязку, международные договоры, которые обеспечивают выполнение сторонами взятых на себя обязательств. Египетская сторона согласовала и подписала текст изменений в межправительственное соглашение, которое подписано между Россией и Египтом в части реализации российской промышленной зоны. Однако если с российской стороны ратификации не требуется – достаточно подписи нашего заместителя председателя правительства, министра промышленности и торговли, то с египетской стороны необходима процедура ратификации в парламенте. Их парламент находится на каникулах до середины октября. Поэтому мы ждем их выхода для ратификации соглашения.

Но мы не останавливаем работу. Сейчас создается управляющая компания. Это не посто формальное юридическое лицо, а команда профессионалов, которая набирается не только в Российской Федерации, но и в Египте и даже в некоторых других странах. Она будет управлять данным проектом, осуществлять строительнй контроль, привлекать резидентов, работать с инвесторами – и для разъяснения египетского законодательства и решения вопросов с государственными органами Египта, с точки зрения формирования бизнес-модели проекта. Кроме того, мы работаем над проектно-сметной документацией, которая должна быть выверена в соответствии с нормами законодательства Египта и России. Потому что мы будем строить за счет средств федерального бюджета. И мы обязаны выполнять строительные работы качественно и в соответствии с высокими российскими стандартами. Эта работа ведется. А что касается непосредственного строительства, то мы ожидаем начала таких работ в 2024 году. И надеемся, что приступим к началу сдачи первых объектов до конца следующего года.

Есть ли планы по открытию подобных промзон России на территории других дружественных государств, с которыми мы хотели бы плотно работать?

— Да, точно такие планы есть. Потому что мы видим в этом заинтересованность российских предприятий. Они готовы работать за рубежом не просто с товаром на рынке, а инвестировать, создавать собственные предприятия, локализовывать сборку, работать над созданием кооперационных производств. И мы, безусловно, поддерживаем такое стремление. Сегодня таких проектов очень много по всему миру. Наша задача – подержать те проекты, которые не случились бы без государственной поддержки, без государственного зонтика.

Мы с вами сегодня общаемся в Астане. Несколько десятков российскх предприятияй уже организовали в Казахстане производство и успешно работают здесь. Но наша задача – поддержать тех, кто пока еще думает над этим, показать преимущества такой работы с дружественными партнерами и помочь в том числе и инструментами, существующими в национальном проекте «Международная кооперация и экспорт». Мы хотели бы создавать, в первую очередь, промышленные кластеры, которые помогали бы нашим предприятиям входить в кооперационные цепочки, получать от партнеров компонеты, сырье, комплектующие, которые пока еще, может быть, не производятся в РФ, а еще лучше – создавать совместные предприятия. Мы такую работу уже ведем в странах Южной и Юго-Восточной Азии: это и Индия, и Вьетнам, и Китай, и Объединенные Арабские Эмираты, и Египет, и Алжир. Кроме того, мы смотрим на другие страны Африки и подступаемся к организации такой работы в Южной Америке. Ну а страны бывшего Советского Союза, наверное, лидеры с точки зрения российских инвестиций. И это не только страны ЕАЭС, но и Узбекистан, Азербайджан. И мы дальше будем развивать такие проекты.

Фото: ФедералПресс / Евгений Поторочин

Сюжет по этой теме
25 сентября 2023, 08:43

Иннопром. Казахстан

Подписывайтесь на ФедералПресс в Дзен.Новости, а также следите за самыми интересными новостями в канале Дзен. Все самое важное и оперативное — в telegram-канале «ФедералПресс».

Подписывайтесь на наш канал в Дзене, чтобы быть в курсе новостей дня.
Теги
Иннопром
Версия для печати