горячие темы Смотреть Скрыть
Общество
  1. Общество
Общество
Севастополь
9

Люди с плакатами. Одиночные пикеты в Севастополе стали трендом

Пикет
Подполковник милиции в отставке, инвалид II группы Александр Шаталин – следующий в эстафете пикетов. Он требует законной оплаты путевок в санаторий и проезда, а также восстановления в поликлинике МВД

Одиночные пикеты перед зданием правительства в Севастополе – это уже сложившийся тренд. Их можно разделить на социальные и политические. Начавшиеся еще летом, в преддверии парламентских выборов, они продолжаются до сих пор – меняются только люди с плакатами и требованиями на них. При этом если истории политических пикетчиков СМИ широко тиражируют, то люди, лишившиеся работы, или многодетные матери чаще всего никому не интересны – ни властям, ни журналистам. Кто стоит с плакатами перед зданием правительства и кто стоит за ними – в материале «ФедералПресс».

Найдите работу

Александра Полищук стоиту здания правительства с одиночным пикетом уже в пятнадцатый раз. Она требует восстановления на прежнее место – в гимназию № 24, где ранее работала психологом, или возможности трудоустроиться в любое другое образовательное учреждение города. Но ее вот уже четыре года никуда не берут – по словам Полищук, такое распоряжение поступает директорам школ от городского департамента образования.

«Если бы у меня была работа, я бы точно не воевала и не стояла в пикетах. Я пыталась устроиться на работу неоднократно. Встала на учет в центре занятости, меня направляли в детский сад или школу. Прихожу: руководитель делает испуганные глаза и отказывает. В одной из частных школ меня сначала взяли, я проработала три дня, а потом директор возвращается после совещания в департаменте образования и перепуганная достает мне деньги из своего кармана со словами: «Я не могу вас взять на работу». Я так понимаю, что оплату за три дня она мне давала из своих. Таких случаев у меня очень много», – рассказывает Александра Полищук.

Женщина была уволена в 2014 году после того, как в числе других учителей и родителей учеников подняла вопрос о неправомерных поборах в гимназии № 24. Как она рассказывает, в украинские годы с родителей первоклассников собирались «благотворительные взносы» в размере 1200 гривен – для некоторых в то время это была месячная зарплата. Были еще «фонды школы» и «фонды класса», а на ремонт столовой, замену дверей и закупку мебели дирекция школы собирала ежегодно. Правда, ни новых дверей, ни новых парт так и не появилось. После прихода России ситуация не изменилась, но изменить ее решили сами учителя и родители.

В итоге директора после неоднократных обращений в прокуратуру Полищук и других учителей в 2014 году привлекли к уголовной ответственности (у нее нашли «мертвые души», на которые перечисляли зарплату) и дали два года условно по статье 159 УК РФ. Новый директор психолога уволил за один прогул, которого, по словам уволенной, даже не было. Женщину по суду восстановили (правда, три месяца не платили зарплату), а затем апелляционный суд отменил это решение.

«Мы не учли, что после прихода России судьи остались те же. У нас суд находится возле школы, и служители Фемиды ходили в школу обедать, с бывшим директором были в хороших отношениях, ей даже пытались изменить статью на более мягкую, чтобы она попала под амнистию. В гимназии учились дети прокуроров, судей, политиков, в том числе нынешнего сенатора от Крыма Ольги Ковитиди. Поэтому все так грустно», – говорит Полищук.

Пикетчица пыталась попасть на прием сначала к Сергею Меняйло, потом к Дмитрию Овсянникову и вот теперь надеется, что ее примет Михаил Развожаев. Она уже несколько месяцев безуспешно пишет обращения с просьбой записать ее на прием к главе, но в ответ ей приходят отписки из департамента образования с советами обратиться в центр занятости и найти работу. По словам психолога, депутаты и чиновники из правительства ее упорно игнорируют – например, ответственная за образование и социалку Ольга Тимофеева упорно проходит мимо. Игнорируют ее в большинстве своем и журналисты.

«Журналисты не подходят вообще, хотя раньше иногда интересовались. Когда по понедельникам выходят девочки с плакатом за «отставку ОПГ Овсянникова», журналисты из местных СМИ регулярно к ним подходят – пишут и снимают. Наши журналисты, которые раньше все время писали о несправедливости, теперь стали депутатами законодательного собрания. И что, они будут теперь писать о таких, как я?» – вздыхает Полищук. Она обещает начать голодовку, если Развожаев так и не примет ее в ближайшее время. Кстати, СМИ, которые активно интересуются пикетами против «ОПГ Овсянникова», в большинстве своем принадлежат соратникам Алексея Чалого.

«Мы вас забыли в России»

Раньше рядом с Александрой Полищук стояла еще одна социальная пикетчица – многодетная мать Антонина Колобова. Ее история тянется еще с 1980-х годов. Тогда женщина, родившая четверых детей, вместе с мужем-подводником жила в коммунальной квартире – вшестером в одной комнате размером 16 квадратных метров, на 17 семей ванная и кухня. В льготную очередь ее поставили, но личное дело квартирного учета загадочным образом исчезло, и оказалось, что жилье ей не положено. Тогда ее принял, как она говорит, сам генсек Юрий Андропов, пообещал разобраться.

При Украине заниматься семьей российского военного, который умер от рака желудка, пищевода и головного мозга, никто в Севастополе не хотел – на личном приеме у очередного начальника ей сказали: «Мы вас забыли в России». Пришла новая эпоха, но ситуация не изменилась. В июне 2016 года женщина поехала в Москву, где стояла на Красной площади с плакатом. Ее принял пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков, который обещал решить проблему, дать указание прокуратуре и губернатору разобраться в вопросе. За два года не разобрались.

