Top.Mail.Ru
Политика
  1. Политика
Политика
Челябинская область
0

Денис Рыжий: «Народный фронт – вне групп влияния и неудобен власти»

Руководитель челябинского исполкома Общероссийского народного фронта Денис Рыжий имеет репутацию человека, не удобного для власти. Одним из наиболее ярких примеров тому стала ситуация с оптимизацией спортивных школ Челябинска. Возглавляемый им региональный Народный фронт усомнился в праве городских властей без публичного обсуждения реализовать реформу, затрагивающую интересы сотен молодых спортсменов и их родителей. Главный «фронтовик» области в ходе интервью с журналистами «ФедералПресс» в очередной раз высказал критику в отношении официальной позиции главы города, который заявлял, что финансовые дела спортшкол не должны касаться общественности. При этом Денис Рыжий заявил о своей непричастности к каким-либо группам влияния в среде южноуральской политики и бизнеса, а также о готовности вести диалог с властью и вместе с тем – ставить перед чиновниками не удобные вопросы, волнующие население.

«Роскоши стало меньше»

– Денис Сергеевич, еще недавно в числе самых громких дел ОНФ были разоблачения чиновников, которые проводили излишне дорогостоящие закупки. В последнее же время стало меньше подобных скандалов. Как вы считаете, в чем причина?

– На мой взгляд, проект «За честные закупки» дал хороший результат на территории страны: приобретения за бюджетный счет предметов роскоши стало меньше. Иногда слишком шикарные закупки чиновники де-юре могли делать, вопрос касался лишь их справедливости. Формально можно купить машину за 8 миллионов рублей, но ведь это нечестно по отношению к народу. ОНФ добился, что из Москвы поступила рекомендация местным чиновникам покупать автомобили не дороже 1,5-2,5 миллионов рублей.

Подобных трат стало меньше, а значит, чиновникам не наплевать на мнение населения, на публикации в СМИ. Тем не менее, негативные примеры пока встречаются. На наш взгляд, чрезмерно было ЧелГУ покупать автомобиль почти за три миллиона рублей. Речь идет о внедорожнике, который явно будет использоваться в каких-то представительских целях, возможно, директор на нем будет передвигаться. Университет прокомментировал, что нужно ездить в филиалы, которые работают по всей России, а эта машина семиместная, на ней удобно возить педагогический состав на те же курсы по повышению квалификации. Наши замечания не были учтены. При этом аналогична закупка в УралГУФКе была отменена.

Сейчас проект «За честные закупки» выявляет больше непрозрачных процедур, которые «заточены» под единственного поставщика, например. Основной же упор делается на контроль закупок для социальной сферы, в частности для школ и детских садов. Резонансных нарушений, к счастью, пока не выявлено.

– А что сейчас происходит с проектом «Карта убитых дорог»?

– Это простой и эффективный проект. Иногда дорожники говорят, что все делается в пределах нормы, но если яма есть на дороге, то это неправильно. Ямы глубже четырех сантиметров – это уже не соответствие ГОСТу.

Сейчас на интерактивной карте, которая размещена на сайте Народного фронта, нанесено 576 опасных участков, которые подтверждены фотографиями. Мы обращаемся к власти и узнаем, каковы планы по ремонту каждого объекта. Ответы фиксируем, даже если исправить проблему обещают только на следующий год, к примеру, и делаем соответствующие отметки на карте.

Иногда проблемы бывают более масштабными. Например, нередко жилые дома сдаются без инфраструктуры, в частности дорожной. На наши обращения нам говорят, что дают отсрочку застройщикам, чтобы люди могли поскорее заселиться в новые дома, а дальше доработки будут идти в режиме ручного управления. Но это же неправильно.

– К вашим замечаниям чаще прислушиваются или игнорируют их?

– Не могу сказать, что обратная с вязь по этому проекту идеальная – идет стадия выстраивания взаимоотношений. Нас обвиняли в том, что в реальности отремонтированных участках больше, чем это отражено на карте, но если дорожники станут более оперативно давать информацию, данные будут точнее.

В рамках этого проекта мы составляем Топ-10 дорог, за ремонт которых голосуют люди, но чиновники их иногда не замечают и иначе расставляют приоритеты. Например, когда высокие делегации приезжают в город, в первую очередь делают гостевые маршруты. В таких случаях мы просим все же учесть пожелания населения и внести в план работ ремонт дороги, например, где-то в Ленинском районе, пусть и немного позже.

Власти должны понять, этот ресурс – он прежде всего для них подсказка. В этом году капитальный ремонт проведен уже на 26-ти объектах с нашей карты, ямочный – на 25. Возможно, о каких-то отремонтированных участках пока не поступила информация, и их может быть больше.

– А вы отслеживаете состояние дорог после их ремонта?

