Экономика
Экономика
Москва
0

«ВВП, как и параметры бюджета, на хлеб не намажешь»

Президент России Владимир Путин считает нынешний уровень инфляции в 3,25 процента хорошим показателем
Президент России Владимир Путин считает нынешний уровень инфляции в 3,25 процента хорошим показателем

Президент России Владимир Путин считает нынешний уровень инфляции 3,25 % хорошим показателем. Об этом он заявил в ходе большой пресс-конференции. «Мы не боимся инфляции, мы считаем, что нужно ее таргетировать и уменьшать, потому что рост инфляции означает сокращение реальных доходов граждан. У нас и так здесь есть вопросы, требующие дополнительного влияния, мягко говоря», – сказал он, отвечая на вопрос журналиста телеканала «Россия 1». О том, что будет с инфляцией, станут ли расти реальные доходы населения, рассказал Петр Пушкарев, шеф-аналитик ГК TeleTrade:

«Споры о мегаскромных точных цифрах прибавочки к ВВП по 2019 году фактически не ведутся даже специалистами. Поскольку все поголовно, включая самого министра экономического развития страны, понимают и признают: если рост в пределах 1,0–1,2 % формально и был, то значения эти чисто символические, в пределах погрешности методик расчета. Сомнительной считают в мире и целесообразность мериться в принципе «из спортивного интереса» подобным валовым показателем, если он нисколько не отражает важные глубинные перемены в структуре отраслей, а в нашем случае – не только сдвигов в соотношении долей сырьевого и несырьевого сектора, но и, допустим, огромных капиталовложений в инфраструктуру, которые принесут свои плоды в лучшем случае через несколько лет. Как показал еще советский опыт, километры металлопроката и даже дорог, да и тонны любой другой произведенной полезной продукции вовсе не обязательно бывают связаны с благосостоянием конкретной жаждущей улучшений в своей жизни средней семьи.

Словом, ВВП, как и параметры бюджета, на хлеб не намажешь. Зато совсем другого накала эмоции вызывают у людей цены в магазинах, особенно если их сравниваешь с содержимым кошелька. Год 2019-й в этом смысле можно назвать вроде бы удачным: рост цен был очень ярким и даже слегка шокирующим лишь в январе, когда торговые сети и предприниматели попытались по максимуму воспользоваться предлогом в виде дополнительных 2 % НДС, чтобы задрать повыше ценники. Но очень быстро натолкнулись на глухое сопротивление того самого населения, которое в лучшем случае оказалось готово примерно за те же деньги (а откуда их взять сразу больше?) приобретать поменьше товаров. А, как известно, торговля живет не столько прибылью с каждой проданной единицы продукции, сколько оборотами. Поэтому в оставшиеся 11 месяцев года цены даже иногда снижались – впрочем, нечасто и какими-то отдельными периодами – после чего, конечно, принимались снова расти, но более чадяще, что ли. И, главное, с большой опаской со стороны владельцев розничных сетей: поставишь товар дорого – не купят, а значит полки, площади и склады станут нерентабельны.

Оно и понятно: зарплаты если и росли, то понемногу и, главное, далеко не у всех. В основном у определенных групп бюджетников и за счет решений с федерального уровня. В частном же секторе работодатели, поджатые сверху процентами НДС, а снизу отсутствием свободных денег у населения на покупку новых товаров и услуг, мягко говоря, в массе не спешили поднимать зарплаты своим сотрудникам, то бишь типичным представителям этого же самого населения, склонного поэтому все чаще экономить. Порочный круг привел к тому, что не было бы счастья, да несчастье в виде ограниченной покупательной способности большинства сограждан помогло ЦБ удержать инфляцию реально почти на самом низком уровне в истории современной России.

