горячие темы Смотреть Скрыть
Экономика
Волгоградская область
11 марта 2019, 12:58 0
Редакция «ФедералПресс» / Ярослав Малых

Замкнутый круг. Почему бизнесу некомфортно в Волгограде

Одной из самых обсуждаемых тем стал уход крупных предприятий из налоговой юрисдикции Волгоградской области. Несмотря на то, что эти процессы вызваны изменениями федеральных нормативных документов, а похожие события случились практически по всей стране, именно в региональном центре перерегистрация крупных производств вызвала особо острую реакцию. Действительно ли волгоградские налоговики «задушили» бизнес, настолько, что не остается ничего, кроме бегства, почему рассчитывать на успешное развитие в регионе могут только отдельные сегменты бизнеса, как неуклюжие шаги властей только ухудшают ситуацию, в материале «ФедералПресс».

Потеря потерь

Только за январь этого года в Волгоградской области стало меньше на 396 зарегистрированных организации. Ситуацию нельзя считать случайной – за два последних года сокращение составило 8254 предприятия. И в 2017 и в 2018 годах динамика показателя была безоговорочно худшей в ЮФО.

На фоне такой статистики новость о перерегистрации нескольких крупнейших предприятий на налоговый учет в других регионах вызвала переполох, близкий к панике.

Напомним, стало известно, что завод «Каустик», головное предприятие целого химического технопарка, стал резидентом Екатеринбурга, а гарантирующий поставщик электроэнергии «Волгоградэнергосбыт» – Санкт-Петербурга. В управлении налоговой службы пояснили, что проведенные меры вызваны изменением федеральных правил администрирования налогов и 18 компаний из региона будут приписаны к крупным иногородним инспекциям – по видам деятельности.

Эти предприятия будут платить в других регионах только 3 % – часть налога на прибыль, которая сразу зачисляется в федеральную казну. А все остальные налоги по-прежнему, то есть общая облагаемая база в Волгоградской области не должна измениться. Однако, прежний опыт показывает, что некоторое снижение отчислений в таких ситуациях все-таки возможно. По крайней мере, в менеджменте перерегистрированных «крупняков» не скрывают, довольны тем фактом, что их налоговая отчетность будет уходить не в волгоградские инспекции. Косвенно это подтверждает укорененный слух о том, что в последние годы ведомство именно в Волгоградской области «особенно лютует».

В конце декабря волгоградский предприниматель Алексей Маркелов вышел на пикет у здания ФНС в Москве с требованием отправить в отставку руководителя Управления ведомства по Волгоградской области Романа Иванова. Протестующий заявил о «беспределе», о том, что бизнес «откровенно кошмарят и разоряют» и такого мнения, по его словам, придерживаются многие бизнесмены в Волгограде.

Налоговая вместе с региональными властями отчитываются о небывалом росте собираемости налогов. В 2018 в консолидированный бюджет собрано 85,8 млрд рублей (рост 12,4 %), а в областной бюджет – 68,5 мдрд. (рост 17,2 %). Особенно выросли отчисления от налога на прибыль – на 35 %.

Ты виноват уж тем…

Успехи налоговиков с трудом вяжутся с фактической экономической ситуацией в области. В индустриальной Волгоградской области индекс промпроизводства только в конце 2018 года вышел в плюс и составил 101,7 %, что не только ниже прогноза, среднего показателя по стране и в сопоставимых регионах, но и худший показатель по ЮФО. При этом сельское хозяйство упало на 3,2 % , а строительство почти на 36 % . На этом фоне сравнительных успехов добилась торговля и общепит, которые проседали в Волгограде много лет подряд. Вероятно, динамизм этим сферам в прошлом году придал ЧМ-2018. К слову, при катастрофическом сокращении ООО, число индивидуальных предпринимателей в Волгоградской области растет.

По наблюдениям экспертов все это свидетельствует о выводе бизнеса в серую зону.

«Им не всегда удается успешно реализовать свои проекты и закрепить за собой не только статус ИП, но и малое производство, торговлю или организацию в сфере услуг. Проблема заключается в том, что малому предприятию гораздо сложнее реализовать свою продукцию и инвестировать в основной капитал, – говорит первый вице-президент «Опоры России» Павел Сигал. – К слову, сфера общественного питания и розничной торговли испытывает меньше всего проблем с реализацией. Не говоря уже об ИП, для которых еще не было введено достаточное количество штрафных мер и для которых и налогообложение в некоторой мере все еще проводится в экспериментальном режиме».

Реакция волгоградской общественности на перерегистрацию лидеров индустрии, конечно, имеет глубокие психологические корни.

Слишком свежи в памяти несколько примеров из недавней экономической истории региона. Самый яркий из них ритейлер «МАН», которого именно конфликт с налоговой вынудил потратить более полумиллиарда рублей по обвинению в «дроблении бизнеса». В итоге в конце 2017 года сеть была продана новому собственнику, к тому времени уже значительно утратив рыночные позиции.

