Top.Mail.Ru
Политика
  1. Политика
Политика
Москва
0

Экстремально нелепо. ТОП-5 самых громких дел за экстремизм

На этой неделе президент России Владимир Путин предложил смягчить статью 282 УК РФ «Возбуждение ненависти или вражды, а равно унижение человеческого достоинства». Соответствующие поправки глава государства внес на рассмотрение Госдумы. Эта либерализация – долгожданный шаг для интернет-сообщества России. Многим пользователям пришлось «натерпеться» из-за неосторожных репостов и неудачных лайков. Теперь ожидается, что, по крайней мере, уголовных преследований за активность в сети станет меньше. «ФедералПресс» подготовил топ-5 самых громких дел, возбужденных по 282-ой статье.

Штраф за лайк, срок за репост. Остается надеяться, что подобная логика осталась в прошлом. Все началось 7 июня во время прямой линии с Владимиром Путиным, когда писатель, депутат Госдумы, член ОНФ Сергей Шаргунов обратился к президенту с просьбой пересмотреть практику применения статьи 282 УК РФ. Уже тогда стало понятно, что Путину самому не по нраву перегибы правоохранительных и судебных органов по данной статье. Президент дал понять, что активность пользователей в интернете должна быть подзаконной, а реальное распространение экстремизма в сети должно пресекаться, только «не надо доводить до маразма и абсурда». Вряд ли кто мог поспорить с этой точкой зрения, и не потому, что за противоположную можно «сесть», а потому, что она по-бытовому адекватна. Действительно, было много случаев, когда дело доходило до маразма и абсурда. О самых нелепых и резонансных из них мы и поговорим.

Алтайские экстремисты

Этим летом по Алтайскому краю прокатилась настоящая волна дел, возбужденных за экстремизм. Первопроходцем здесь стала жительница Барнаула Мария Мотузная. В своем альбоме «Вконтакте» Мария опубликовала мемы на религиозную и расовую тематики. Шутки обидели до глубины души двух студенток, которых признали потерпевшими. Позже они же написали заявление на 19-летнего студента, выложившего картинку с персонажем из сериала «Игра престолов», изображенным на кресте.

От девушек, находящихся на страже духовности в интернете, досталось не только молодежи. 38-летнему Барнаульцу Андрею Шашерину предъявили обвинение в экстремизме и оскорблении чувств верующих за религиозные карикатуры. Ну и вишенкой на алтайском торте стало дело бывшего депутата Заринска Антона Ангела. При анализе его страницы в соцсети оперативники обнаружили признаки ненависти к евреям. При этом, силовики не разъяснили, за какой конкретный мем они обвиняют Ангела. Алтайская лихорадка по экстремизму подпортила репутацию «Mail.ru Group». Компания обратилась к Конституционный Суд и в Госдуму с требованием амнистировать осужденных.

Либерализации статьи 282 УК Рф предшествовало постановление Верховного Суда от 20 сентября. В документе отмечено, что лайки и репосты, даже экстремистской направленности, не могут быть поводом для возбуждения уголовного дела без установления мотива. Противоречивую статью надо не смягчать, а отменять, уверена адвокат Санкт-Петербургской Объединенной коллегии адвокатов Анна Гаврилова. По мнению юриста, заключение по делам об экстремизме должна выдавать группа, состоящая из общепризнанных экспертов. Сейчас к этому нередко привлекаются сомнительные личности, чью квалификацию очень сложно проверить по свободным источникам.

Статья для юриста

В ловушку экстремизма попадают и сами юристы. Так, 31-летний юрист из Владивостока Дмитрий Третьяков стал первым осужденным за репост в мессенджире Telegram. Житель Приморья поделился записью известного оппозиционного журналиста Аркадия Бабченко, содержащий «призыв к насильственным и деструктивным, разрушительным действиям». Причем, репост был размещен еще летом прошлого года, арестовали же Третьякова в марте 2018 года. Юридическое образование и все доводы обвиняемого, что он не является автором провокационной записи, пока не помогли ему выйти на свободу.

Более удачливые коллеги Дмитрия приветствуют декриминализацию уголовной статьи, поскольку репост – это деяние с невысокой общественной опасностью и его необходимо отнести к сфере административного правонарушения. Заключать пользователя под стражу, когда речь не идет об угрозе безопасности нельзя, полагает адвокат Людмила Айвар.

«Даже если имеется состав преступления, достаточно запретить человеку пользоваться средствами связи с выходом в Интернет. Лишать гражданина свободы надо вообще в исключительных случаях и в отношении лиц, совершивших особо тяжкие преступления», – утверждает эксперт.