Другое дело, что подобную статистику приходится сравнивать с подобной, которую Росстат получал в прежние годы, пользуясь примерно теми же методиками. Пускай и любому, кто регулярно ходит по магазинам, очевидно, что и в 2017 году фактический рост цен для его кошелька составлял ну никак не росстатовские 2,5 %, как и в 2018 году далеко не 4,3 %, так и по завершающемуся 2019 году цифры эти должны бы показывать, конечно, куда больше, чем коридор 3,2–3,5 %. Еще Анатолий Ефремович Новосельцев за кадром «Служебного романа» говорил: «Если бы не было статистики, мы и не подозревали бы, как хорошо мы работаем». Соответственно, и как хорошо мы живем. Вот и эти 3 % годовой инфляции, хоть и рассчитываются по безусловно и давно устаревшим алгоритмам для некой несуществующей потребительской корзины «из параллельной вселенной», но все-таки как-то отражают динамику, вполне позволяя отличать ситуации действительно взрывного роста цен от спокойно ползущей, никуда не торопясь, вполне все же рядовой инфляции.

Другое дело, что сколько ни говори, что для кого-то цены выросли сильнее, а для кого-то снизились, – практический опыт при походе по магазинам, разумеется, показывает: цены, в общем, выросли для всех. Но меньше, чем год или два назад, и с особенностями. Например, исследовательский центр «Ромир», в отличие от Росстата ведущий подсчеты только по реально совершенным покупкам вполне конкретных покупателей и не в абстрактных торговых сетях, приводит цифры, согласно которым колебания среднего чека за год происходили чаще всего на уровнях всего лишь на 5–10 рублей выше прошлогоднего. И если в прошлые годы порой бывало, что по методикам «Ромира» «личная инфляция» могла и в 2–3 раза обгонять в какие-то месяцы официальную, то за 2019 год, похоже, «личная инфляция» может выйти и на более скромный показатель, чем официальная, если рассматривать понесенные покупателями затраты. Однако ведущие исследования сотрудники отмечали на протяжении всего года, что такой эффект может быть показан исключительно за счет умелого использования людьми различного рода промоакций, поиска самых дешевых ценовых предложений со скидками – словом, благодаря широко распространившимся стратегиям экономии. Люди вынуждены были прибегать к этим трюкам все чаще в отсутствие лишних денег в семейном бюджете, так как не всегда могли себе позволить покупать неакционный товар по обычным средним – и, конечно, прилично выросшим ценам.

Чтобы понять, насколько же реальность все-таки расходится с официальной статистикой, достаточно, как древнегреческие логики когда-то, воскликнуть «смотри!» вместо того, чтобы приводить длинные скучные доказательства. По данным из доклада ЦБ России за 13 декабря, который подготовлен, конечно же, на основе данных Росстата, средние цены в стране за октябрь выросли всего лишь на 0,1 %, в ноябре инфляция весьма условно ускорилась до 0,3 %. При этом в той же статистике признается, что такая ходовая крупа, как гречка, подорожала в ноябре на 11 %, чеснок на 3,7 %, свежие огурцы на 17,8 %, помидоры на 32,1 %! А за январь 2019-го, когда все ведь помнят резкий скачок цен прямо в новогодние праздники в ответ на подъем НДС, Росстат выдал месячную инфляцию всего лишь... на уровне 1 %. Притом что чисто официально в том же январе аж на 6,3 % подорожала плодоовощная продукция, – получается, Росстат это признал, но и подсчитал одновременно, будто в среднем скачок цен на все остальные продукты составил лишь 0,7 %. Что, конечно, явно результат применения оторванных от жизни методик: подтвердит каждый, кто заходил после прошлых новогодних праздников в магазины и был весьма неприятно удивлен заметным подорожанием сразу почти всех продуктов.

А представляете, насколько мало мы, оказывается, по мнению опять-таки Росстата, едим с вами фруктов и овощей, если даже их подорожание на 6,3 % дало после сглаживания по всей линейке продуктов, товаров и услуг суммарно жалкий 1 % инфляции? Кто-нибудь поверит, будто овощи и фрукты якобы составляют до такой степени малую долю расходов в нашем семейном бюджете? Вот точно так же и осеннего подорожания гречки и картофеля усредненная статистика тоже как бы не заметила. Можно подумать, что наши граждане поголовно питаются не картошкой и крупой, а икрой и мясом, которое тоже, впрочем, должно бы было считаться подорожавшим куда сильнее, если последить за динамикой цен на такой массовый продукт, как пельмени.

