Общество
  1. Общество
Общество
Ульяновская область
0

«Школьники боятся ЕГЭ, а учителя – родителей». Педагог о современном образовании в школах

В настоящее время даже опытному учителю сложно разобраться, что требуют от него в этом году
В настоящее время даже опытному учителю сложно разобраться, что требуют от него в этом году

К празднику, который отмечают в нашей стране 5 октября, Мария Александровна Степанова относится скептически. День учителя у нее каждый день! Она преподает русский язык и литературу в ульяновской школе № 72 и уверена, что иначе ее жизнь не могла сложиться. Корреспондент «ФедералПресс» поговорил с опытным педагогом о тайнах профессии, разнице традиционного и современного подходов к обучению и настоящей ученической преданности.

«Желание хорошо сдать ЕГЭ есть не у всех»

Сейчас бытует мнение, что учителю русского языка и литературы стало проще – готовь учеников к ЕГЭ, и все. Мария Александровна Степанова с этим категорически не согласна. Раньше в школе она видела четкость, стройность и систему. В настоящее время даже опытному учителю сложно разобраться, что требуют от него в этом году.

экспертное мнение
Елена Сыркина
07.10.2020, 14:18

«Не сидите с ребенком, не дублируйте педагога». Эксперт о переходе школ на дистанционку

«На самом деле готовить к ЕГЭ целый класс – а то и не один! – сложно. У нас по программе в 11 классе всего два часа в неделю на русский язык и литературу. Это ничтожно мало! За это время качественно подготовить детей к экзаменам невозможно. А если еще программу выполнять, когда с детьми заниматься? У выпускников обычно огромная загруженность и без этого, они все ходят на дополнительные занятия, к репетиторам, на кружки и секции. Лично я стараюсь не натаскивать детей к ЕГЭ, а поднимать весь пласт знаний. Ведь чтобы выполнить некоторые задания в ЕГЭ по русскому языку, необходимо вспоминать то, что проходили в 5-6 классе. Если в 6 классе ребенок не усвоил причастие и деепричастие, практически бесполезно биться с ним, когда он уже выпускник», – поясняет Мария Александровна.

Она уверена, что все зависит от конкретного педагога, как он справится с самой разной нагрузкой. К примеру, девятиклассников нужно подготовить к ОГЭ, трем видам сочинений, изложению, итоговому собеседованию. Одиннадцатиклассников – к ЕГЭ и итоговому сочинению. Однако, как считает педагог, в корне в образовании за последние годы мало что изменилось.

«Ничего особо нового в последние годы в образовании не появилось. Проектная деятельность, ФГОС – все это мы делали и в 1990-е годы. Просто не называли так и не было структуры. Я согласна, что мы должны давать детям больше самостоятельности, развивать их мышление. Со своими учениками мы и в 90-е устраивали самые разные форматы уроков. Например, с одним классом в 1990-х создавали проекты «Женские образы в русской литературе XIX века» и «Мужские образы в литературе XIX века», где анализировали героев произведений», – рассказывает учитель.

Реальной проблемой современной школы она считает нежелание сдавать ЕГЭ и даже страх перед экзаменом у старшеклассников.

«У детей нет особого желания сдать хорошо ЕГЭ. Они думают, что родители их все равно пристроят. Практика показывает, что с каждым годом дети все больше боятся сдавать ЕГЭ, поэтому переходят в колледжи после 9 класса. Все чиновники с недавних пор начали призывать школьников осваивать рабочие профессии. Но в Ульяновске таких колледжей катастрофически мало. На мой взгляд, нужно снова открывать ПТУ в селах и районных центрах, тогда, может быть, молодежь не будет так активно уезжать в города. У меня слабенькие ученики хотели поступить в колледжи, но им банально не хватило мест. Пришлось идти в 10 класс, и остался страх перед сдачей ЕГЭ», – говорит педагог.

По ее словам, школьники сильно изменились после дистанционного обучения и долгих каникул из-за пандемии коронавирусной инфекции. Дошло до того, что ученики старших классов стали стесняться говорить, отвечать на уроках. Им кажется, вдруг они не то скажут. В сентябре педагогам пришлось заново проходить со школьниками то, что нужно было выучить в конце прошлого года. Теперь они опасаются: если вновь введут дистанционку, дети совсем разучатся учиться.

«Школа – это проверка на прочность»

«Такое ощущение, что нас решили проверить на прочность: кто останется работать в школе в сложнейших условиях. Молодые педагоги не хотят идти в школу. Порой их не устраивает зарплата, которую можно получить, справившись с большой нагрузкой. Нагрузки многие не выдерживают. А мы разочарованы тем, как педагогические вузы готовят студентов: много теории и крайне мало практики. Они не понимают, что такое настоящая школа. Мне кажется, надо сразу после третьего курса начинать работать. Современные студенты идут в педагогический, чтобы веселиться и заниматься общественной жизнью, как мне кажется», – признается Мария Александровна.

Тем не менее в 72-ю школу часто приходят молодые педагоги, учителя русского языка и литературы начинают работать с Марией Степановой. Ей нравится делиться опытом, она не считает, что то, чего она добилась за долгие годы, – какая-то лично ее тайна или заслуга. У молодежи она учится обращаться с новыми технологиями. Ведь интернет-образование, онлайн-уроки и даже общение в мессенджерах пожилому учителю освоить достаточно сложно.

«Все молодые учителя сейчас боятся детей и их родителей. В качестве родителей сейчас уже выступают дети, рожденные в конце 80–90-х. У меня одна ученица поступила в педагогический и сама решила пойти работать в школу, еще будучи студенткой. Ее взяли на должность вожатой. Однажды ее серьезно обидели в одной из родительских групп в мессенджере. Одна мама грубо обругала ее за неопытность. Девочка позвонила мне в слезах. Она была просто в шоке от родителей. Один-два таких скандальных родителя отбивают желание молодежи работать в школе», – делится педагог.

Изменились в настоящее время и сами ученики, стали более раскрепощенными, к учителям относятся потребительски.

«Мне кажется, школы отчасти должны сами заботиться о преемственности в педагогической профессии. Среди старшеклассников необходимо искать талантливых учеников, которые хотели бы стать педагогами, и давать им целевые направления. Университет должен подписывать некие документы, контракты: если ты учишься на бюджете, будь добр отработай в школе. Если просто хочешь получить высшее образование, но педагогом не работать, плати за учебу. Мне кажется, это было бы правильно. А иначе, боюсь, у нас не экономический кризис наступит, а кризис в образовании», – говорит Мария Александровна.

Фото: ФедералПресс / Евгений Поторочин, фото из личного архива Марии Степановой

Добавьте ФедералПресс в мои источники, чтобы быть в курсе новостей дня.
Версия для печати
Twitter 1