горячие темы Смотреть Скрыть
Промышленность
  1. Бизнес
  2. Промышленность
Промышленность
Москва
0

Стратегия с изъяном. Амбициозные планы группы НЛМК могут разбиться об реалии рынка

Цели
Поставленные цели подчас не совпадают с действительностью

Группа НЛМК намерена в течение нескольких ближайших лет существенно расширить производство и сбыт стали и проката. Однако ставка на рост может оказаться провальной в условиях переизбытка мощностей, продажи же – не увеличиться, а упасть. Препятствиями на пути осуществления ее стратегии станут ослабление российского и неустойчивость мирового рынков. Подробности – в материале «ФедералПресс».

Курс – на рост производства

Группа НЛМК объявила о старте реализации «Стратегии 2022», предусматривающей наращивание выпуска продукции и развитие ее продаж как внутри России, так и за ее пределами.

Стратегия предусматривает, что производство железорудного концентрата поднимается на 16,3 % (по сравнению с уровнем 2018 года) до 20 млн тонн в 2023 году, окатышей – на 19,4 % до 8 млн тонн. Выплавка стали на Новолипецком металлургическом комбинате, основном активе группы НЛМК, должна увеличится на 7,5 % до 14,2 млн тонн. Продажи стальной продукции планируется расширить на 3,4 % до 18 млн тонн, из них в России – на 21 % до 7 млн тонн.

Эксперты обращают внимание на наличие недостатков стратегии группы НЛМК. «Увеличение выплавки стали – это малопродуктивная стратегия; не секрет, что российский рынок сегодня потребляет 43–44 млн тонн при производстве 69 млн тонн стального проката. При этом российский рынок для отечественных черных металлургов премиальный, а экспорт используется преимущественно для дозагрузки мощностей», – отметил Максим Худалов, директор группы корпоративных рейтингов АКРА.

В 2019 году можно ожидать в России подъема выплавки стали на 200–300 тыс. тонн и на аналогичную величину – производства проката: ожидается запуск комбината «Тулачермет-Сталь» (много лет строящегося Промышленно-металлургическим холдингом) с мощностью 1,5–1,8 млн тонн. Его работа окажет давление на рынок – там без него производителей хватает и конкуренция между ними – жесткая, причем продуктовые линейки «Тулачермет-Стали» и подконтрольного группе НЛМК электрометаллургического завода «НЛМК-Калуга» совпадают, соответственно, борьба за клиентов между ними пойдет не на жизнь, а на смерть.

d2fa826d08e5621184dd10e7f5af34fa.jpg

В строительстве – плохо, в машиностроении – неважно

Рассчитывать на расширение потребления стали не приходится. В 2018 году ввод жилья рухнул на 5 % до 75,3 млн квадратных метров, в 2019 году из-за изменений в законодательстве о долевом строительстве и уменьшения покупательной способности населения можно с полным основанием прогнозировать падение объемов возведения жилья до 74 млн «квадратов».

Официальные же лица, говоря о долгосрочном развитии девелопмента, талдычат про его оздоровление и очищение, но и 5 лет может не хватить для его реанимации. Президент Владимир Путин в послании Федеральному собранию призвал к строительству 120 млн квадратных метров в год – задача крайне сложная.

Возможно, в группе НЛМК видят перспективы в масштабных инфраструктурных проектах. «Какие-то проекты – «Северный широтный ход» и ВСМ Москва – Казань – должны начаться в ближайшее время. Основной пик придется на 2023–2024 годы. Это должно вызвать рост спроса на продукцию черной металлургии, и, видимо, с учетом этого обстоятельства планирует свою деятельность НЛМК», – сообщил Алексей Калачев, аналитик «Финам».

Про «Северный широтный ход» разговоры ходят 16 лет, и прокладка железнодорожных путей не ведется до сих пор; строительство скоростной магистрали между Москвой и Казанью не началось, и сортамент группы НЛМК для ее прокладки особо не подходит – здесь будут востребованы рельсы, изготавливаемые предприятиями «Мечела» и «Евраза».

«Существенного роста продаж на внутреннем рынке мы не ожидаем, так как строительный сектор, основной потребитель стального проката в России, в связи с усилившимся регулированием, вероятно, ожидает замедление, а машиностроение по-прежнему растет недостаточными темпами даже с учетом импортозамещения», – говорит Максим Худалов.