«Подарок» на День Победы

Любите военную историю и все, что с нею связано? Публикуете на страничках в соцсетях фотохронику Второй Мировой войны? Осторожно, вы ступили на скользкий путь, даже если не сомневаетесь в вероломстве Гитлера и величии советской армии. Накануне очередного 9 Мая 60-летний архангелогородец Михаил Листов разместил в соцсети хрестоматийное фото Парада Победы, на котором наши воины несли опущенные флаги Третьего Рейха. Знаменитый снимок, неоднократно печатавшийся в школьных учебниках, сочли демонстрацией нацисткой символикой, запрещенной в РФ. Пенсионера оштрафовали на 1 тысячу рублей, но после информационного шума отменили абсурдный приговор.

В погоне за статистическим раскрытием дел по экстремизму и разжигаю межнациональной розни, правоохранители ворошат ленты соцсетей годовалой и более давности. В служебном рвении представители силовых ведомств все больше людей вовлекалось в уголовную сферу. Эту опасную тенденцию необходимо было пресекать, уверен юрист Алексей Мельников. По его мнению, у лица, сделавшего репост, нет прямого умысла нарушить закон. «Кроме того, невозможно доказать в принципе, кто именно ткнул пальцем в экран телефона или кнопку компьютера», – полагает Мельников.

2 года за мемы

В 2016 году молодой чебокасарец Алексей Миронов поделился «Вконтакте» с друзьями картинками. Первая из них, по мнению суда, призывала к свержению власти, а вторая возбуждала ненависть или вражду по религиозному признаку. На Миронова возбудили административку, и он удалил скандальные репосты.

Однако, следователям этого показалось мало и вскоре появилось уже уголовное дело за те же картинки. Некоторые «оскорбленные» Мироновым граждане признавались, что вообще не имеют аккаунтов в соцсетях и не пользуются интернетом, другие просто не явились в суд для дачи показаний. Тем неожиданнее был суровый приговор – молодой человек был отправлен в колонию-поселение на 2 года и три месяца.

Благими намерениями…

Завершает наш своеобразный хит-парад прогремевшее на всю Россию уголовное преследование воспитательницы детского сада из Курганской области Евгении Чудновец. Женщина, наверняка, на всю жизнь запомнила тот злосчастный августовский день 2015 года, когда она совершила репост видеоролика: на видео воспитатели издевались над малолетним подопечным оздоровительного лагеря. Чудновец получила ролик от своей подруги и разместила его в своей закрытой группе «Вконтакте», осудив в комментариях действия воспитателей. Правда, через несколько минут благоразумно его удалила, что не спасло женщину от уголовного дела.

По традиции, «возмездие» настигло Чудновец только через год, когда ее задержали в Екатеринбурге и отправили в Курганскую область. Прокуратура, не заинтересовавшая, кто первым разместил видеоролик с издевательствами, просила для обвиняемой 5 лет лишения свободы. Чудновец, не признавшая вину, была уверена в оправдательном вердикте судьи. Однако получила шесть месяцев колонии. Очередную жертву репоста выручила огласка в СМИ. О деле Евгении рассказали на пресс-конференции Владимиру Путину, за девушку вступилась Общественная Палата РФ, прокатилась волна интернет-петиций и пикетов в поддержку Чудновец. После 3 месяцев колонии, девушку оправдали и предоставили право на реабилитацию.

А как быть с реальными угрозами?

Нельзя отрицать опасность экстремизма и бороться с ним, безусловно, надо. В том числе – в интернет-пространстве. С появлением новых технологий, введение 282 статьи было правильным решением, считает представитель Московской коллегии адвокатов Иннокентий Корнюшин. По мнению юриста, идея была хороша, но в угоду статистике начались явные перегибы на местах. «Стали возбуждать уголовные дела против неопытных балбесов, которые бездумно постят провокационные картинки и к настоящему экстремизму никакого отношения не имеют. В результате мы, с одной стороны, имеем отсутствие борьбы с настоящими угрозами, а с другой – поломанные судьбы молодых людей», полагает Корнюшин.

По мнению эксперта, при рассмотрении уголовного дела, надо смотреть на общий контекст аккаунта человека. И если он обвиняется в экстремизме, необходимо поднимать всю историю его нахождения в сети: с кем гражданин общается, контактирует и т.д. Это убережет от наказания случайных людей. Но даже тех, кто виновен в изготовлении и размещении экстремистских материалов в сети, не следует торопиться лишать свободы, уверен адвокат. «В каждом таком деле суды обязаны разбираться досконально, неказенно», – говорит Корнюшин.

Фото: РИА Новости/Наталья Селиверстова

Сюжет по этой теме
14 августа 2018, 10:17

Уголовные дела за «мемы» в соцсетях

Подписывайтесь на ФедералПресс в Дзен.Новости, а также следите за самыми интересными новостями в канале Дзен. Все самое важное и оперативное — в telegram-канале «ФедералПресс».

Добавьте ФедералПресс в мои источники, чтобы быть в курсе новостей дня.
Регионы
Москва
Версия для печати