«Сейчас мы живем вшестером в квартире жилой площадью 36 «квадратов» – я, два сына, невестка и мои внуки. Еще два сына и дочь ютятся на съемных квартирах. Моим сыновьям, которые работают в институте, руководство обещало выделить землю под постройку, только нужна была бумага, что мы не стоим на очереди. А начальник горжилуправления дала бумагу, что стоят на очереди вместе с мамой, и все, с землей мы пролетели. А законы такие – если многодетная мама стоит на очереди, то дети стоят вместе с ней, хоть они и взрослые. И все, замкнутый круг», – рассказывает Антонина Полищук.

Колобовой, в отличие от Полищук, повезло больше – врио губернатора Михаил Развожаев ее заметил и принял. На личном приеме пообещал вопрос с предоставлением льготного жилья решить в кратчайшие сроки. Правда, через месяц сообщил, что пока быстро решить проблему не получится, она сложная. Но Антонина Павловна ему верит, как верила Андропову и Пескову: говорит, человек хороший. И ждет.

Все знают, кто стоит за пикетами

В отличие от пикетов социальных, которые проходят тихо и незаметно для общественности, пикеты с политическими требованиями вызывают активный отклик в СМИ. Например, художник Виктор Чижов прославился плакатом про людей с руками, прикрепленными не в том месте, и пожелал им уйти «вон из правительства!». Его творчество заметил и оценил сам Развожаев. И даже захотел купить произведение, но оно оказалось поврежденным то ли сотрудниками ГБУ «Парки и скверы» (по версии художника), то ли неизвестными лицами (по версии правительства).

Особую активность пикетчики проявляли в 2019 году, это стало своеобразным трендом и даже мемом Севастополя. Сначала были требования убрать Овсянникова. Например, автор видеоблога «Камни с неба» и верный член команды Алексея Чалого Алексей Процко зимой стоял с плакатом «Азъ есмь царь», где Овсянников был изображен с короной на голове. На плакате также были перечислены «грехи» главы города, а он сам назван «врагом Севастополя». Но эксперты говорят, что эти пикеты не сыграли никакой роли в отставке Овсянникова.

Потом стали проводить пикеты с требованием допустить к участию в парламентских выборах снятые партии и кандидатов. Перед избиркомом стояли по очереди члены «Партии дела». Все тот же Процко, который числился шестым номером в списках партии «Родина», снятой с предвыборной гонки, с решением избиркома не согласился и в июле объявил шестидневную голодовку перед зданием правительства Севастополя. Почему перед зданием правительства, а не избиркома, неизвестно. Но акция, которая не принесла никаких результатов, широко освещалась в СМИ, подконтрольных Чалому.

«Все, кто отвечает за внутриполитический контур в правительстве Севастополя, прекрасно понимают, кто стоит за этими пикетами. Если вы посмотрите на личности и персоналии, то увидите, что это все люди, косвенно поддерживающие риторику группы Чалого. Мы видели этих же людей, например, в защиту Матросского бульвара. В последнее время они массово пошли на одиночные пикеты. Может быть, они даже не знают, что ими манипулируют. А вообще практика искренних протестов одиночных, если проблема не высосана из пальца, что у нас в Севастополе любят политические лидеры применять, заслуживает внимания. Они в любом случае имеют эффект», – считает политтехнолог Сергей Михайлюк.

Теперь перед правительством по понедельникам в карауле по очереди стоят женщины, желающие убрать «ОПГ экс-губернатора Дмитрия Овсянникова». Звучат конкретные фамилии неугодных чиновников: Моложавенко, Кирпичников, Рязанцев, Волосенко, Захаров, Самойлов, Вавилов, Серов, Федяков. Федяков возглавляет ГБУ «Парки и скверы», сотрудники которого, по словам Чижова, порвали его плакат. А Александра Моложавенко, к слову, недавно задержали по ст. 286 УК РФ («Превышение должностных полномочий»).

Иногда их ряды разбавляют другие пикетчики – например, против пыли и захламления армейского леса или реконструкции Херсонеса. Недавно отметился гражданин с плакатом против жилой застройки на мысе Хрустальном.

Напомним, на мысе по поручению президента Владимира Путина за 25 млрд рублей строят масштабный культурный кластер, аналогов которому нет в Крыму. Здесь будут музейный, театрально-образовательный и киноконцертный комплексы с парком и театром оперы и балета. Против проекта пошливойной, подключив СМИ и подконтрольных общественников. Особенно активно выступали Михаил Чалый, анонсировавший массовые протесты против застройки мыса (их, правда, не произошло), и Вячеслав Горелов.

«Одиночные пикеты не отражают ни в целом ситуацию в регионе, ни уровень протестных настроений. Нельзя по ним судить и о численности активных граждан, которые готовы выйти с протестами другой формы. Если проблема злободневная и волнует большое число граждан, то они каким-то образом организуются. Вообще, одиночные пикеты малодейственны, только если они не носят массовый характер – например, если выходят десятки или сотни человек в разных точках региона, но это уже другая история. Если одиночные пикеты активно освещаются подконтрольными какой-то группе СМИ, то люди защищают интересы этой группы, а не общества. Они просто работают на определенных людей», – считает руководитель филиала Фонда развития гражданского общества (ФоРГО) Наталья Киселева.

Фото: ФедералПресс / Оксана Порицкая

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе новостей дня.
Теги
пикет
Присоединяйтесь к нам
Версия для печати
Загрузка...
Комментарии читателей
9
comments powered by HyperComments
Telegram 1