Экономика
  1. Бизнес
  2. Экономика
Экономика
Москва
0

Александр Дрозденко рассказал, почему сейчас важно развивать «Белорусский порт» в Ленобласти

Интервью
Глава Ленобласти ответил на вопросы журналиста

ПМЭФ-2022 собрал на одной площадке практически всех губернаторов регионов. Губернатор Ленобласти Александр Дрозденко в совместном интервью деловому изданию «Ведомости» и РИА «ФедералПресс» рассказал о проекте «Содружество», развитии «Белорусского порта», а также поделился информацией о перевалке грузов в Ленобласти.

Александр Юрьевич, расскажите, какие сейчас приоритетные проекты для Ленобласти?

— Сначала я бы хотел сказать о проекте «Содружество». Это проект, к которому мы шли больше года. На самом деле, этот проект сегодня очень важный. Зерновой терминал важен вдвойне. Сегодня зерно это не только экономика, это и политика. Конечно, иметь собственный российский терминал на западе страны, на Балтийском море, для России очень важно. Это даже важно не в связи с отгрузками в Европу, это важно с отгрузками по миру. Это не только отгрузки на экспорт, но и импорт. Мы же очень много импортируем фуражного зерна, продукции для того же скота или птицы. Мы, например, животноводческий регион. У нас баланс отрицательный по зерну, именно по фуражному зерну. Как раз через «Содружество» мы этот отрицательный баланс восполняем.

Как вы видите развитие «Белорусского порта»?

— Что касается белорусской стороны, мы предложили им рассмотреть два варианта развития ситуации. Первый вариант: мы совместно с собственниками ряда терминалов предложили посмотреть терминалы, которые уже построены либо находятся в завершающей стадии, как точки для временной перевалки белорусских грузов.

Мы все-таки понимаем, что нашим друзьям, нашим партнерам, важно отгружать здесь и сейчас и очень быстро, а строительство любого терминала занимает два года. Даже самые жесткие условия и прямое финансирование – полтора года, а надо работать сегодня. Я думаю, что ситуация разделится на два этапа: первый – использование существующих, например, портовой мощности Усть-Луги для отгрузки белорусских грузов, и параллельно будет идти стадия изыскания, проектирования того участка, того терминала, который впоследствии превратится в портовый терминал.

Мы подобрали несколько земельных участков, мы их предложили. Все участки – в районе Усть-Луга. Часть из них входит в портовую зону, часть из них за портовой зоной Усть-Луги, но на границе это может легко поправить постановление правительства РФ, там соответствующие глубины. Мы понимаем, что нужны глубины панамаксы, т.е. глубины от 15 метров. Их вполне можно там получать с небольшими затратами, т.е. все равно углубительные работы нужно проводить. Сейчас полностью ход за белорусской стороной. И мы сегодня эту тему обсуждали на узкой встрече. Я думаю, что решения будут приняты в ближайшие дни.

Ленинградская область не участвует финансово в проекте, наша задача – обеспечить земельный участок, оформить разрешительные документы и помочь в получении необходимых технических условий. Это то, что мы понимаем как свою зону ответственности. Все, что касается инвестиций: инвестиции будут разными, они могут быть государственными, частными, естественных монополистов, например, точно понадобятся инвестиции РЖД, это расширение станции, строительство новых подъездных путей. Конечно же, это энергетики, которые должны будут строить новые энергетические мощности для обслуживания порта. Наверное, это и газовщики, которые также должны будут подвести по необходимости какие-то коммуникации в виде гарантированных поставок газа. Важнее всего – энергетика и железная дорога.

Белоруссия никогда не скрывала объем грузов, которые они хотели бы переваливать. Цифра называлась порядка до 30 млн тонн, сюда входят и минеральные удобрения, и нефтепродукты, продукция нефтехимии. Это тот объем, который в принципе позволяет иметь собственный терминал, который будет работать успешно и окупаться. Это тоже немаловажно.

