Политика
  1. Политика
Политика
Москва
0

«Сборная команда вместо Вольфовича». Политолог Михаил Нейжмаков о смене Жириновского на посту лидера ЛДПР

Эксперт размышляет, реализуем ли в принципе проект «ЛДПР после Жириновского»
Эксперт размышляет, реализуем ли в принципе проект «ЛДПР после Жириновского»

События в Хабаровском крае вновь стали поводом для дискуссий о будущем ЛДПР. И Сергея Фургала, и Михаила Дегтярева нередко называли возможными преемниками Владимира Жириновского. Однако первый сейчас под арестом, а второму многие комментаторы прочат едва ли не конец политической карьеры после назначения на Дальний Восток. Реализуем ли в принципе проект «ЛДПР после Жириновского»? Для многих ответ очевиден и весьма пессимистичен для этой партии. Однако ведущий аналитик Агентства политических и экономических коммуникаций (АПЭК) Михаил Нейжмаков в своей авторской колонке для «ФедералПресс» утверждает – не стоит торопиться с выводами:

«Прежде всего обратим внимание, что, по данным социологов, значительную часть электорального ядра ЛДПР составляют избиратели старше 35 лет. Например, среди респондентов, заявивших, что голосовали за Владимира Жириновского на президентских выборах в марте 2018 года, по данным экзитпола ВЦИОМ, таковых было подавляющее большинство: 26,5 % составили лица в возрасте 45–59 лет, 25,4 % – в возрасте 35–44 лет, 14,8 % – от 60 лет и старше. Если бы Владимира Вольфовича и ЛДПР поддерживала преимущественно молодежная аудитория, после его ухода из политики она действительно могла бы разойтись по другим «политическим квартирам».

Более возрастная среда в целом более инертна. Также опыт показывает, что среди сторонников ЛДПР, как правило, фиксируется довольно заметный антирейтинг КПРФ, а у «Справедливой России» недостаточно брутальный имидж, чтобы быть для них вполне подходящим выбором. Таким образом есть факторы, которые могут удерживать постоянных сторонников ЛДПР рядом с этой партией даже после того, как Владимир Жириновский в какой-то момент уйдет из политики. А численность этих постоянных сторонников, скорее всего, как раз близка к результату Владимира Вольфовича на президентских выборах – 2018 (который, как известно, составил 5,65 %, или около 4,16 млн голосов). Это дает ЛДПР неплохой запас прочности.

Активное присутствие Владимира Жириновского в медиапространстве, конечно, создает дополнительные преимущества для ЛДПР. Например, по данным компании «Медиалогия», показатели медиаиндекса этого политика за 2019 год были самыми высокими среди лидеров парламентской оппозиции – примерно в 1,4 раза выше, чем у лидера КПРФ Геннадия Зюганова. Однако в центре внимания прессы сейчас гораздо чаще оказываются инициативы, а не действия лидера ЛДПР. А это стезя, на которой его могла бы, по крайней мере частично, заменить и «сборная команда» публичных фигур партии, не обладающих такими же ораторскими и артистическими способностями.

Кроме того, пока ЛДПР остается парламентской партией, у нее сохраняются и дополнительные преимущества для привлечения колеблющихся избирателей. Протестно настроенные граждане без четких политических пристрастий с большой вероятностью проголосуют именно за парламентскую силу, даже если декларируемые ею взгляды и ее стилистика им не очень близки. Например, по данным ВЦИОМ, полученным в рамках третьей волны панельного репрезентативного исследования накануне думских выборов – 2011 (эта волна пришлась на 24 ноября – декабрь 2011 года), за ЛДПР собирались отдать голос 18 % респондентов, которых социологи отнесли к «протестным либералам». Конечно, с более ярким лидером шансы быть замеченными колеблющимися избирателями у партии выше, но и с менее харизматичными руководителями парламентская сила вполне может получить их голоса. Вспомним пример «Справедливой России» в ходе той же парламентской кампании.

Наконец, с ЛДПР в целом ряде регионов уже давно сотрудничают узнаваемые на этом уровне политики и влиятельные представители местных элит, которым даже в случае ухода Владимира Вольфовича на покой может быть проще по-прежнему продолжать работать с ней, а не искать себя в новых политических проектах с еще менее предсказуемыми перспективами. Сергей Фургал традиционно был одним из самых известных примеров таких политиков, но есть и другие.

При этом мнения, кто мог бы заменить Владимира Жириновского во главе ЛДПР, также разнятся. Есть весьма экзотическая гипотеза, что такой преемник должен быть российским аналогом Владимира Зеленского, возможно, выходцем из шоу-бизнеса. Но обратим внимание, что, по данным исследования ВЦИОМ от 2 апреля 2019 года, только 13 % опрошенных сторонников этой партии скорее согласились, что России на посту лидера страны нужен человек, подобный Зеленскому, а 72 % придерживались противоположного мнения. Избирателю этой партии ближе более жесткая и брутальная стилистика, в которой большинство российских юмористов и звезд шоу-бизнеса не работает.

На деле нельзя полностью исключать, что образ ЛДПР после Жириновского будет определять «сборная команда» федеральных спикеров, выходцев из базовых или наиболее перспективных для партии регионов (например, Дальнего Востока, Сибири, севера европейской части России, Центрального Нечерноземья).

Тем не менее популярные прогнозы о скором уходе Владимира Жириновского на покой (многие журналисты и эксперты уже несколько лет «отправляют» лидера ЛДПР в Совет Федерации по президентской квоте) все же преждевременны. Слухи о скорой замене лидеров парламентской оппозиции – традиционный фон для преддверия парламентской кампании. Но, безусловно, вызовов для ЛДПР «после Жириновского» будет больше, чем с ним. Ключевые игроки, заинтересованные в сохранении на оппозиционном фланге нескольких системных конкурирующих проектов, наверняка это прекрасно понимают».

Фото: ФедералПресс / Елена Сычева

Добавьте ФедералПресс в мои источники, чтобы быть в курсе новостей дня.
Регионы
Москва
Присоединяйтесь к нам
Подписывайтесь на Email рассылку
Версия для печати
Комментарии читателей
0
comments powered by HyperComments
Facebook 1