горячие темы Смотреть Скрыть
Политика
  1. Политика
Политика
Москва
0

И «Сколково» не поможет. Почему Госдума потребовала лишить финансирования институты развития

Владимир Путин
Госдума требует проверить эффективность деятельности российских институтов развития

В Госдуме недовольны работой институтов развития. На закрытом для СМИ заседании, где обсуждались проекты федерального бюджета и программы социально-экономического развития на 2020-2021, депутаты предложили правительству заняться оздоровлением этих структур, а прежде – приостановить их финансирование. Как на критику и обвинения в неэффективности и на перспективы лишиться госфинансирования отреагировали в компаниях, читайте на «ФедералПресс».

Экономический комитет Госдумы недоволен деятельностью институтов развития. По мнению депутатов, которое они изложили в своем заключении к проекту федерального бюджета и программе социально-экономического развития, эти структуры не оправдали ожиданий, и их пора оздоравливать. Пока же, по информации «Независимой газеты», комитет считает необходимым приостановить бюджетное финансирование тех институтов развития, среднегодовые текущие расходы которых превышают 5-6% среднегодового объема средств, выделенных из госказны в 2005-2018 годах. В комитете также считают, что государственное финансирование не должны получать те институты развития, деятельность которых получит отрицательную оценку в результате независимой экспертизы. Но кто ее будет проводить – неясно.

Куда деньги идут?

Первые институты развития появились в России еще в 2005 году. На сегодня только федеральных структур в этой системе – десять (данные размещены на сайте Минэкономразвития). Есть еще и более 200 организаций, выполняющих, по сути, те же функции развития, но на региональном уровне. Как считают, депутаты, особой пользы стране они не принесли.

Между тем за 14 лет своего существования эта система получила из федерального бюджета около 5 трлн рублей. Как говорится в заключении комитета, институты развития «не смогли обеспечить технологический и инновационный прорыв». А вот за рубежом «опыт работы институтов развития показывает, что для этого требуется в среднем 5-7 лет».

Между тем, как пояснил «ФедералПресс» глава думского комитета Сергей Жигарев, тема институтов развития возникает постоянно и, начиная с 2014 года, отмечается в заключениях к проектам бюджета и программе социально-экономического развития. По словам Жигарева, «цифры, о которых идет речь, предоставлены Счетной палатой РФ». «Аудиторы Счетной палаты говорили, что еще в 2016-2017 годах на институты развития уже к этим годам было потрачено около 5 трлн рублей. Возможно, сегодня это сумма будет больше, потому что проверка Счетной палаты проводилась два-три года назад. Более точные цифры нужно актуализировать. Для актуализации цифр необходима новая проверка Счетной палаты РФ», - отметил глава комитета.

Критика в адрес институтов развития звучала действительно звучала со стороны Счетной палаты. Например, Татьяна Голикова еще в 2017 году, когда возглавляла СП, заявила, что из федеральной казны ежегодно институтам развития направляется порядка 460-500 млрд рублей. Только вот использование бюджетных средств непременно, по мнению Голиковой, снижало эффективность проектов.

Лоббистский тупик

Очевидно, что реализовать задуманное парламентариям будет весьма сложно. Дело в том, что во главе каждого из институтов развития стоят люди, имеющие большие лоббистские возможности и поддержку. Например, ВЭБ.РФ возглавляет бывший вице-премьер Игорь Шувалов, «Роснано» руководит Анатолий Чубайс, Фонд содействия реформированию ЖКХ возглавляет Константин Цицин, Российской венчурной компанией руководит Александр Повалко, Дом.РФ возглавляет Александр Плутник, председатель правления Россельхозбанка – Борис Листов, председателем наблюдательного совета Фонда развития моногородов является глава Минэка Максим Орешкин, Агентством стратегических инициатив руководит Светлана Чупшева, Фонд развития промышленности возглавляет Роман Петруца, президентом фонда «Сколково» является Виктор Вексельберг, а председателем – Аркадий Дворкович. Это только часть системы, в которой крутятся огромные государственные деньги.

Кстати, тому же Дворковичу, как говорят, чрезмерный интерес к деятельности институтов развития вполне мог стоить должности в правительстве: в 2018 году он лишился поста вице-премьера. Между тем еще в 2016 году Дворкович инициировал создание некоего проектного офиса для координирования работы всех институтов развития. Другой представитель прошлого состава правительства, точнее, экс-глава открытого правительства Михаил Абызов, который сегодня находится под следствием, еще три года назад говорил о непрозрачности расходования бюджетных средств, выделяемых институтам развития.

