Общество
  1. Общество
Общество
Сахалинская область
0

На крючке: почему коренные народы Дальнего Востока остаются без рыбы

Многие общины КМНС живут исключительно за счет рыбалки
Многие общины КМНС живут исключительно за счет рыбалки

Рыбалка для дальневосточных аборигенов – традиционный промысел и фундаментальное право, прописанное в законе. Дары моря приносят им и пищу, и заработок. На практике коренные народы часто сталкиваются с запретами и ограничениями на добычу рыбы. Чаще всего проблемы им создает государство. Кто отбирает право на рыбалку у аборигенов и как они с этим борются, выяснял корреспондент «ФедералПресс» на Дальнем Востоке.

Суд да дело

В мае сахалинская родовая община нивхов «Наньво» отсудила у государства более 28 миллионов рублей за сорванную путину. Представители коренного малочисленного народа подали иск в суд на Росрыболовство и Минфин РФ. Причина более чем серьезная: в 2020 году нивхов оставили без участков для рыболовного промысла.

Нивхи – коренной малочисленный народ, представителей которого можно встретить в Хабаровском крае и на севере Сахалина. В общей сложности их осталось 4,5 тысячи человек. Половина из них живет на островах.

Живут нивхи рыбалкой, это их единственный источник дохода; для них рыба и пища, и валюта, а порой даже одежда. За год они могут наловить до 150 тонн лососевых. На количество влияет много факторов: в какой-то год в море рыбы полно, в другой – едва ловится. Или один рыбак опытнее, удачливее соседа: к такому кета и горбуша сами идут. Тем не менее, добыть рыбу можно всегда – если нет искусственных препон. Как, например, это случилось в 2020 году.

Тогда нивхи не смогли принять участие в сезонной путине и поймать положенное им количество кеты и горбуши. За год до этого Росрыболовство не стало заключать с ними договор на предоставление участка. Причиной стала ошибка в документах. В 2019 году Минсельхоз в очередной раз усложнил порядок заключения договоров пользования рыболовным участком, что и стало причиной проблем. Свою правоту нивхи смогли отстоять в суде. Суд с ними согласился, присудив компенсацию в 28 миллионов рублей.

Случай уникальный – КМНС очень редко выигрывают в подобных судебных спорах. Причина банальна: на качественные услуги юристов у них просто нет денег. А порой аборигенам не хватает упорства, чтобы бодаться с государственной машиной. Поэтому пример нивхов для других общин имеет огромное значение.

Квот много, рыбы мало

Руководитель регионального общественного движения «Союз коренных народов Сахалина» Светлана Санги называет решение суда беспрецедентным. Однако проблем, с которыми коренным народам приходится сталкиваться, все еще много. К примеру, на прошедшем в апреле этого года съезде КМНС представитель движения попросил главу Росрыболовства Илью Шестакова отменить для коренных народов пропускные дни – дни во время путины, когда рыбу ловить запрещено. Делается это для того, чтобы хотя бы часть рыбы добралась до нерестилищ.

«Приезжая на традиционный промысел, люди по несколько дней не могут ловить рыбу, им запрещено. При этом, когда становится можно, вдруг начинается шторм. Из отведенных месяца-полутора хорошо если пять дней удается порыбачить», – рассказала Светлана Санги «ФедералПресс».

Шестаков, к слову, пообещал проследить за ситуацией, но предупредил: зависеть все будет от количества рыбы.

К слову, в последние годы лососевых в дальневосточных водах действительно становится все меньше. Глава ассоциации коренных и малочисленных народов Севера Хабаровского края Любовь Одзял говорит, что происходит это из-за неконтролируемого вылова. Пока рыбаки добывают ценный ресурс в низовьях рек, в верховьях ее почти не остается. Для аборигенов, основу рациона и экономики которых как раз и составляет красная рыба, такая ситуация критична. Несмотря на то, что члены КМНС находятся в приоритете на получение квот, рыбачить они могут лишь на определенной территории – в местах традиционного промысла того или иного народа. Но варианты решения проблемы есть.

«Например, можно на какое-то время приостановить промышленный лов и разрешить лишь традиционное и любительское рыболовство. Это стало бы своеобразным компромиссом», – считает Любовь Одзял.

Новые аборигены

Нехватка рыбы и проблемы с Росрыболовством – не единственная серьезная проблема КМНС. Зачастую их законные уловы отбирают нечистые на руку бизнесмены, причем вполне легально. В законодательстве есть прореха, которая позволяет включать в члены общин кого угодно. Этим пользуются и некоторые рыболовы. Они подают заявки на вылов ценных морепродуктов (например, крабов) даже там, где это не считается традиционным промыслом.

«В ряде регионов Дальнего Востока такая проблема есть. Законодательство разрешает регистрировать общину и включать в нее представителей других национальностей. Они под видом коренных рыбачат по квотам. Некоторые даже председателями общины становятся», – говорит Светлана Санги.

Она уточнила: такая ситуация допустима, если дело происходит в семейно-родовой общине, где один из супругов другой национальности, но ведет такой же образ жизни, как и коренные народы. Но речь, конечно, о других случаях.

Ярким примером является ситуация в Амурском районе Хабаровского края. Численность членов общин здесь стабильно составляет 3400 человек. Однако в 2020 году заявок на квоты подали аж 7000 аборигенов. Очевидно, что примерно половина из них, скорее всего, «липовые». В проигрыше опять-таки остаются настоящие коренные жители.

Впрочем, кейс с нивхами показывает: при должном старании аборигены вполне могут защитить свои интересы в суде. Другое дело, что каждый год им создают все новые сложности.

Фото: raipon.info,49gov.ru

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе новостей дня.
Версия для печати
Комментарии читателей
0
comments powered by HyperComments