Что еще мы видим очевидного-невероятного в статистике инфляции? Прирост цен на платные услуги составил «нарастающим итогом по году» 3,5 % – вроде бы немного? Реально? Но достаточно вспомнить несколько фактических цифр в платежках у каждого по ЖКХ, год назад и сейчас, чтобы усомниться в конечных выводах Росстата и по этому вопросу. Или ЖКХ не настолько распространенная платная услуга, как подешевевшая чистка штор, а в среднем получается, что мы остались при своих? А если посмотреть, что за 2017 год услуги в среднем подорожали формально лишь на 4,4 %, а в 2018 году на 3,9 %, то возражать этим цифрам и вовсе можно долго с пеной у рта. Другое дело, в чем Росстат стопроцентно прав, так это что в прошедшем году цены явно подрастали меньше, а в целом за год, исключая январь, и медленнее, чем в том же 2018 году, когда одно только удорожание бензина вызвало немало стонов и у поставщиков, и у производителей.

Получается, в чем права статистика, так это в динамике: она показывает более-менее реалистично, что в этом году с инфляцией все было заметно благополучнее, чем в предыдущие 2 года, – и это правда. И в следующем 2020 году, если смотреть на сегодняшние тенденции, ценам сильно расти будет тоже не с чего. Тарифы на бензин государству вроде бы под контроль взять удалось: хотя, к сожалению, и за счет бюджетных компенсаций нефтепереработчикам, которые делаются в сущности из карманов всех налогоплательщиков. Но с этой стороны затрат у производителей и у торговых сетей не прибавится. Поднимать цены на импорт причины вряд ли будут, так как и на следующий год небольшое постепенное укрепление рубля более вероятно, чем резкие скачки вверх доллара или евро: торговая сделка, на которую выходят Китай и США, успокаивает инвесторов, как и почти состоявшийся выход Британии из ЕС. А значит, и деньги в инструменты развивающихся рынков они будут вкладывать так же охотно, в том числе и в рублевые инструменты, и для этого им придется покупать сначала за валюту рубли. А вот копить в валюте под чрезвычайно низкие процентные ставки центробанков США и Европы по-прежнему будет неинтересно.

В 2019 году рубль оказался самым подорожавшим из валют: если вспомнить, что декабрь 2018 года мы завершали при курсе доллара около 70 рублей, то рубль за год укрепился почти на 12 %. Или, считая по-другому, скажем, что каждые наши 100 рублей «подорожали» на 17,5 американских цента. Отсутствие заметных санкционных и чисто валютных рисков может привести к ситуации, когда рубль, может быть уже и не так существенно, но все же продолжит укрепляться, доллар может задержаться ниже отметки в 60 руб, евро где-то между 65 и 70 рублями, и это будет заметно сдерживать цены на импортные товары – в отсутствие все той же высокой покупательной способности у граждан, которая так тормозит возможности роста цены на нашем внутреннем рынке.

Итоговую инфляцию 2020 года методики Росстата вполне могут отобразить на уровне 2,5 % или даже 2 % по году, тем более что сравнивать новые цифры будут с очень высокой базой января 2019 года. Такие данные от Росстата будут соответствовать реальному росту цен для кошельков большинства семей, полагаю, все-таки не более чем на 4,5–5 %. И это можно будет назвать очень и очень хорошей новостью. Лучше был бы только опережающий рост зарплат, но к этому есть только два пути: эффективная реализация нацпроектов и облегчение налогового пресса бизнесу, чтобы у работодателей оставалось больше денег как на развитие, так и на рост зарплат сотрудников. Боюсь, что обе эти дороги в наших условиях длинны и за один год их не пройти».

Фото: ФедералПресс / Евгений Поторочин

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе новостей дня.
Регионы
Москва
Присоединяйтесь к нам
Версия для печати
Загрузка...
Комментарии читателей
0
comments powered by HyperComments
Google Plus 1