Насколько реалистично желание депутатов проверить деятельность всех институтов развития, – большой вопрос: слишком большой объем для проверок, да и лоббистские возможности руководства корпораций велики, и масштабный аудит возможен только по отмашке Кремля. Среди экспертов есть мнение, что ликвидация существующих институтов развития не даст позитивного эффекта, а приведет к еще большим тратам – ведь придется создавать новые структуры, которые бы контролировали выполнение крупных госпроектов. Впрочем, пока, по словам главы думского комитета Сергея Жигарева, «о закрытии программ институтов развития речь не идет: обсуждалась возможность приостановления их деятельности, если таковая будет признана неэффективной».

Закрыть нельзя оставить

В самих институтах развития на заявление депутатов отреагировали по-разному. У директора департамента связей с общественностью Фонда содействия реформированию ЖКХ Сергея Колесникова предложение приостановить финансирование институтов развития не вызвало удивления. По его словам, каждая из госкорпораций имеет определенные показатели эффективности и оцениваются наблюдательным советом, в который входят, в том числе, депутаты Госдумы. «Согласно оперативным сведениям о реализации программ, они реализованы практически полностью. 25 регионов России выполнили программу 2019 года на 100%, – отметил Колесников. – Фонд содействия реформированию ЖКХ ежегодно публикует показатели своей деятельности на официальном сайте. Также в годовых отчетах Фонда есть раздел, посвященный оценке показателей деятельности. Наша работа прозрачна, и мы делаем результаты публичными».

В пресс-центре Роснано «ФедералПресс» комментировать информацию не стали, сославшись на отсутствие «данных об урезании финансирования».

Пресс-секретарь Агентства стратегических инициатив Елена Шишкунова заметила, что АСИ не является структурой, полностью зависящей от бюджета, и «не относится к классическим институтам развития». «Обо всех результатах АСИ отчитывается перед председателем наблюдательного совета лично. Им является президент Российской Федерации Владимир Владимирович Путин. Полагаем, комитет не имел в виду Агентство стратегических инициатив», – заметила Шишкунова.

Похожая позиция у «Россельхозбанка». В департаменте общественных связей и маркетинговых коммуникаций учреждения пояснили «ФедералПресс, что «банк сам обеспечивает финансирование своих расходов и привлечение ресурсов для кредитования». «Дополнительный капитал может предоставляться банку государством для решения задач расширения кредитования, в том числе, в случаях, когда государство в лице регулятора само повышает требования к достаточности капитала. И в этих случаях на каждый рубль, полученный от государства, банк привлекает на рынке еще 6-7 рублей», – пояснили в пресс-службе РСБ.

При оценке деятельности институтов развития, по мнению руководителя департамента политологии и массовых коммуникаций Финансового университета при правительстве РФ Сергея Белоконева, нужно учитывать мнение президента страны. Эксперты признают, что эффективность деятельности российских ИР недостаточна, но это не умаляет их значимости для развития страны. «Они выполняли свои функции в той ситуации, когда бизнес не мог работать в нормальных условиях. Я имею в виду санкционные режимы. Поэтому, говоря об эффективности работы институтов развития, нельзя говорить обо всех сразу. Есть «Россельхозбанк», который сыграл серьезную роль в достижениях в области сельского хозяйства, производства зерна. К тем, кто выполнил поставленную задачу, можно также отнести Фонд содействия реформированию ЖКХ и Фонд содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере», – отметил Белоконев.

Вопросы действительно вызывает эффективность ряда структур. В частности, Российский фонд информационно-коммуникационных технологий, о котором вообще ничего не слышно, Российская венчурная компания и даже фонд «Сколково», эффективность которого также у эксперта вызывает вопрос. «Серьезные прорывы в развитии изобретений и инноваций невозможно нарастить из двух точек в стране. Задача эта системная и требует вовлечения таких структур, как федеральные министерства и ведомства. Ни «Сколково», ни РВК не смогли серьезно изменить тяжелую ситуацию с инновационностью в российской экономике. Но они прилагают усилия. Можно пытаться управлять этой системой. Но, конечно, без участия бизнеса и без системного венчурного финансирования ситуацию не изменить», – резюмирует Сергей Белоконев.

Фото: ФедералПресс / Виктор Вытольский

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе новостей дня.
Присоединяйтесь к нам
Версия для печати
Загрузка...
Комментарии читателей
0
comments powered by HyperComments
Google Plus 1