– Мы выявляли случаи, когда в ходе работ закатывали асфальтом ливневки. Потом рабочие повторно приезжали и вырубали покрытие под них. Другой момент, что перепад между дорогой и люком должен быть 2-3 сантиметра. Когда нарушается этот норматив, данный объект тут же появляется на «Карте убитых дорог». Мы настаиваем, что нужно делать сразу правильно, а не исправлять потом. Вообще, в этом году дороги ремонтируют больше и лучше, чем в 2015-2016-ом.

– В прошлом году активно обсуждались случаи укладки асфальта в снег. Каковы были последствия такой работы?

– Да, в горно-заводской зоне делали дорогу, когда шел снег. Мы проверили ее в марте, и она была неровной. Подрядчик в рамках гарантийных обязательств все исправил, причем там вскрылись проблемы именно еще при проектировании.

– А как лично вы относитесь к тому, что некоторые наиболее востребованные челябинские дороги в этом году стали ремонтировать в начале делового сезона, когда на улицах заметно прибавилось машин?

– Я считаю, что можно потерпеть. У нас в принципе все дорожные работы осуществляются не совсем вовремя, потому что долго идут конкурсные процедуры, потом – финансирование, есть еще юридические моменты. В итоге каждый год основной объем работ выполняется ближе к осени. Хорошо, в этот раз погода позволяет.

Меня больше заботит культура выполнения работ. Если срезан асфальт, то это должно быть либо сделано так аккуратно, чтобы колеса не повреждались, либо выставлен предупреждающий знак.


«Мы не против оптимизации спортшкол, но нельзя экономить на детях»

– Как вы оцениваете ситуацию с оптимизацией спортивных школ Челябинска?

– В течение лета ко мне обращались тренеры и директора спортивных школ, родители воспитанников, которые были встревожены оптимизацией. Мы изучили все документы по данному вопросу, которые были в открытом доступе, и предложили всем заинтересованным сторонам собраться на нашей площадке и обсудить ситуацию. Чиновники не пришли, заявив, что их якобы пригласили поздно.

Мы не против оптимизации и считаем, что ее итогом должно стать увеличение количества секций и детей, которые смогут в них заниматься, улучшение материально-технической базы. Пока же мы сделали вывод только о том, что так закрыто проводить оптимизацию, когда никому ничего не понятно, нельзя, потому что мы уже обожглись на оптимизации медицинской сферы.

Мы долго не могли дождаться ответа городской власти о готовности к диалогу, а тем временем оптимизация продолжалась, и даже уже начала давать негативный эффект в виде закрытия тренажерных залов в спортшколе «Атлет». Были нарушены права детей, и мы обратились к федеральным экспертам. Члены Центрального штаба ОНФ Любовь Духанина и Сергей Елисеев приехали в Челябинск, и только тогда на круглый стол наконец пришли и представители власти. Накал страстей был предельным, но разговор, на мой взгляд, получился конструктивным. Итогом стало то, что мы обратили внимание министерства спорта на недопустимость ограничения доступности детского спорта, а также призвали обеспечить прозрачность процедуры оптимизации.

«И тут началось самое интересное...»

– Кроме документов, которые вы нашли в открытом доступе, вам были предоставлены иные доказательства обоснованности оптимизации?

– Мы спросили людей, которые проводят оптимизацию, какой документ регламентирует данный, уже начатый, процесс и кто несет за это персональную ответственность. Нам сказали, что есть решение экспертного совета и комиссии по социальной политике городской Думы, которые рекомендуют проведение оптимизации. Вроде бы окончательное решение принимал начальник управления спорта Евгений Иванов. Думаю, такие социально значимые документы должен был подписывать все-таки глава города. Выяснилось, что нет и дорожной карты, в которой были бы просчитаны результаты и возможные негативные последствия, включая недовольство директоров, тренеров и родителей. На это нам сказали, что документы находятся в работе, и обещали их предоставить. Ждем.

Также чиновники заявили, что экономия при оптимизации должна составить 5,6 миллиона рублей. Уж эти деньги можно было сэкономить другими методами, но не на детях. Пока мы только слышали, что увеличится доход от площадей, которые спортшколы сдают. Посмотрим. Мы указали инициаторам программы, что она сыровата.

– Так значит, оптимизация уже идет? Даже несмотря на отсутствие документов?

– По словам родителей тех учеников, которые занимаются в спортшколах, необратимые действия уже ведутся, а в спортшколе ЧТЗ практически завершены. И здесь многое не понятно и нам, как экспертам, и населению.

Сейчас складывается впечатление, что за данный процесс никто брать на себя ответственность не хочет. Директоров школ заставляют писать заявления, что якобы они сами передают имущество «Спортивному городу».