У белорусской стороны есть даже не одно юридическое лицо. Как они будут работать, какой выберут окончательный результат и схему, решать им. Думаю, что в июле мы будем знать все окончательные решения и понимать. Есть стандартные цифры для строительства терминала такой мощности, это от 32 до 40 млрд рублей в инвестициях – тот минимум, чтобы порт получился.

Александр Юрьевич, а как обстоят дела с перевалкой грузов в области?

— Я могу открыть статистику, мы сегодня обсуждали итоги пяти месяцев Октябрьской железной дороги. Так вот, объем грузов, который был перевезен в портовые комплексы Ленобласти, выше за пять месяцев уровня прошлого года. Статистика связана с тем, что часть грузов металлургических компаний переориентирована. Это и окатыши, и руда, и сегодня один груз отгружается из порта Усть-Луга, поэтому объем грузоперевозок не сократился. Сегодня активно переваливаются минеральные удобрения, активно переваливаются нефтепродукты, причем их объем увеличился, отгружается уголь. Да, мы видим, что этот рост связан с запасами. Европейцы, приняв решение о введении санкций, сейчас делают для себя запасы. Они закачивают газ в газовые хранилища, также они увеличили закупки угля и нефтепродуктов, того же мазута, в целом нефти, для того, чтобы иметь запасы.

Если мы и будем ожидать снижение объемов перевалки, то скорее всего ближе к сентябрю. Хотя сентябрь покажет. Я еще раз хочу сказать, что есть политические решения, а есть экономические. Не всегда политические решения совпадают с экономическими.

Точно знаю, что значительно упал объем контейнерных грузов, здесь очень много причин, мы видим, что баланс держится только за счет того, что увеличился экспорт, импорт сократился, причем значительно. Если бы не рост экспорта по сырью, конечно, сальдо было бы отрицательным, пока мы его не видим. По итогам года будем смотреть, будет ли падение. Мы бы хотели, чтобы падения не было вообще, или оно бы составило 2–3 %. Это то, что для нас оптимально, но здесь, думаю, никто точный прогноз не даст.

Мы должны понимать, что когда говорим о прекращении поставок морским транспортом, мы говорим о поставках в Европу. Сегодня надо говорить не о том, что не были сориентированы поставки из Приморска, а о поставках нефтеналивными танкерами в Европу. Там ходили большие танкеры по 180 тысяч тонн измещения, и они ходили и в Африку, и в Азию, и в Америку. Я думаю, как они ходили, так и будут дальше. То, что Европа не пустит наш танкер на дозаправку – найдем другие способы, можно заправляться на рейде. Не надо забывать, что есть разные флаги, вариантов много. Сегодня не свести баланс без российской нефти, все это прекрасно понимают и об этом говорят. Не думаю, что будет провал по отгрузке. Мы почему-то тоже зомбированы – вот, Европа не будет покупать судами нефть. Европа судами очень мало покупала нефти, у нас для этого были построены нефтепроводы.

У нас упал импорт, возрос экспорт и поменялась экспортная карта. К сожалению, больше сегодня идут продажи сырья, меньше продажи готовой продукции, готовых изделий. Хотя сейчас этот объем восстанавливается, потому что у нас есть отгрузки продукции, которые традиционно отгружали – продукция машиностроения, строительства, продукция резинотехнических изделий и многое другое. Здесь было падение, но сейчас оно восстанавливается, потому что спрос на продукцию есть.

Фото: ФедералПресс / Татьяна Буторина

Сюжет по этой теме
4 мая 2022, 11:18

ПМЭФ-2022

Подписывайтесь на ФедералПресс в Яндекс.Новости, Google News, а также следите за самыми интересными новостями в Яндекс.Дзен. Все самое важное и оперативное — в telegram-канале «ФедералПресс». Также присоединяйтесь к нам в соцсетях: мы есть в Telegram, ВКонтакте, Одноклассниках и Twitter.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе новостей дня.
Версия для печати