Кроме того, сейчас разыгрывается ситуация вокруг крупнейшего в российского комбината спецсталей «Красный Октябрь», банкротство которого случилось в том числе и из-за ФНС.

«Чрезмерно рьяное собирательство налогов, как правило, приводит к обратному результату – налогоплательщики или разбегаются в другие регионы, а то и страны, либо насколько это возможно уходят в тень. И это если говорить о не криминализированной фискальной активности. А ведь ни для кого не секрет, что налоговые органы зачастую используются местными властями для решения, скажем так, «споров хозяйствующих субъектов» в пользу одного из них, – говорит аналитик ГК «ФИНАМ» Алексей Коренев. – Неудивительно, что после этого немалая часть предприятий уводит часть бизнеса в тень, в регионы с более мягким налоговым климатом, а некрупные предприниматели перерегистрируются в ИП или в самозанятых, где налог в разы меньше. Теряет от всего этого и все государство, и региональные бюджеты. Но это уже вопрос профессиональных компетенций тех, кто управляет такими регионами».

2d8ed26db43417614c1d9109d747eaf6.jpg

При этом основное реальное давление со стороны фискалов на себе ощущает именно малый бизнес, он же и несет самые большие потери. Памятны радикальные преобразования в нестационарной торговле и в общественном транспорте Волгограда. Несмотря на все протесты и обращения, коммерсантам не удалось защититься от решений властей легальными способами.

Сами предприниматели рассказывают, что налоговая вменяет им в обязанность контроль своих партнеров и поставщиков, причем такого уровня, который они просто не могут осилить. «Откуда я могу знать, что у директора этого поставщика долги по налогам в другом предприятии, где он учредитель, как я вообще могу это вычислить и почему претензии тут ко мне?», – с недоумением поделился один из волгоградских предпринимателей.

Осталось пара лет

Провал малого бизнеса означает в первую очередь потерю даже не налогов, а рабочих мест. А это не только безработица, но и депопуляция. Последняя в Волгоградской области уже очевидна, регион ежемесячно теряет по тысяче человек.

«Защита властью предприятий малого и среднего бизнеса чрезвычайно важна в особенности в сфере налогообложения. Именно от уровня налоговой нагрузки зависит перспектива малых предприятий на рост и развитие, степень их функционирования и т.д. Поэтому власти одной из первостепенных задач в вопросе регуляции работы средних и малых предприятий должны ставить урегулирование вопроса о налоговых льготах и вычетах, которые могли бы помочь уменьшить сумму доначисленных налогов и дать предпринимателям дополнительные ресурсы для развития своих бизнесов», – уверен Павел Сигал.

Но такой подход, что называется, предполагается в идеале. В волгоградской действительности набирают ход прямо обратные тенденции – ужесточение контроля, особенно за малым и средним бизнесом.

Гендиректор ЗАО «Финансовый брокер «Август», кандидат экономических наук Карэн Туманянц отмечает, ему странно слышать о том, что налоговая в регионе работает как-то иначе в сравнений с остальными. «Это же федеральная структура. Но так действительно все говорят. Могу предположить, что просто в связи с сокращением экономической активности, растет число контролеров на одного проверяемого, вот ему и больше достатеся всяких придирок и проверок, – отмечает Туманянц. – Вторая проблема в том, что не только как бы не дают расти, но и возможности нет. Из-за невысоких доходов низкий спрос на товары и услуги, соответственно бизнес мало зарабатывает, и, это уже цепная реакция, платит низкие зарплаты. Получается замкнутый круг. И пока нашей экономике силенок вырваться из него не хватает».

61fd629eacbee71a873d3d9f01db0fe9.jpg

Отметим, что в 2018 году власти впервые признали сам факт «некоторого сокращения» числа предприятий. Ранее руководители ФНС региона говорили, что закрывается только бумажный бизнес и налоговая лишь «вычищает базу». В августе прошлого года прошли совещания, где администрация вместе с налоговой обсуждали как остановить отток бизнеса. Никаких действенных механизмов разработано не было.

«Это все просто комично. На самом деле надо начинать с изучения запросов бизнеса. Разговор должен начинаться не с того, что чиновники чего-то рассказывают, а потом реакция с мест, а ровно наоборот. Но такого простого механизма у нас до сих пор нет», – констатирует Карэн Туманянц.

По мнению депутата областной думы, бывшего председателя комитета по бюджету, Владимира Попова, экстенсивного ресурса эксплуатации бизнеса хватит еще на пару лет. «Бюджет еще может расти за счет выкручивания рук, но уже немного. Нужна резкая перемена к инвестициям, особенно в промышленности. Но пока на деле этого не видно», – считает Попов.

Добавим, что в целом по стране собираемость налогов за 2018 год выросла на 23 %. Волгоградская область в число передовиков не входит – достигнутая динамика хуже среднероссийской.

Фото: ФедералПресс / Ярослав Малых

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе новостей дня.
Присоединяйтесь к нам
Версия для печати
Комментарии читателей
0
comments powered by HyperComments
Facebook 1