Кстати, нам не говорят, почему именно МБУ «Спортивный город» будет посредником. Доводы о том, что они будут проводить мероприятия по экономии, пока не носят какой-то убедительный характер. По крайней мере, Маматов (директор МБУ «Спортивный город») говорил, что будет одна техничка ездить по всем школам, что странно. Может быть и есть какие-то обоснования для передачи им управления, но если их нет, то это может быть основанием ставить вопрос о превышении полномочий.

– Ранее звучали предположения, что речь может идти о переводе денежных потоков под контроль МБУ «Спортивный город». Якобы именно поэтому подробности оптимизации замалчиваются, а вы выносите все в публичную плоскость.

– Мы в этой ситуации явно не удобны власти. О финансовой составляющей должны делать выводы правоохранительные органы. Нам же пока не понятно, зачем заводится посредник в виде «Спортивного города». Я считаю, что скандальность данного вопроса возникла только из-за непрозрачности работы чиновников.

– А не поступают ли вам просьбы или предупреждения быть аккуратнее при обсуждении данных вопросов?

– Мы максимально нейтрально относимся ко всем поднимаемым темам, которые являются острыми для населения области. Мы не относимся ни к каким группам влияния, которые могли бы на нас воздействовать, никто нам ничего подобного не говорил.

– Если вы все же не получите ответы на свои запросы, вам не предоставят документы, что будете делать?

– Если чиновники не дадут ответов организации, во главе которой стоит президент, это будет странно. Тогда будем делать депутатские запросы. Мы подведем итоги рассмотрения ситуации в конце октября, и станет понятно, что даже если нам не предоставили никаких документов, то родители уж точно их не получат никогда, и это будет означать, что мы не зря занялись этим вопросом.

– Глава города Евгений Тефтелев накануне заявил, что расчеты в рамках оптимизации – это не дело родителей. Может быть поэтому и с вами на диалог идут неохотно?

– Я считаю, что это как раз дело родителей и общественности. Население имеет право знать, куда уходят деньги, какие будут улучшения или ухудшения в спортивной сфере, какие могут быть риски.

– В ходе оптимизации был уволен директор спортшколы «Атлет» Сергей Цикунков, который выступал против. Правда ли, что он войдет в состав ОНФ?

– Решение о том, принимать его в члены ОНФ или нет, будет приниматься на конференции в конце ноября. Состав организации меняется, и это нормально. В прошлом году сменились три сопредседателя. Цикункова мы пока привлекаем в качестве эксперта.

– Евгений Коробейников не заявлял о намерении выйти из ОНФ?

– Сейчас он работает в администрации города. Тем, кто занимают посты в органах власти, не корректно занимать должность сопредседателя. Поэтому логика в вопросе вывода Коробейникова из состава штаба есть. Сейчас он на связь не выходит, никак с нами не взаимодействует, не ведет деятельности.

На фото: Денис Рыжий и Евгений Коробейников

«Власти не проявляют своей воли в угоду бизнесу»

– Какими еще наиболее острыми темами вы занимались в этом году?

– Мне не понятна позиция города относительно памятника Курчатову, где сейчас ведется стройка. Сейчас часть дороги перекрыли строительным забором, там возводят двухэтажное кафе. Причем губернатор два года назад, проезжая мимо памятника Курчатову, когда только строился подземный магазин, поднимал вопрос, почему проспект Ленина заканчивается магазином. Его все же открыли. И вот сейчас там опять ведется строительство по старому разрешению. Но ведь власти могли проявить свою волю и предложить застройщику альтернативу, например. А так, дорогу забрали у людей на полгода, но эти неудобства горожан не берут во внимание в угоду интересам бизнеса. Мы написали в прокуратуру, которая предписала исправить нарушения. Тогда застройщик запустил судебный процесс, чтобы затянуть время и не убирать забор.

Еще у нас был вопрос по вырубке около 50 лиственниц в центре города. Власти показали разрешения, которые были выданы ранее, и уже якобы ничего нельзя было сделать. А где же тогда компенсационные высадки или деньги, на что они потрачены?

В конце года состоится конференция ОНФ, итогом которой станут общественные рекомендации главе и правительству региона по выявленным экспертами проблемам. Также будут предложены варианты решения. Их исполнение возьмем на контроль. Мы ждем от власти конструктивного диалога и взаимодействия.

Авторы: Елена Мицих, Сергей Блиновских

Подписывайтесь на ФедералПресс в Дзен.Новости, а также следите за самыми интересными новостями УрФО в канале Дзен. Все самое важное и оперативное — в telegram-канале «ФедералПресс».

Подписывайтесь на наш канал в Дзене, чтобы быть в курсе новостей дня.
Регионы
Челябинск
Теги
ОНФ
Версия для печати