Ситуация в машиностроении, точнее, в автомобилестроении, куда идет плоский прокат, может стать тяжелее уже в текущем году – правительство может снизить финансирование по программам государственной поддержки автопрома. Ford рассматривает возможность прекращения сборки легковых машин на заводах в Ленинградской области и Татарстане, планы КамАЗа свидетельствуют об уменьшении продаж грузовиков.

Кстати, поставки «Северсталью» стального проката на КамАЗ в 2018 году упали на 19 % до 47 тыс. тонн. Учитывая сбытовые ориентиры КамАЗа на 2019 год, можно предположить падение закупок им металла у «Северстали», вместе с ней – у группы НЛМК.

0b7b1e3e6a209d8de6368979b89b9804.jpg

За границей российский металл не ждут

На мировом же рынке цели группы НЛМК явно дифференцированы по регионам. В Европе она хочет нарастить продажи стальной продукции на 31,5 % до 4,2 млн тонн, зато в США сбыт должен остаться неизменным – в пределах 3,2 млн тонн, в остальных странах мира – даже сократится на 32,7 % до 3,6 млн тонн.

Добиться подъема сбыта в Европе группа НЛМК хочет не в последнюю очередь за счет подъема производства стальных плит на заводе Dansteel на 40 % до 0,7 млн тонн. «Учитывая рост экономического протекционизма в мире и вероятность продолжения пошлинных «войн», увеличение выпуска продукции с добавленной стоимостью непосредственно на зарубежных активах выглядит целесообразно», – подчеркнул Сергей Дейнека, финансовый аналитик «БКС Премьер».

«Европейский рынок также снижается, кроме того, он привлекает экспортеров с Украины, из Китая и даже стран Ближнего Востока, – констатировал Максим Худалов. – Расширение производства компании в Европе маловероятно».

Шансов же у группы НЛМК увеличить выпуск и реализацию стального проката в США нет никаких. Возить заготовку туда ей накладно из-за высоких импортных пошлин, и для российских компаний власти США послаблений делать не хотят. Местные же игроки быстро расширяют производство стали и проката, шаг за шагом подвигая с рынка американские предприятия группы НЛМК, поэтому ей, может быть, придется пойти на приостановку всех инвестиционных программ на них и даже, вероятно, на продажу – если ситуация совсем ухудшится. Плюс группа НЛМК оспаривает действие пошлины на импорт горячекатаного проката (ее ставка – 184,56 %), и из-за накала отношений между Россией и США она может быть сохранена.

Надежды у группы НЛМК на глобальный рынок, способный поглотить сколько угодно проката, нет – он не резиновый и слишком волатильный, на нем полно рисков.

«Угрозы будут исходить из рыночной конъюнктуры: не секрет, что последние 4 года рынок стального проката находился на довольно хороших уровнях, что позволяло черным металлургам чувствовать себя вольготно. Поскольку рынок циклический, то ближайшие 2–3 года его ожидает нисходящий тренд», – предполагает Максим Худалов.

«Консенсус ожиданий предполагает, что мировой уровень потребления стали до 2023 года сформируется на уровне 0,8–1 % в год. Негативным фактором для цен может выступить потенциальное сокращение спроса в Китае на фоне замедления экономического роста», – говорит Сергей Дейнека.

Все вышеперечисленное свидетельствует о серьезных изъянах в стратегии группы НЛМК: одно дело – разрабатывать планы и прогнозы, сидя в уютном кабинете, другое – реалии постоянно меняющегося рынка, могущие легко разрушить любые планы. Экономика России впала в затяжной кризис и не может из него выбраться, на планете стабильности нет. И нет гарантии, что в 2023 году придется не выплавлять побольше стали, а задувать ненужные домны и увольнять рабочих.

На запрос «ФедералПресс», направленный по электронной почте в пресс-службу группы НЛМК, комментариев предоставлено не было.

Фото: pixabay.com

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе новостей дня.
Компании
НЛМК
Присоединяйтесь к нам
Версия для печати
Загрузка...
Комментарии читателей
0
comments powered by HyperComments
Twitter 1